Директор-Инфо №9'2008
Директор-Инфо №9'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Борьба с инфляцией: чем грозит, что обещает

Андрей Лусников, ИА «Финмаркет»

Мировые инвестиционные банки призывают клиентов «вкладываться» в российскую валюту. Многое говорит в пользу того, что рубль снова станет разменной монетой в игре спекулянтов. К чему готовиться?

Мы уже писали о том, что инфляция грозит стать главной бедой российскому экономическому развитию 2008 года1. Так оно и происходит. Инфляция развивается стремительно. С начала года прошло лишь четыре месяца, а цены выросли уже на 6,3 %. Что ждет российскую финансовую систему в ближайшее время? И можно ли этим как-то воспользоваться?

Устойчивости нет

Когда говорят, что в России устойчивая экономика, то почти всегда имеют в виду устойчивость в краткосрочном разрезе. Долгосрочную устойчивость — на протяжении не лет, но десятилетий — российским денежным властям лишь предстоит доказать: для этого надо победить инфляцию. В конце 2006 и начале 2007 года казалось, что до доказательства рукой подать: тогда по итогам 2006 года впервые в постсоветской истории годовой рост цен не перешагнул 10%-ный рубеж. Но счастье было недолгим: сейчас темпы инфляции вновь и, вполне возможно, надолго уходят в двузначную область.

Беда в том, что высокие темпы роста цен рано или поздно подточат устойчивость национальной валюты. Пока много лет подряд рубль выглядел молодцом: укреплялся к падающему доллару и шел примерно наравне со многими европейскими валютами. Но впечатление это обманчиво, и сравнение отечественных и зарубежных темпов инфляции быстро все расставляет по своим местам. За счет инфляции рубль, оставаясь номинально стабильным, в реальном выражении заметно растет. Этот рост создает базу для будущего падения, и если в ближайшие несколько лет не удастся привести темпы инфляции внутри страны к среднемировым, то мощное падение будет неизбежным.

Итак, за январь — апрель 2008 года инфляция оценивается в 6,3 % против 4 % за январь — апрель 2007 года. Ситуация с ценовым планированием/прогнозированием у нас в России, кажется, никогда не была очень хорошей, но в последнее время она на самом деле просто драматическая. Еще в начале марта, менее двух месяцев назад, официальным прогнозом годовой инфляции 2008 года были цифры 7–8,5 %. Нетрудно заметить, что прошла лишь треть года, а лимит выбран уже почти полностью.

Правда, ведомства скорректировали прогноз: Минэкономразвития в марте подняло планку годового роста цен до 9,5 %, а в апреле согласилось с 10 %. Прогнозы сближаются с реальностью? Ну да, сближаются, но как-то очень медленно: например, инфляция, посчитанная по «нормальной» международной методологии (за последний год), составляет сейчас у нас примерно 14 %. И как-то не видно причин, по которым рост цен должен прекратиться. Скажем, эффект от повышения мировых цен на нефть еще не отыгран российским рынком и наполовину, он отыгрывается прямо сейчас, каждый день, неумолимо и жестко толкая вверх цены на бензозаправках. Скоро, надо думать, транспортники сообразят, что у них появляется удобный повод поднять цены на свои услуги. О том же, очень может быть, задумаются и энергетики. Что касается продовольственных цен, то их повышение сейчас не обсуждают, наверное, только тигры, которым в зоопарке опять не докладывают мяса…

Однако особенность момента состоит в том, что ситуация 2007 и начала 2008 года не так проста: поскольку инфляция растет повсюду в мире, то увеличение темпов роста российских цен не так серьезно увеличивает разрыв с другими странами, а потому дополнительного дисбаланса, кажется, и не создает. Другой вопрос — надолго ли такое положение вещей. В Европе инфляция подрастает до 3–3,5 %, и ЕЦБ уже говорит о критическом уровне. В Китае вслед за подъемом цен начинается жесткая борьба монетарных мер, поднимаются ставки, повышаются нормы резервирования. США, которые, казалось бы, беспечно расширяют ликвидность, спасая финансовую систему и не обращая внимания на инфляцию, на самом деле находятся — в инфляционном плане — в достаточно комфортной области: замедление темпов роста экономики немедленно оборачивается там сокращением темпов роста потребительских цен.

Если Россия опоздает, то может вдруг выясниться, что все ключевые страны уже поставили процесс под контроль, а мы лишь бросаем лозунги — неизбежно приближая момент потери валютной устойчивости.

Процентные ставки: палка о двух концах

Банк России предпринял первое серьезное действие против инфляции в феврале 2008 года. Тогда — впервые едва ли не за десятилетие — была повышена ставка рефинансирования: на 0,25%-ного пункта, до 10,25 % годовых. Второе повышение процентной ставки состоялось в конце апреля — и вновь ставка повышена на «четвертушку», до 10,5 % годовых.

