Директор-Инфо №12'2008
Директор-Инфо №12'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Выборы в Америке: черно-белый боевик

Материал подготовил Владимир Богданов

Америка определила финал президентской гонки. В борьбе за избирателя сойдутся два кандидата: заслуженный ветеран, неоконсерватор Джон Маккейн и молодой чернокожий республиканец с кенийскими корнями Барак Хусейн Обама.

Подобного выбора Америка не знала ни разу. Представить себе чернокожего президента до недавних пор рисковали лишь сценаристы фантастических фильмов. Это казалось вопросом далекого будущего для страны, в которой Акт о гражданских правах, отменивший расовую сегрегацию, был принят лишь в 1964 году. Теперь же, после выхода из предвыборной гонки Хиллари Клинтон, шансы Барака Обамы стали более чем реальны. Маккейн — опытный прагматик, а Обама — звезда и символ перемен. В отношении России оба оставшихся кандидата пока высказываются резко — так было всегда, таковы законы жанра, поэтому не стоит придавать этим заявлениям излишнего значения. Намеки на то, как на самом деле изменятся российско-американские отношения, следует искать глубже: это скорее вопрос мировоззрения кандидатов. Чьи же взгляды нам больше пойдут на пользу: Маккейна или Обамы?

Алексей Арбатов, член-корреспондент РАН, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН:

Я симпатизирую Обаме. Это молодой человек, не зараженный стереотипами и взглядами холодной войны. Он понимает, что мир вне США очень разнообразен и богат и что другие страны и народы могут иметь свои собственные интересы и взгляды на проблемы. С этими странами надо договариваться, а не навязывать им американский вариант. Кроме всего прочего, Обама в значительной степени ориентирован на внутренние проблемы США. Думаю, что в качестве президента США Обама будет гораздо лучшим партнером для президента России Медведева, чем Маккейн, который Медведеву годится в отцы и будет мыслить совершенно в других категориях и плоскостях, особенно судя по его предвыборным высказываниям.

Independent:

По имеющейся информации предсказать будущее президента Обамы почти невозможно. Если он победит, то от него будут ждать очень многого, при том, что известно о нем крайне мало. Ему будет 47 лет, и он придет в Овальный кабинет, будучи на шесть лет старше Джона Кеннеди в 1961 году. В то же время он провел всего три года в американском Сенате, а Кеннеди был сенатором восемь лет и до этого — конгрессменом.

Таким образом, нужно оценивать прошлое Обамы. Не просто тот факт, что он работал в трудном районе Саут-Сайд в Чикаго, и не то, что он черный. Что действительно отличает Обаму — так это то, что частично он не американец вовсе. У кого еще из кандидатов в президенты отец иностранец? Кто еще часть своего детства провел (даже шепотом страшно сказать) в мусульманской стране, Индонезии, а затем переехал на Гавайи — в самую удаленную часть США?

Это не значит, что у него больше знаний о мире, чем у Джона Маккейна, который не одно десятилетие занимался вопросами национальной безопасности. Но это значит, что он лучше Маккейна (не говоря уже о Буше) сможет понять, что другие страны думают об Америке, и потому будет лучше сознавать их опасения. Президент Обама не станет приносить в жертву национальные интересы США, но он может по-другому представлять себе, в чем заключаются эти интересы.

Дипломатии станет отводиться большая роль. Государственный департамент вернет себе влияние во внешней политике, которое при Буше перешло к Пентагону. Стоит ожидать, что США станут более тесно сотрудничать с ООН и другими международными организациями по таким вопросам, как борьба с распространением ядерного оружия, бедностью и климатическими изменениями. Но сейчас Обама в первую очередь стремится выиграть выборы. Потому-то на отвороте пиджака он носит значок с американским флагом, чтобы доказать свой «патриотизм», резко критикует Иран и делает реверансы в сторону Израиля.

Journal of International Law:

Всех кандидатов в президенты соблазняет идея возвестить о новой холодной войне с Россией. Сенатор Маккейн, по-видимому, одобряет ухудшение американо-российских отношений. «Я знаю Путина, — сказал он. — Я заглянул ему в глаза и увидел три буквы: КГБ».

…Поощрение диалога — фирменная идея сенатора Обамы в отношении внешней политики США. Вполне логично, что он наиболее рьяно из всех кандидатов призывает совместно с Россией принять меры для кардинального сокращения ядерных арсеналов обеих держав. Эта концепция отказа от ядерного оружия, о которой Рональд Рейган и Михаил Горбачев едва не договорились в Рейкьявике в 1986 году, в последнее время поддерживается видными представителями обеих партий, в том числе Генри Киссинджером, Джорджем Шульцем и Сэмом Нанном.

