Директор-Инфо №11'2008
Директор-Инфо №11'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Инвестиции-2008: мнимые и реальные опасности

Андрей Лусников, ИА «Финмаркет»

Уже не первый месяц по Москве шепчутся: сейчас-то нормально, но к августу все «грохнется». Что именно «грохнется» и к чему готовиться — об этом «как-то туманно…» Так уж жизнь нас приучила, что без потрясений долго не бывает.

Слухи о том, что финансовой системе в скором времени предстоят потрясения, с завидным постоянством тревожат россиян, имеющих хоть какие-то сбережения. Опасности, кажется, подстерегают со всех сторон: то ли все без исключения банки рухнут в одночасье, то ли деньги обменяют на новые (но, конечно, не всякие деньги и не всем). Ну и доллары: согласно половине слухов, доллары скоро рухнут вместе с американской экономикой и будут стоить не больше, чем бумага, на которой они напечатаны. Согласно другой половине, рухнет как раз рубль — тот самый, на который все накопленные доллары недавно и были обменены.

Единый источник тревожных слухов, возникающих с завидной регулярностью, исследователи найти не могут. По одной из версий, эти слухи рождаются в недрах могущественной иностранной разведки. По другой, наоборот, их распространяют отечественные стратеги — разработчики технологий глубинной обработки массового сознания. Есть, правда, и мнение, что слухи эти являются естественным порождением информационного общества, которое имеет природную склонность к созданию и поддержке разного рода мифов.

На самом деле ряд предубеждений, к которым общество склонно, зачастую мешает нам видеть те реальные риски, которые несет нынешняя экономическая ситуация. Не надо думать, что эта склонность к предубеждениям чисто российская особенность. В недооценке именно таких реальных рисков как раз и содержится ключевая причина кризиса американской системы ипотечного кредитования, основанной на многочисленных финансовых надстройках, не позволяющих инвесторам адекватно оценивать риск инструментов. Потрясения таковы, что кризисные явления, бушующие сейчас в американской экономике, охватывают британскую экономику и, возможно, сильно потревожат экономики ряда стран Старого Света.

России кризис по американскому образцу пока точно не грозит. Зато есть другие угрозы. Ключевые макроэкономические риски в настоящее время порождаются высокой инфляцией: если бюджетные траты будут оставаться высокими, то инфляция не снизится — и тогда системная устойчивость действительно может быть потеряна.

Новые сценарии

От Всемирного банка…

В начале лета о ситуации в экономике РФ вышло два примечательных доклада: один подготовлен Всемирным банком (ВБ), другой — от МВФ.

Очень характерный факт — глубокий уровень стабильности денежной системы РФ. Он очень хорошо виден в свежем отчете Всемирного банка об экономике России, опубликованном в понедельник, 2 июня. ВБ рассматривает возможные сценарии долгосрочного развития ситуации в России в зависимости от вариантов налоговой политики — и видит существенные риски, которые, правда, в самых острых условиях (при снижении цен на нефть и при безответственной политике бюджетных расходов) могут привести к ухудшению ситуации не ранее чем в 2018 году. Все сценарии ВБ основаны на долгосрочном прогнозе цены на нефть на уровне 60 долларов за баррель, то есть вдвое ниже текущего уровня цен.

Первый, базовый, сценарий ВБ основан на текущих макроэкономических параметрах и бюджете на 2008–2010 годы. Этот сценарий предполагает, что, с одной стороны, средства перечисляются в Резервный фонд, а с другой стороны, осуществляются траты из Фонда национального благосостояния. В результате государственный долг потихоньку растет, и к концу горизонта планирования (к 2040 году), в отсутствие изменений текущей политики, получается, что Россия «съедает» все свои нефтяные средства и другие валютные активы, имеющиеся у нее в начале периода, выходя на нулевой чистый долг.

Второй сценарий предполагает рост расходов бюджета в результате политического давления; по этому сценарию, страна становится чистым должником примерно к 2018 году, а к 2040 году чистый долг вырастает до 36 % ВВП. Похожий сценарий возникает и в случае снижения налогообложения: Россия сможет за счет нефтяных доходов финансировать т. н. «ненефтяной первичный дефицит бюджета» (гипотетический бюджет, куда не включена нефтяная составляющая) лишь до 2025 года, после чего начнется накопление чистого долга, который к 2040 году достигнет 37 % ВВП.

Рекомендация ВБ — следовать бюджетному правилу постоянного дохода, когда Россия поддерживает ненефтяной первичный дефицит на уровне, не превышающем 4,7 % ВВП. В этом случае «устойчивость госбюджета не подвергается угрозе, поскольку этот уровень дефицита полностью покрывается за счет “постоянного дохода” от российских нефтяных активов», говорится в докладе. При этом сценарии чистая величина долга остается почти неизменной на всем горизонте планирования.