В промежутке между этими повышениями, в начале марта ЦБ РФ чуть скорректировал нормативы обязательного резервирования. Повышен норматив обязательных резервов по обязательствам кредитных организаций:

  • перед физическими лицами в валюте Российской Федерации — до 4,5 %;
  • перед банками-нерезидентами в валюте Российской Федерации и иностранной валюте — до 5,5%;
  • по иным обязательствам в валюте Российской Федерации и иностранной валюте — до 5 %.

Сразу отметим, что нормы резервирования, хоть они и называются в числе других ключевых мер монетарной политики, вряд ли будут всерьез задействованы при борьбе с инфляцией. Власти заинтересованы в том, чтобы отечественная банковская система имела ресурс для развития, а для этого надо, чтобы привлеченные средства могли использоваться эффективно — в виде кредитов и инвестиций. Таким образом, заметно поднимать нормы резервирования не будут, ну а незначительный их подъем и эффект будет иметь незначительный.

Другое дело — ревальвация. Все больше экспертов считает, что в нынешних условиях ревальвация — это единственный по-настоящему действенный инструмент. Очередной импульс к ревальвации возник 5 мая, после того как три крупнейших мировых инвестбанка — Merrill Lynch, Goldman Sachs и Deutsche Bank — со страниц изданий ведущего мирового финансового агентства Bloomberg призвали своих клиентов покупать российский рубль.

Спекуляцией — по инфляции!

И не просто покупать — не мешкать с покупками! Банки ждут, что одним из первых решений Дмитрия Медведева на посту президента России станет укрепление курса рубля.

Главный аргумент, к которому апеллируют аналитики инвестбанков, — необходимость борьбы с инфляцией. Инфляция в России, по их оценкам, в пять раз превышает средний уровень инфляции в странах — членах G7. Любопытно, что примерно во столько же раз Россия опережает «Семерку» по темпам экономического роста.

Борьба с инфляцией путем повышения процентных ставок — явный паллиатив. А ведь в выступлении первого зампреда ЦБ РФ Алексея Улюкаева от 24 апреля не исключалась возможность укрепления рубля… Как следствие, инвестбанки прогнозируют, что в ближайшие 6 месяцев рубль может укрепиться на 4 % к нынешнему значению.

С чего бы это ведущие инвестбанки занялись чтением мыслей нашего «избранного» за два дня до его официального вступления в должность?

И почему это вдруг Дмитрию Медведеву, которому, кажется, по конституции вовсе не вменяется в обязанность манипулировать валютным курсом страны, сразу понадобится усиливать рубль?

Можно полагать, что они хотят воспользоваться такой особенностью финансового рынка, при которой ожидания события усиливаются тем, что все большее количество рыночных участников начинает им верить. Действия таких участников, если их станет достаточно много, «пробьют» оборону любого, сколь угодно мощного игрока, в том числе и такого, как ЦБ РФ.

Курсовой механизм, ясное дело, достаточно эффективен при борьбе с инфляцией. При наличии «условно плавающего» курса рубля позволить отечественной валюте укрепиться — значит снять давление импортированной инфляции (т. е. противопоставить укрепление рубля росту цен импорта). Кроме того, эффект от ревальвации состоит в том, что в определенной степени подавляется деловая активность, также способствующая росту цен. А за счет относительного снижения валют, в которых ведется расчет по российскому экспорту, в страну после ревальвации будет поступать немного меньше валютной выручки (в рублевом выражении) — тоже аргумент против роста цен.

Но есть аргументы и против ревальвации. Главный — это то, что ревальвация подавляет внутреннее производство. Экспортерам ревальвация невыгодна потому, что их выручка в валюте собственной страны сокращается. Наконец, ревальвация сокращает «запас прочности» валюты, то есть поднимает ее, валюту, на те уровни, с которых будет потом опаснее падать при неблагоприятном развитии событий.

И еще: для центробанка (в данном случае ЦБ РФ) нет хуже ситуации, чем сейчас, когда сформированы (хотя сформированы ли?) ожидания сильного движения валютного курса, и чем упорнее наш Центробанк сопротивляется этому явлению, тем более заметные потери он понесет в итоге, если будет вынужден уступить рыночному давлению. По-сути, имеет место настоящая спекулятивная атака на рубль, осуществляемая на глобальных рынках и сравнимая с той, что наблюдалась в 1998 году. Только тогда атака эта велась с противоположным знаком.

