Директор-Инфо №10'2008
Директор-Инфо №10'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Нефть и инвестиции

Андрей Лусников, ИА «Финмаркет»

Российский фондовый рынок достиг в середине мая новых исторических максимумов. Акции устремились вверх после того, как Дмитрий Медведев официально вступил в должность президента РФ, а Владимир Путин стал главой правительства и сформулировал несколько ключевых тезисов, на основе которых будет строиться теперь экономическая стратегия.

Казалось, что рынок только и ждал этого — как по команде, цены ключевых российских компаний, в первую очередь представляющих нефтегазовую сферу, резко возросли. В чем же причина? Действительно ли фондовый рынок стал более привлекательным для инвестора? Попытаемся разобраться.

Российская нефтянка: необходимые изменения инициированы?

Вплоть до 7 мая динамика российского фондового рынка была не особенно убедительной. Рынок вяло восстанавливался после обвала конца января, ценовые уровни оставались гораздо ниже достигавшихся в декабре и первой половине января максимумов. Инвесторы действовали осторожно, опасаясь того, что вот-вот мировые рынки снова охватит лихорадка — тогда и нам несдобровать.

Все изменилось после инаугурации нового президента РФ и немедля начавшегося формирования правительства. Приоритеты, сформулированные новым премьером, оказались чрезвычайно приятны участникам фондового рынка. Предложение поработать над сокращением налогов для нефтяной отрасли было воспринято на ура — акции российских нефтяных компаний понеслись вверх, обеспечив взлет фондового рынка сначала до максимума с середины января, а затем и до глобальных максимумов.

«Нефтянка» давно ждала своего часа: цены на нефть на мировом рынке подрастали, а нефтегазовый сектор РФ «топтался» на месте. Причем топтался очень давно: например, акции ЛУКОЙЛа поднимались на свой максимум (около 2 500 рублей) еще в середине 2006 года. Уровень этот был превышен лишь 13 мая, когда в ходе скупки стоимость одной бумаги ЛУКОЙЛа превысила 2 600 руб.

Отставали российские нефтяные бумаги и от общерыночных индексов: в последние полтора-два года гораздо лучше «нефтянки» чувствовали себя энергетика, телекомы, банковский сектор.

Но, похоже, рынок решительно приступил к ликвидации этой «несправедливости»: начиная с 8 мая, индекс РТС подрастал на 2-3 % в день, а нефтегазовые бумаги повышались порой на 5-10 % ежедневно. Как следствие, индекс РТС впервые с декабря 2007 года поднялся на уровень исторического максимума, достигнув днем 19 мая 2 500 пунктов.

Об изменениях

«Для стимулирования роста добычи и переработки нефти настало время принять решение о снижении налоговой нагрузки на этот сектор экономики. Мы изымаем в бюджет разными способами с помощью НДПИ и таможенных вывозных пошлин 75-80 % прибыли нефтяных компаний; из-за этого растет количество выведенных из оборота низкодебитных скважин, вяло идет разведка и разработка новых месторождений», — заявил В. Путин, выступая 8 мая перед депутатами Госдумы. После утверждения своей кандидатуры он еще раз подтвердил необходимость сокращать НДПИ.

Об этом же заявила и вновь назначенная глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина. «Нас тревожит ситуация в нефтяной отрасли, которая всегда была основой российской экономики, а в настоящее время в ней наблюдается стагнация. Для перелома этой ситуации нужны решения, в том числе по налогам. Они практически одобрены, подготовлены, и Минфин их в ближайшее время внесет в правительство», — сказала она.

Человеку, не знакомому с реальными статистическими выкладками, такие слова могли бы показаться странными. Как может наблюдаться стагнация в отрасли, продукция которой стремительно растет в цене на мировом рынке? Однако цифры показывают, что опасения небеспочвенны. Как сообщил Росстат, экспорт нефти из РФ в январе–марте 2008 года упал на 3,3 % — до 61,1 млн тонн. Согласно статистике, в марте экспорт нефти из РФ составил 20,4 млн тонн (91,5 % от марта 2007 года). В I квартале 2008 года Россия экспортировала 50,5 % от общего объема добытой нефти, в марте — лишь 49,7 %.