Сенатор Обама также предложил всесторонне оценить все положительные стороны системы противоракетной обороны прежде, чем спешно размещать ее. Он не выдвигал принципиальных аргументов против этого плана как такового, но, по-видимому, обращает внимание на то, какое беспокойство вызывает программа ПРО у наших западноевропейских союзников. Сенатор Маккейн громогласно высказывался по вопросу распространения ядерного оружия в неядерных государствах, но идею сотрудничества с Россией не обсуждал. В 1999 году сенатор Маккейн голосовал против ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия, который ратифицировали Россия и все наши европейские союзники. Маккейн, несомненно, поддерживает идею ПРО. Он сказал: «Мне все равно, какие аргументы выдвигает против нее Путин».

Сейчас самое время для того, чтобы внести струю обновления в американо-российские отношения. Преемник, которого президент Путин подобрал себе лично, Дмитрий Медведев, высказывается в менее задиристом тоне, чем его предшественник. Кроме того, несмотря на подлинные разногласия, есть много сфер, где интересы пересекаются. Терроризм и геополитическая нестабильность на Ближнем Востоке чреваты для России не меньшим уроном, чем для Америки. И Медведев, и Обама молоды, и в прошлом оба преподавали юриспруденцию. Если Обама будет избран, то он и Медведев, возможно, сумеют отойти от риторики холодной войны и выстроить конструктивные отношения на основе принципов, которые их роднят.

Дмитрий Медведев, из выступления на XII Петербургском международном экономическом форуме:

…Отмечу, что развернувшиеся на наших глазах кризисы — финансовый кризис, рост цен на природные ресурсы и продовольствие, а также ряд глобальных катастроф — ясно показывают, что система глобальных институтов управления не соответствует стоящим перед ней вызовам. Наблюдается своего рода вакуум институтов, когда отсутствуют международные площадки, ответственные за решение тех конкретных проблем, которые являются на сегодняшний день самыми острыми.

Иллюзией оказалось представление и о том, что одна страна, даже самая мощная, может взять на себя роль глобального правительства. А глобальные институты управления, отвечающие за финансовую политику, фактически не имели рычагов влияния на стратегии, реализуемые участниками рынка.

Могло ли быть иначе в ситуации, когда основной удар пришелся по их главному акционеру, — это вопрос скорее риторический. Более того, именно несоответствие формальной роли Соединенных Штатов Америки в мировой экономической системе ее реальным возможностям и было одной из центральных причин текущего кризиса. Сколь ни был бы велик американский рынок и сколь бы надежна ни была американская финансовая система, они не в состоянии подменить собой глобальные товарные и финансовые рынки.

…Превращение Москвы в мощный мировой финансовый центр, а рубля в одну из ведущих региональных резервных валют — вот это ключевые составляющие, призванные обеспечить конкурентоспособность нашей финансовой системы, и соответствующий план действий будет принят уже в самое ближайшее время.

Financial Times:

…Президент России Дмитрий Медведев возложил основную вину за нынешний финансовый кризис на США и американские банки. Он высказал мнение, что определенную роль в поиске путей выхода из этой ситуации должна сыграть Россия.

Высказывания нового российского президента являются более мягким (и лишь применительно к экономической сфере) воспроизведением критических заявлений его предшественника Владимира Путина о попытках США доминировать на мировой арене.

По словам некоторых руководителей компаний, этот форум показал, что Россия снова становится ведущей экономической державой.

«После встречи с президентом Медведевым всякий раз сложно отделаться от ощущения, что Россия со временем будет играть все более важную роль как экономическая и политическая сила и станет ведущим государством мира», — сказал президент и директор по производственным вопросам компании Coca-Cola Мухтар Кент. Он был среди 90 глав компаний, которые в субботу вечером присутствовали на часовой встрече с президентом России.

Впрочем, фоном для состоявшейся в выходные во втором городе России конференции послужил громкий конфликт между акционерами ТНК-ВР, совместного англо-российского нефтяного предприятия. Если Россия желает расширять объемы внешних инвестиций, говорили некоторые управляющие-иностранцы, ей следует культивировать уважение к законам.

«России следует... совершенствовать судебную систему, — сказал на заседании по энергетическому сектору Рекс Тиллерсон, председатель совета директоров и президент Exxon Mobil. — В сегодняшней России никто не верит в законность... [Такая вера. — Ред.] появится только после истинных достижений».