А заинтересованы ли сами инвестбанки, прогнозирующие ревальвацию, в том или ином исходе? Или это чистой воды анализ, без желания повлиять на ситуацию? Вероятнее всего, заинтересованы — хотя бы потому, что, судя по всему, сами заняли в отношении рубля «длинные» позиции, благо такая возможность есть и она, естественно, вовсе не возбраняется никакими рыночными законами.

Немного посчитаем. Если атака завершится ничем, то уровень текущих курсовых соотношений и их зависимость от курса евро к доллару сохранятся. А вот если атака пройдет успешно, т. е. ЦБ РФ ревальвирует рубль на 4 %… В этом случае курс доллара будет изображаться совсем иными цифрами, зависящими еще и от курса евро на Forex. Итак, если ревальвация состоится, то при соотношении евро/доллар равном 1,6 (возможен ведь возврат к этому уровню) мы будем иметь курс 22 рубля 38 копеек за доллар. Если доллар поправится к евро до 1,5, то постревальвационный его курс составит 23,2 рубля. Ну и если укрепление доллара к евро будет сильным и курс евро/доллар упадет до 1,4, то у нас доллар чуть превысит тогда 24 рубля.

Что делать: рубль и депозиты

Ключевой антиинфляционной мерой, сформулированной Минэкономразвития, становится стремление перенаправить активность россиян от потребления к сбережению. Власти хотят способствовать тому, чтобы норма сбережений повышалась.

Почему бы и нет? Если денежная политика докажет не словами, а делами, что сберегать выгодно, население ответит. Но для этого мало подтолкнуть банки к подъему ставок по депозитам — надо еще убедить население в том, что депозиты, размещенные в кредитных организациях, надежно защищены от проблем, которые могут возникнуть у самих банков. Надо показать, что доходность средств, размещаемых во вклады, сравнима с инфляцией, а иногда эту инфляцию превосходит. И наконец, надо объяснить, что сберегать выгодно, — во всяком случае, выгоднее, чем тратить деньги на не очень нужные вещи.

Идея хороша, и для ее реализации вероятны следующие действия властей. Следует ожидать увеличения лимита по депозитам, защищенным через систему АСВ (агентства по страхованию вкладов). Кроме того, возможно, меры умеренного денежного сжатия будут сопровождаться разъяснительной кампанией, показывающей, что депозиты могут переиграть инфляцию, то есть принести доход, ее превышающий.

Возможно, власти постараются привести в более стабильное состояние рынок недвижимости, который из-за своего роста, по сути, является одним из наиболее мощных отвлекающих факторов, препятствующих росту сбережений.

Сейчас кажется, что условия для сбережения в РФ хуже некуда. Банковский процент не покрывает инфляцию, поэтому сбережения, хранящиеся в банках, «усыхают». Если добавить сюда невнятную динамику фондовых рынков, то становится понятно, почему эксперты (в частности, эксперты Минэкономразвития) констатируют у россиян «сокращение склонности к сбережению», то есть мы предпочитаем нести полученные деньги не в банк, под 8 или 11 % годовых, и уж тем более не на фондовый рынок, а в магазин.

Инфляция высока — но власти-то с ней борются! Мало того — обещают справиться. В конце апреля устами вице-премьера, министра финансов Алексея Кудрина был обнародован «последний и решительный» прогноз всех трех ведущих ведомств — ЦБ, Минфина и Минэкономразвития: инфляция в этом году будет около 10 %.

Конечно, до конца этому прогнозу верить не стоит. Но, очевидно, перечисленные Кудриным ведомства сейчас будут в лепешку разбиваться, чтобы слово свое сдержать. И в итоге могут ошибиться не сильно — например, сделают 10,5 или 11 %. В таком случае, приняв, что цены в первые четыре месяца 2008 года выросли на 6,3 %, получаем, что за оставшиеся до конца года 8 месяцев они должны вырасти не более чем на 3,5–3,7 %. С учетом «ошибки властей» прибавим процент: будет 4,5–4,7 %.

А что банки? Они для депозитов на те же примерно 8 месяцев предлагают ставки, позволяющие получить доход, превышающий инфляцию. Пусть не намного, но среди банков первой десятки-двадцатки вполне можно найти предложения, по крайней мере, на 6–7 % прироста вложенных средств. То есть реальный (с поправкой на инфляцию) доход от рублевых депозитов вполне может получиться на уровне 1,5–2 %.

Вот и выходит, что вложение денег в банк сейчас, в конце весны 2008 года, может быть через какое-то время признано весьма прибыльной операцией, причем не только в валютном, но и в рублевом выражении.

 


1 См.: А. Лусников. Инфляция: главная угроза — 2008 // Dиректор-Инфо. — 2008. — № 1 — С. 28–31. Возврат