Директор-Инфо №7'2008
Директор-Инфо №7'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Контроль вне закона. Часть 2

Елена Покидова

Если нет доказательств

На практике многие абсурдные на первый взгляд административные дела, инициированные уполномоченными органами, вовсе не являются следствием невежества проверяющих. Цели они могут преследовать разные: создание прецедентов и формирование правоприменительной практики по определенной категории дел, прояснение позиции судебных органов по тому или иному вопросу и т. п.

В других случаях чиновники прекрасно осознают, что при оформлении документов ими допущены неустранимые нарушения, превышены сроки и полномочия и даже что вины организации, предпринимателя, должностных лиц в правонарушении нет, но все равно привлекают их к ответственности в расчете на то, что «нарушители» не станут оспаривать заведомо противозаконное постановление. Например, проводя контрольное мероприятие, уполномоченный орган требует представить документы, не имеющие отношения к предмету проверки, и привлекает предпринимателя или организацию к ответственности за неисполнение этого требования. Могут ли чиновники не знать о том, что их действия незаконны? Вряд ли. Точно так же инспекторы не могут не сомневаться в своих выводах о наличии вины в совершении правонарушения, если не изучены доказательства, которые не могут быть представлены по объективным причинам.

Пример2. Налоговая инспекция совместно с сотрудником оперативно-разыскной части (ОРЧ) по налоговым преступлениям начала в августе 2004 года выездную проверку на предмет соблюдения фирмой законодательства о налогах и сборах. Сразу же инспекторы письменно истребовали у налогоплательщика документы для проведения проверки. Это требование налогоплательщик выполнить не смог, поскольку первичные документы, бухгалтерская отчетность организации, системные блоки компьютеров, в том числе с программой «1С Предприятие», были изъяты еще в мае того же года сотрудниками ОРЧ по налоговым преступлениям при проведении ими оперативно-разыскных и следственных действий. Тогда милиционеры не стали утруждаться составлением описи, приглашением понятых и уполномоченного представителя фирмы. Материальных доказательств изъятия не осталось. Правда, системные блоки милиционеры позже вернули, а вот документы — нет. Об этом фирма сразу же уведомила проверяющих из налоговой инспекции. Получив в декабре повторный письменный запрос о представлении документов, фирма, по-прежнему не имея возможности удовлетворить требование, снова сообщила об этом налоговикам, на этот раз тоже в письменной форме, объяснив причину своего бездействия.

Хотя возможности изучить доказательства не было, ИФНС все равно привлекла фирму к налоговой ответственности. Как позднее установил арбитражный суд, вывод о неуплате налогов был основан только лишь на непредставлении документов, подтверждающих заявленные в декларациях расходы и обоснованность применения налоговых вычетов. При этом суд встал на сторону налогоплательщика, указав, что у инспекции отсутствовали основания для привлечения его к налоговой ответственности за неуплату (неполную уплату) налога. Объяснения фирмы, изложенные ею в ответе на запрос, инспекция опровергнуть не смогла, как не смогла доказать, что были приняты меры для ознакомления с изъятыми бумагами, которые, напомним, находились в ведомстве, представитель которого официально числился в составе группы проверяющих.

Аналогичным образом разрешилось в 2005 году и дело одного рязанского ООО. Оно при сходных обстоятельствах лишилось документов и было незаконно привлечено к налоговой ответственности. В этом случае инспекторы пытались убедить суд, что при проведении дополнительных мероприятий они не вправе пользоваться документами, изъятыми у налогоплательщика органами внутренних дел. Однако судьи отвергли этот довод и в принятом по делу решении познакомили инспекторов с положениями ст. 36 НК РФ, которая не только определяет порядок взаимодействия органов внутренних дел и налоговой инспекции, но и устанавливает обязанность межведомственного обмена информацией и материалами, выявленными в ходе проведения соответствующих мероприятий.

Неуполномоченные

Как и деятели общественных объединений, некоторые служащие госорганов и учреждений слишком уж широко толкуют положения действующего законодательства и зачастую выходят за рамки своих полномочий.

Пример3 Лицензионно-регистрационная служба одной южной республики провела проверку соблюдения лицензионных требований и условий при осуществлении розничной торговли алкоголем в магазине предпринимателя.