The Telegraph:

Только 15 процентов жителей Франции, Италии, Германии, Великобритании и России хотели бы видеть на посту президента США Джона Маккейна. Помимо этого, опрос продемонстрировал антиамериканские настроения в мире: 56 процентов опрошенных в России считают, что США олицетворяет «силы зла». В России Барака Обаму поддерживает 31 процент опрошенных, Маккейна — 24 процента. Во Франции Обаму поддерживают 65 процентов опрошенных, а в Германии 67 процентов. При этом всего 6 процентов немцев готовы поддержать Маккейна. Лучше других к Америке относятся итальянцы. 70 процентов опрошенных итальянцев проголосовали бы за Барака Обаму, если бы могли.

Сильвио Берлускони, председатель Совета министров Италии:

Я не могу не объявить о моем персональном, очень персональном предпочтении республиканскому кандидату. Если будет избран Маккейн, я не буду самым старым на саммите «Большой восьмерки». Маккейн родился на месяц раньше меня.

Интерфакс:

Хотя среди советников Обамы — экономисты самого разного толка и его команда до конца не сформирована, основные тенденции его экономической политики уже ясны. Как рассказал директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий, Барак Обама в большей степени, чем Маккейн, протекционист, стоящий на позиции защиты американского производителя. Среди советников кандидата от демократов очень популярна идея возрождения рабочих мест через производство и новые технологии. Обама сторонник идеи возвращения части промышленного производства, которая была перенесена в азиатские страны лет 15-20 назад, обратно в США, но на новой экономической основе.

Такая политика, несомненно, приведет к столкновению интересов, прежде всего с Китаем. Это может вылиться в ограничение доступа в на американский рынок китайских товаров, например, через введение экологических пошлин (в отношении Китая позиция Обамы схожа с Маккейном). Если закрытие рынка приведет к замедлению экономического роста в Китае, опосредованно это может отразиться и на России, в виде снижения спроса на металлы и энергоносители. Тенденция возрождения американской сталелитейной промышленности скажется на позициях на североамериканском континенте российских металлургических компаний.

Михаил Делягин, руководитель Института проблем глобализации:

...США действительно имеют возможность занимать по отношению к России жесткую позицию: в их внешней торговле наша доля пренебрежимо мала, а американские инвестиции в Россию не только сравнительно незначительны, но и находятся в безопасности. Как и в переговорах по ВТО, во внешней торговле и в сфере инвестиций Россия дала США критическую часть того, что они хотели, — и в результате утратила значение.

…Маккейн жесткий и последовательный человек. Такое ощущение, что он не забыл и не простил, что был сбит во Вьетнаме, когда… стирал с лица земли жилые кварталы Ханоя, именно советской ракетой, и испытывает к нашей стране такие же личные чувства, что и Бжезинский. Тот в свое время всерьез интересовался возможностью создания атомного оружия, уничтожающего только русских, но оставляющего в живых представителей других народов. Он критикует Путина — и часто справедливо, но Путин для него лишь предлог пнуть Россию, которая для него является реальной мишенью.

...России нужен Обама. …И дело не в том, что он единственный из троих пока не позволял себе антироссийских высказываний. Само появление Обамы вызвано глубочайшим и массовым разочарованием в старом, закосневшем американском истеблишменте, с блеском доказавшим свою несостоятельность в широчайшем спектре болезненных вопросов — от Ирака до ипотечного кризиса.

Он нужен России не потому, что это единственный кандидат, не собирающийся, при всех наших недостатках, «мочить нас в сортире». И не потому, что при нем США, скорее всего, сосредоточатся на своих внутренних проблемах, почти перестав играть активную роль в мире, как при Картере, и дадут больше возможностей для реализации интересов подкрепленной нефтедолларами России. Обама нужен России потому, что он — президент обновления Америки, который в перспективе сможет повысить ее конкурентоспособность и укрепить мировой порядок, основанный на экономической, а не военно-идеологической конкуренции. Этот порядок тяжел для России, но другие возможные порядки — основанные на столкновении религиозных (не важно, иудео-протестантских фундаменталистов-«неоконов» или исламских радикалов) или этнических экспансий — из-за нашей слабости остаются для нас неприемлемыми.