…и от МВФ

2 июня миссия Международного валютного фонда (МВФ) провела консультации с правительством РФ и дала оценку макроэкономической ситуации, сложившейся в России.

Тезисы миссии МВФ по результатам консультаций говорят о том, что экономический рост в стране ускоряется за счет высоких цен на нефть, масштабного притока капитала и устойчивого роста кредитования. Как следствие, обеспечивается динамичный рост инвестиций, производительности, реальных доходов и потребления.

Если цены на нефть останутся на высоком уровне и Россия не будет серьезно затронута турбулентностью на мировых финансовых рынках, МВФ ожидает, что в 2008 году темпы роста ВВП России составят 7,75 %.

МВФ констатирует, что рубль неуклонно укрепляется в реальном выражении. Однако это неизбежно, даже желательно, учитывая масштабные поступления в результате благоприятных внешнеторговых условий и повышения производительности. Сохранение высоких темпов роста в обрабатывающих отраслях позволяет МВФ предположить, что укрепление рубля не привело к серьезному снижению конкурентоспособности. В значительной степени это положение дел является результатом правильной политики налогообложения и сбережения существенной доли нефтяных доходов в стабилизационном фонде и его наследниках, которые сыграли ключевую роль в предотвращении слишком стремительного укрепления рубля.

Однако далее МВФ говорит о нарастании опасных дисбалансов и, соответственно, о рисках, которые могут возникнуть совсем скоро. Обостряется риск перегрева, видимый в удвоении темпов инфляции с прошлого года. Рост инфляции уже нельзя объяснить только повышением мировых цен на продовольственные товары и энергоносители. Негатив — в том, что темпы повышения оплаты труда существенно превышают темпы роста производительности. Налицо ужесточение внутренних ресурсных ограничений.

По оценке МВФ, инфляция может немного замедлиться во втором полугодии 2008 года в результате замедления роста мировых цен на продовольствие. «Однако это не окажет существенного влияния на внутренние инфляционные факторы. В отсутствие изменений в политике, направленных на замедление роста спроса, по нашим оценкам, к концу 2008 года темпы инфляции могут достичь 14 %», — написано в коммюнике МВФ.

Фонд рекомендует прекратить дополнительное стимулирование спроса и отступить от политики стабилизации рубля по отношению к бивалютной корзине. «Стабильность корзины приводит к избыточно стремительному росту денежного предложения и кредита. Приветствуя решимость ЦБ РФ переходить к формальному таргетированию инфляции, как только с точки зрения ЦБ для этого сложатся все необходимые условия, мы, тем не менее, считаем, что нельзя откладывать переориентацию денежно-кредитной политики таким образом, чтобы в центре ее был контроль инфляции, а обменному курсу была бы позволена большая гибкость. Откладывание ужесточения денежно-кредитной политики сейчас усугубляет риск того, что необходимость в еще большем ужесточении в будущем приведет к периоду снижения роста ВВП ниже потенциала».

В отношении долгосрочных вопросов МВФ рекомендует стимулировать инвестиции и в этой связи приветствует решимость нового правительства улучшать инвестиционный климат, внимание к судебной власти и борьбе с коррупцией. Придание нового импульса реформам гражданской службы и государственного управления также должно стать приоритетной задачей.

МВФ констатирует, что финансовая система РФ укрепилась. Отчасти такое укрепление отражает благоприятные экономические условия, но оно также является результатом совершенствования нормативно-правовой базы. Вместе с тем по-прежнему существуют некоторые риски, не в последнюю очередь связанные с быстрым ростом объемов кредитов и с сохранением фрагментарности рынка межбанковского кредитования.

Индивидуальные риски важнее?

Помимо рисков, которым подвержена экономика в целом, каждому человеку (будь он предпринимателем или частным лицом, занимающимся инвестициями как родом деятельности либо в силу необходимости сохранить сбережения) следует иметь в виду, что, в зависимости от того сценария, по которому будет развиваться экономика, у него может возникнуть ряд собственных рисков. Они будут тем сильнее, чем сильнее собственная экономическая модель будет расходиться с «общим путем».

Итак, по сути, перед экономикой (и российской, и глобальной) есть лишь два генеральных пути. Один путь — инфляционный, второй — рецессионный.

Первый путь фактически избран сейчас всем миром за счет выбора Америкой решительного денежного расширения в ответ на ипотечный кризис. Мы видим, что, пытаясь сохранить стабильность денежной системы, США снизили кредитные ставки, что привело к резкому росту цен на сырьевых рынках, пузырям на многих других рынках и росту инфляции. России инфляционная проблема касается очень сильно, ведь и в предшествующие годы из-за роста нефтяных цен в стране существовал достаточно мощный инфляционный фон. Власти не могли — и не хотели — полностью стерилизовать все деньги от нефтяного экспорта, приходившие в страну. За счет этого поддерживались высокие темпы экономического роста, но и высокая инфляция.