Отсутствие товаросопроводительных документов послужило поводом для составления акта, протокола и обращения в арбитражный суд с заявлением о привлечении предпринимателя к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

Однако никакой административной ответственности нарушитель не понес. Суд установил, что фактически предпринимателем было совершено другое правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, а протоколы по таким делам вправе составлять милиционеры, налоговики и представители Роспотребнадзора, но никак не лицензионная служба. Из-за того что протокол составил орган, не уполномоченный законом, этот документ суд не принял в качестве надлежащего доказательства по делу.

Пример4 При проверке деятельности рыбзавода федеральное государственное учреждение своим предписанием затребовало трудовые книжки рабочих завода, договоры с ними, а заодно и соглашения о принадлежности судов. Следующим предписанием заводу предложили представить в ФГУ паспортные данные работников. Неисполнение этих двух предписаний повлекло вынесение третьего. В нем завод обязали выполнить полученные ранее предписания и уплатить штраф.

Арбитражный суд признал незаконными действия должностных лиц ФГУ в части требования предоставления указанных данных, документов и уплаты штрафов.

На практике отдельные должностные лица не только великодушно взваливают на себя чуждые для их ведомства функции и обязанности по контролю и надзору, но и, не требуя от государства прибавки к жалованию, стремятся всячески «помочь» в борьбе с нарушителями своим коллегам в других регионах и с легкостью выходят за пределы подведомственных территорий. Правда, акты и протоколы, составленные контролерами-альтруистами по результатам проверок, проведенных на «чужих землях», суды тоже не принимают в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях. Но ведь дело-то еще должно дойти до суда.

Пример5 Главный государственный ветеринарный инспектор одного из городов Мурманской области провел внеплановую проверку склада, расположенного в Мурманске. Предметом проверки стали вопросы соблюдения предпринимательницей требований Госветнадзора при производстве, хранении и реализации рыбопродукции. Выявив нарушения, этот инспектор составил протокол и своим постановлением привлек предпринимательницу к административной ответственности по ст. 10.8 КоАП РФ.

В дальнейшем по заявлению бизнес-леди это постановление было признано незаконным и отменено арбитражным судом. Попытки обжалования по инстанциям не увенчались успехом. Во-первых, судьи указали, что, проводя внеплановую проверку в Мурманске, инспектор не осуществлял ветеринарный надзор в пределах обслуживаемой территории. Во-вторых, данный чиновник, в соответствии с нормами КоАП РФ, не относится к числу должностных лиц, которым предоставлены полномочия рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 10.8 КоАП РФ.

В другом случае за пределы своей вотчины вышли инспекторы ИФНС города Набережные Челны. Они проверили магазин «Запчасти», находящийся за пределами обслуживаемой территории, и оштрафовали за неприменение ККТ компанию, которой этот магазин принадлежал. Постановление было также оспорено в арбитражном суде, признано им незаконным и отменено полностью6. Суд указал, что налоговики нарушили общее правило территориальной подведомственности, установленное ст. 29.5 КоАП РФ7, превысили свои полномочия, допустили грубое неустранимое нарушение закона.

Инспекция, установив, что, по правилам ст. 29.5 КоАП РФ, дело ей не подведомственно и его рассмотрение находится вне ее компетенции, обязана была вынести определение о передаче протокола и других материалов на рассмотрение по подведомственности, т. е. в налоговый орган, в чьей юрисдикции находится территория, на которой было совершено правонарушение (п/п 5 п. 1 ст. 29.4 КоАП РФ).

Выше мы рассмотрели ситуации присвоения проверяющими чужих контрольных функций. Но бывает и наоборот, когда такие функции незаконно делегируются уполномоченными органами подведомственным им структурам.

Пример8 Представители омского муниципального учреждения провели проверку и обнаружили, что некий предприниматель незаконно перевозит пассажиров по маршрутам, не утвержденным органами местного самоуправления. На основании протоколов, составленных сотрудниками указанного учреждения, окружная административная комиссия привлекла нарушителя к ответственности. При этом чиновники не придали значения тому факту, что учреждение не было наделено полномочиями по организации контроля за частным транспортом.