При этом удельный вес нефти в общем объеме российского экспорта за три месяца текущего года увеличился до 35,5 % по сравнению с 33 % в 2007 году. И это понятно: рост доли нефти в экспорте наблюдается из-за ценового взлета! Причем, похоже, сокращение объемов поставки нефти на мировой рынок этому взлету лишь способствует.

Глобальные тенденции

Стремительный взлет цен на нефть стал одним из главных сюрпризов первой половины 2008 года. Мировые резервы нефти удвоились с 1980 года, и все равно ее не хватает: развивающиеся страны готовы покупать «черное золото» по любым ценам. А вот США особенно нелегко: американский президент Джордж Буш в 2008 году дважды отправлялся в Саудовскую Аравию, чтобы убедить повысить поставки нефти. Первая поездка, состоявшаяся в середине января, не принесла эффекта — представители первой в мире нефтедобывающей страны заявили, что увеличат поставки, если рынок просигнализирует о недостатке. С тех пор цены выросли на 30 %. Разве это не веский аргумент для того, чтобы ключевая страна Персидского залива стала добывать больше нефти?

Возможно, именно Бушу в середине мая удалось убедить Саудовскую Аравию увеличить с июня производство на 300 тыс. баррелей в сутки, до 9,45 млн баррелей в сутки. Однако поможет ли это переломить тренд, который свидетельствует, что производство нефти в мире начало сокращаться? Не факт. Представители Саудовской Аравии отлично понимают и постоянно подчеркивают, что причина роста мировых цен на нефть — нестабильная ситуация на финансовых рынках, а не дефицит мировых поставок. Американцы 20 мая приняли в связи с этим решение приостановить закупку нефти в свои стратегические резервы: это сырье слишком дорого, чтобы можно было покупать его впрок.

Что ж, нефтедобывающим странам разумно пользоваться моментом! В конце апреля на Международном энергетическом форуме в Риме министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими призвал другие страны к увеличению инвестиций для повышения мировых мощностей по добыче нефти. Он заявил, что Саудовская Аравия, крупнейший мировой экспортер нефти, ведет тяжелую работу по обеспечению рынка адекватными поставками. «Ограниченные мощности вместе с общей цепочкой поставок являются реальным источником напряженных мировых поставок и представляют собой наибольшую угрозу обеспечению адекватной энергетики для поддержания будущего экономического роста», — сказал министр. Он добавил, что Саудовская Аравия в ближайшие пять лет на расширение мощностей в нефтяной отрасли затратит более 90 млрд долл. Страна планирует к концу 2009 года увеличить производственные мощности до 12,5 млн баррелей в сутки от уровня 9,2 млн баррелей в сутки, характерного для весны 2008 года. При этом Али Наими дал понять, что государство пока не намерено переходить к следующей фазе расширения мощностей: «Мы достигнем мощности в 12,5 млн баррелей в сутки к 2009 году. Это очень существенные резервные мощности. Насколько мне известно, по последним прогнозам, этого будет достаточно, по крайней мере, до 2020 года».

На том же энергетическом форуме состоялся и доклад Международного энергетического агентства, в котором содержались другие выводы. По подсчетам агентства, даже если бы 22 апреля были введены в действие все разработанные меры по увеличению использования возобновляемых источников энергии и повышению эффективности использования нефти, то от ОПЕК все равно потребовалось бы повышение добычи на 11,5 млн баррелей в сутки к 2030 году. Причем большую часть увеличения должны обеспечить крупнейшие члены ОПЕК, в особенности Саудовская Аравия.

Россия поможет?

А что Россия? Насколько устойчиво сокращение добычи нефти, наблюдаемое в начале 2008 года? В соответствии со среднесрочной (до 2011 года) программой Минэкономразвития Россия будет наращивать поставки нефти. Причем прогнозируется не только рост добычи — от 495–500 млн тонн в 2008 году до 518 млн тонн в 2011 году, но и увеличение экспорта — с 251–256 млн тонн в 2008 году до 262 млн тонн в 2011 году.

Похоже, что добиться подобного можно лишь с помощью введения налоговых льгот на долговременной основе для ведущих российских нефтедобытчиков. Это нужно для того, чтобы обеспечить отрасль притоком инвестиций — не только за счет внутренних ресурсов компаний, но и за счет внешних источников: за счет средств портфельных инвесторов, которые ранее были разочарованы слабой динамикой компаний нефтегазового сектора.