Джон Маккейн, неоконсерватор, кандидат в президенты США от Республиканской партии:

Россия и США больше не являются смертельными врагами. Поскольку наши страны обладают самой большой частью ядерного оружия в мире, на нас лежит особая ответственность по его сокращению. Я полагаю, мы должны урезать свои ядерные силы до минимального уровня, который мы сочтем необходимым, и мы должны быть готовы начать новые переговоры о соглашении по контролю за ядерными вооружениями с Россией, которое будет предусматривать сокращение ядерного потенциала, и к которому я буду стремиться,

Константин Косачев, председатель комитета ГД по международным делам:

Маккейн вполне может рассчитывать на то, что Россия будет готова подыграть ему в этой партии, если он станет президентом… Если у прежнего жесткого критика России возникает реальнейший шанс войти в историю в качестве одного из творцов «Разрядки-2», почему бы ему не воспользоваться им?

Федор Лукьянов, журнал «Россия в глобальной политике»:

Маккейн выступил с очень важной программной речью по ядерному разоружению. И Маккейн, в частности, считает необходимым возобновить переговоры с Россией и так далее. В принципе это правильно и неплохо, потому что любые переговоры лучше, это некоторое налаживание атмосферы доверия и так далее. Относительно реальности ядерного разоружения я испытываю некоторый скептицизм. Потому что многие страны, включая Россию, рассматривают ядерный потенциал, имеющийся или гипотетический, как единственное средство обеспечения своей безопасности в мире, который находится в состоянии полного дисбаланса. И предыдущая американская политика очень способствовала тому, чтобы нации задумались гораздо более серьезно о ядерном оружии.

Она усиливала ощущение опасности. Самый яркий пример: Саддама Хусейна разбомбили, потому что у него ничего не было. А Ким Чен Ир сидит со своими двумя или пятью зарядами, его не трогают и не тронут. Именно потому, что у него это есть. И вот это, естественно, не способствует нераспространению. Что касается Барака Обамы, то с его внешней политикой в общем ничего не понятно. На него очень надеются в Европе, в нем видят нового объединителя этого атлантического пространства. При этом реальных оснований для этого я не вижу. Потому что Обама никогда вообще Европой не занимался. Европу он не знает. Во-первых, в силу того, что просто мало опыта, во-вторых, у него мало интереса, у него больше (в силу собственного происхождения) ориентация на третий мир или интерес к третьему миру. Он говорит о том, что он начнет разговаривать со всеми диктаторами, потому что бессмысленно грозить, надо говорить. Теоретически правильный посыл.

…Из всех диктаторов, которых он упоминает, единственный, с кем, я думаю, разговор действительно может быть перспективным, это Куба — Рауль Кастро. Потому что там тоже явно хотят уже говорить. С Ираном можно начать говорить. С Ахмадинежадом — допустим. Через 15 минут даже такой идеалист, как Обама, поймет, что бессмысленно говорить, не о чем. И что? Уйти из Ирака Америка тоже не может. Потому что неподготовленный уход — это катастрофа для всего региона, для престижа США. Короче говоря, коридор возможностей очень узок. Изменится стиль поведения, лозунги, но я, честно говоря, не вижу, почему должна измениться какая-то принципиальная база их внешней политики.

Spiegel, из интервью с Джоном Маккейном:

«Шпигель»: Какую роль будут играть Объединенные Нации? Буш постоянно игнорировал эту организацию.

Джон Маккейн: ООН всегда играла важную роль. Но сейчас нам приходится иметь дело с Россией, однозначно настроенной блокировать решения. Потому ООН должна прийти к согласию с теми демократическими странами, которые разделяют наши общие ценности и принципы.

Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, журнал «Свободная мысль»:

…Многие люди, выражающие такие жесткие взгляды (как Маккейн), столкнувшись с политической реальностью, становятся разумными и адекватными. Действующий президент Джордж Буш, когда приходил к власти, вообще ничего не говорил о внешней политике, объяснял, что его это не интересует, и вот что мы видим... В то же время Рональд Рейган, который шел к власти радикальным антикоммунистом, в действительности оказался гибким политиком.

Мне кажется, что Обама, во-первых, достаточно неопытный человек. Во-вторых, у Маккейна больше шансов на сегодняшний день, поскольку Америка не готова избрать Обаму. Несмотря на то, что опросы показывали, что у него преимущество перед Маккейном, полагаю, что в последний момент, когда люди окажутся наедине с бюллетенем, многие не станут голосовать за афроамериканца. На публике американцы говорят, что хотят перемен, но в итоге все может обернуться иначе.