Россия все последнее время пыталась постепенно отойти от данной модели, постепенно приводя ставки денежного рынка в соответствие с инфляцией в стремлении снизить зависимость экономического роста от нефтегазового сектора. Но тщета этих стараний определялась глобальной экономической моделью: мир продолжал повышать спрос на энергоресурсы!

Очень может быть, что мировая экономическая модель останется инфляционной в течение какого-то времени. Какого точно — сказать нельзя, ведь реально эта модель определяется не столько уровнем ставок ФРС и ЕЦБ, сколько общей склонностью предпринимателей и потребителей тратить или не тратить деньги. Индексы предпринимательской и потребительской уверенности в Еврозоне и США вот уже несколько месяцев демонстрируют крайний негатив, но мягкая денежная политика и готовность ФРС (и Банка Англии) принять на себя банковские риски пока держат ситуацию в «инфляционном» русле.

Нынешний, инфляционный путь предполагает следующее: ставки денежного рынка остаются относительно низкими, фондовые активы подрастают в цене в среднем достаточно быстро. Как предпринимателям, так и потребителям выгодно брать кредиты в том числе и потому, что инфляция сокращает реальные выплаты по кредитам, а деньги, вложенные в дело, приносят отдачу.

Именно такими были последние годы в РФ. Процентные ставки были сравнительно низкими, а инфляция — высокой. Наиболее наглядно данная закономерность проявила себя на рынке недвижимости: выгоду от ипотеки, кажется, получают даже те, кто вошел в рынок в конце 2006 и в 2007 году, когда волна роста, казалось бы, захлебнулась.

Основной риск, который возникает в период инфляции, — высокая норма сбережения, которая осуществляется в консервативных инструментах, и потому сберегатель не успевает угнаться за ростом «окружающего пузыря». Впрочем, этот риск может реализоваться «мягко», в виде недостаточной эффектвности, медленного, да верного отставания от конкурентов, применяющих более агрессивные бизнес-стратегии. Ведь инфляция — это прилив, который, как гласит китайская поговорка, поднимает все лодки.

И в такой ситуации многим осторожным компаниям приходится нелегко, поскольку даже небольшое сокращение рыночной доли в некоторых видах бизнеса порождает цепную реакцию. Именно поэтому компаниям выгодно в такие периоды искать наиболее агрессивные стратегии, пренебрегая риском. Впрочем, для частного сберегателя такая конкуренция не слишком важна. Для него главное не оказаться в рискованных инструментах ровно в тот момент, когда ситуация начнет меняться, то есть переходить из модели инфляционной в рецессионную.

О переходе к рецессионной модели

А будет ли полноценный переход к рецессионной модели? Над этим вопросом как раз и ломают головы экономисты и политики. Раз за разом им кажется, что формула бескризисного развития найдена, однако затем оказывается, что кризис все-таки приходит, но позже: длительность периода подъема увеличивается с традиционных 4–7 лет (классический цикл) до 15–20 лет.

Определенные признаки замедления мировой экономики наблюдаются уже в 2008 году. Если ведущие мировые центробанки прислушаются к рекомендациям ОЭСР о том, что ни в коем случае нельзя далее смягчать денежную политику, то мировое замедление наступит быстрее. Зато в такой «послушности» центробанков будет и преимущество: замедление, скорее всего, будет незначительным, а, справившись с инфляцией, мировая экономика сможет быстрее вернуться к росту.

Однако мировая практика показывает, что центробанки очень часто начинают отстаивать не глобальные, а национальные интересы и идут на поводу у правительств, заинтересованных в экономическом росте больше, чем в ценовой стабильности. Тем самым, очень может быть, за словами межнациональных экономических институтов о глобальных инфляционных рисках не будут стоять дела денежных властей отдельных стран! Такой сценарий может означать, что мир станет двигаться по пути, проторенному в 1970-х, когда вслед за стремительным ростом цен на энергоносители начался быстрый рост инфляции во всех индустриально развитых странах. И в Британии, и в США, и во многих странах континентальной Европы годовая инфляция приближалась тогда к двузначным величинам. Преодолеть этот рост удалось лишь спустя одно-два десятилетия.

Если мир будет втягиваться в подобную инфляционную воронку, то, как ни странно, у российской экономики могут дольше сохраняться текущие преимущества. Более того, именно в этом случае у страны может появиться шанс существенно укрепить свои позиции в мире — если, конечно, внутренняя экономическая политика будет при этом сбалансированной.

Переход к рецессионной модели, во всяком случае, в ближайшие несколько лет будет висеть над нашей экономикой дамокловым мечом. Можно будет сказать, что Россия делает решительный шаг в направлении перехода к этой модели, если мы увидим существенное замедление темпов экономического роста. Или — сильную ревальвацию рубля. Пока и то, и другое лишь гипотетические варианты.