Отметим, что потенциальный объем средств, которые могут быть направлены в российскую нефтегазовую отрасль, очень велик. Он обеспечивается крайне высокой ликвидностью мировых рынков капитала. Весьма характерна ситуация, сложившаяся в российских финансах в конце апреля и начале мая. «Чистый приток капитала в РФ в апреле составил около 20 млрд долл.» — сообщил в середине мая «Интерфаксу» первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев. Ранее в прессе мелькала цифра от министра финансов Алексея Кудрина, который оценивал апрельский приток капитала гораздо более скромно — около 10 млрд долл. Разница, впрочем, связана лишь с различной датой оценки: вероятно, оценка А. Кудрина не учитывала те огромные по масштабу валютные покупки, что ежедневно осуществлялись на ММВБ в последние дни апреля — тогда ЦБ РФ вынужден был каждый день продавать не по одному миллиарду долларов, чтобы сдержать укрепление рубля.

Похоже, что этот приходящий в страну капитал был (во всяком случае, частично) средствами глобальных инвестиционных фондов. Фонды привлекли радужные перспективы российской валюты, которые рисовали в своих обзорах аналитики известных глобальных инвестбанков. В начале мая эти обзоры были сведены в подборку агентством Bloomberg, и публикация данного агентства стала довольно-таки заметным рыночным событием. Получилось, что в расчете на укрепление российского рубля, становящегося одной из наиболее привлекательных валют в мире, в страну и устремились капиталы. Конечно, управляющие этими капиталами решили сыграть на опережение.

Как мы помним, далее Банку России, не заинтересованному в притоке спекулятивного капитала, пришлось предпринять ряд шагов, которые должны были стать для спекулянтов холодным душем. Отступать, допуская укрепление рубля, оказалось бы для ЦБ РФ потворствованием тенденции — непедагогично. Вместо этого ЦБ РФ перешел в контратаку и подрасти рублю не позволил.

Отметим, что в самом по себе притоке средств в рубль нет ничего плохого — даже наоборот: финансовое благополучие страны этим притоком во многом и определяется. Опасность состоит лишь в притоке спекулятивного капитала — от инвесторов, которые рассчитывают не более чем на спекуляцию на скачке: вложил в рубль, скажем, миллиард долларов, дождался, пока рубль подрастет на заданную величину, и можно выводить деньги. ЦБ РФ же, естественно, предпочел бы видеть долгосрочных инвесторов, вводящих в страну деньги в расчете на то, чтобы получать прибыль от своих вложений на протяжении многих лет.

Скачок первой половины мая

Итак, посмотрим внимательнее на диспозицию первых майских дней. С одной стороны, средства глобальных инвестфондов: они уже вошли в рубль, представляя собой горячий спекулятивный капитал. Эти средства могли развернуться обратно в случае, если бы рубль укрепился — тогда спекуляция инвестфондов оказалась бы удачной. И так же развернулись бы они в ином случае — если бы уверенность в укреплении рубля испарилась.

Но не случилось ни того, ни другого. Деньги, введенные, возможно, ненадолго, из страны не убежали. Почему? Весьма вероятно потому, что глобальные инвестфонды обратили свое внимание на российский фондовый рынок, начавший свой взлет как раз тогда, когда дискуссия о «необходимости» укрепления рубля достигла весьма высокого градуса и ЦБ РФ четко дал понять, что не готов мириться с решением, навязанным ему рынком.

Был ли мощный рост на фондовом рынке полностью обусловлен спросом, возникшим от тех средств, что пришли в РФ для игры на повышение рубля, или нет? Мы полагаем, этот спрос сыграл определяющую роль, стал катализатором, который затем вызвал более широкий процесс.

Что ж, вложившись вместо укрепления рубля в увеличение стоимости российских акций, инвестфонды смогли выиграть гораздо больше — если, конечно, рынок продолжит свой рост или, по крайней мере, закрепится на нынешних уровнях. Что касается российских инвесторов, то ценовой взлет, очень может быть, уже вывел цены «нефтянки» на те уровни, когда потенциал дальнейшего подъема ограничен. Тем не менее, фондовый рынок подтвердил свою привлекательность, и очень может быть, вступление в силу налоговых новаций позволит нефтяному сектору подрасти еще.