Борис Макаренко, первый замгендиректора Центра политических технологий:

Вопрос, кто из двух «финалистов» (Обама или Маккейн — Ред.) лучше для России, лишен смысла. Правильнее спросить, какие риски несет для российско-американских отношений приход каждого из них в Белый дом. Конечно, оба будут действовать в рамках тяжелой, но вполне компетентной американской бюрократической машины, которая оставляет президентам не столь широкий коридор возможностей. Конечно, и Маккейну быстро расхочется исключать Россию из «Большой восьмерки», и Обаме никто не даст вывести войска из Ирака или встречаться тет-а-тет с иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом. Но личность президента особенно важна именно во внешней политике. Маккейн — родом из холодной войны и демонстрировать силу умеет только жесткостью. Обама же, как новичок в большой вашингтонской политике, будет зависеть от всего внешнеполитического бомонда и бояться шагов, которые этот бомонд расценил бы как рискованные. Правда, именно Маккейну, как «ястребу», простили бы сближение с Россией, как президенту Никсону в свое время простили поездку в коммунистический Китай. В свою очередь, именно Обама, как человек с исключительным чутьем на общественный запрос, мог бы пойти на радикально новые договоренности. Условие только одно: нужно, чтобы у следующего американского президента появился серьезный стимул переосмыслить отношения с Москвой. Шанс на это есть, и он в руках России.

Первый канал:

Книги американца Марка Твена могут стать в США настоящей редкостью. Из многих школьных библиотек их изымают по решению родительских и учительских советов. В первую очередь это касается одной из лучших — «Приключений Гекльберри Финна», про которую еще один великий американец, Хеминугэй (пока, к счастью, не запрещенный), говорил: «Это книга, из которой вышла вся американская литература».

Твена обвиняют — ни больше, ни меньше — в расизме и использовании неполиткорректного слова, хотя в то время, когда Твен писал свои книги, другого в Америке не было.

Реджина Фаден, исполнительный директор музея Марка Твена: «Из-за этого слова люди считают книгу неуважительной по отношению к афроамериканцам. Само использование этого слова вызывает споры».

Реджина Фаден не может произнести это ужасное слово вслух — как не скажет его ни один американец, если не хочет нарваться на неприятности. Итак, Марку Твену не могут простить того, что в своих произведениях, и особенно в «Приключениях Гекльберри Финна», он называет чернокожих рабов «неграми» и грубыми производными от этого слова.

Линия фронта в войне за полное разрешение или полный запрет книги проходит в миссурийском городке Ганнибал. Это город детства Сэмюэля Клеменса, будущего Марка Твена. Величие автора едва умещается в крохотном городишке. Его имя повсюду. И при таком подчеркнутом уважении к писателю — столько яростных споров.

Джо Миллер, активист афроамериканской общины города Ганнибала: «Исходя из сложности вопроса, я бы, пожалуй, сказал, что настало время запретить эти книги. Тема настолько деликатна, что из этой книги сегодня нечего почерпнуть. И от ее запрета мы выиграем гораздо больше, чем от ее разрешения».

Этой логикой руководствуются сегодня многие американские школы. Поскольку каждая школа составляет индивидуальную программу, тысячи американских детей не читают произведение, называемое вершиной творчества классика, и, возможно, даже не знают о существовании книги. И тут бессмысленно говорить, что Марк Твен был ярым противником расизма и всем своим творчеством подчеркивал равенство людей вне зависимости от цвета кожи, а «Приключения Гекльберри Финна» — главный литературный памятник борьбы за это равенство. Что поделать, если Марк Твен жил во времена, когда еще не придумали деликатное название «афроамериканцы». Он и его персонажи говорили так, как было принято тогда. Но книгу продолжают запрещать.

Die Welt:

В аналитических компаниях, занимающихся вопросами внешней политики по обе стороны Атлантики, в числе прочих рассматривают сценарий Post-American World — постамериканского мира. …Это не обязательно означает закат Америки, но наверняка — подъем всех остальных. При этом речь идет не только о подъеме Азии, но и в целом о гневе развивающихся стран, направленном против Запада. Христианство, демократия, секуляризация и права человека — ничто больше не выглядит само собой разумеющимся. История заявляет о своем возвращении. Джордж Буш несет большую долю ответственности за эту дискредитацию. Но это еще далеко не ответ.

Использована информация сайтов: www.1tv.ru; www.inopressa.ru, www.interfax.ru; www.kommersant.ru; www.newsland.ru; www.ng.ru; www.president.kremlin.ru; www.rambler.ru; www.rian.ru.