Однако на это обстоятельство обратил внимание арбитражный суд, отменяя указанные постановления.

Комментарий Проблема компетенции органов исполнительной власти на местах при контроле за деятельностью организаций и предпринимателей заслуживает особого внимания. Тут многое зависит от того, как тот или иной вопрос разрешен не только в региональном, но и федеральном законодательстве.

Рассмотрим ситуацию на примере экологического контроля. Согласно пп. 1 и 2 ст. 65 Закона об охране окружающей среды9, государственный контроль в области охраны окружающей среды (государственный экологический контроль) осуществляется федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов РФ. Перечень объектов, подлежащих федеральному государственному экологическому контролю, согласно этому же закону, определяет Правительство РФ. Если объект подлежит федеральному контролю, то органы государственной власти субъекта РФ не вправе осуществлять там свой контроль и, при выявлении нарушений, рассматривать административные дела в отношении владельца объекта.

Именно к такому выводу пришли судьи арбитражных судов, рассматривая дело предприятия Ульяновской области, которое было оштрафовано местными экологами10. В данном случае региональные власти незаконно проверили объект, подлежащий федеральному контролю, и наложили на общество взыскание в соответствии с КоАП РФ. Постановление было отменено. Арбитры указали, что Комитет по государственному контролю в сфере природопользования и охраны окружающей среды Ульяновской области превысил свои полномочия, определенные ст. 6 Закона об охране окружающей среды и Положением о Комитете, утвержденном постановлением областного правительства. Судьи пришли к выводу, что Комитет был не вправе осуществлять государственный экологический контроль в отношении общества и, следовательно, рассматривать дела о совершенных им административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.1 и 8.4 КоАП РФ.

Что же касается контроля трудовых отношений, то ч. 3 ст. 216 ТК РФ также предусматривает, что государственное управление охраной труда на территориях субъектов РФ осуществляется федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов РФ в области охраны труда. Органам местного самоуправления могут быть переданы и отдельные полномочия по государственному управлению охраной труда.

В соответствии с ч. 1 ст. 216.1 ТК РФ, государственная экспертиза условий труда осуществляется федеральным органом исполнительной власти11 и органами исполнительной власти субъектов РФ в области охраны труда. Порядок проведения такой экспертизы установлен Правительством РФ12. Полномочия органов исполнительной власти субъектов РФ в области охраны труда, представители которых проводят обследования, тоже следует искать и в федеральном законодательстве, и в законодательстве субъектов РФ. При этом выходить за установленные федеральным законодательством рамки региональные власти не могут. В частности, ст. 216.1 ТК РФ исключает любую самодеятельность местных чиновников при назначении таких экспертиз. Они могут проводиться по определениям судебных органов, по обращениям органов исполнительной власти, работодателей и их объединений, по обращениям работников, профсоюзов, их объединений, иных уполномоченных работниками представительных органов, органов ФСС.

ТК РФ предоставляет лицам, осуществляющим государственную экспертизу условий труда, право беспрепятственно посещать для осуществления экспертизы любых работодателей, но такой доступ возможен только по предъявлении контролером удостоверения установленного образца13. Проверяющие вправе также запрашивать и безвозмездно получать необходимые для осуществления экспертизы документы и другие материалы, проводить соответствующие наблюдения, измерения и расчеты с привлечением в случае необходимости исследовательских (измерительных) лабораторий, аккредитованных в установленном порядке.

В заключениях, составленных по результатам таких экспертиз, указывается на соответствие/несоответствие условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда. Эти заключения подлежат направлению в суды, органы исполнительной власти, работодателям, в объединения работодателей, работникам, в профессиональные союзы, их объединения, иные уполномоченные работниками представительные органы, органы ФСС.

Надежда Панина

Подлоги при оформлении документов контролеры допускают не так уж редко. Например, некоторое время назад на Смоленщине налоговый инспектор, физически находясь в другом регионе, ухитрилась провести выездную проверку предприятия на подведомственной территории.

Пример Установив факт продажи товаров без применения ККТ и бланков строгой отчетности, налоговики составили акт и протокол об административном правонарушении, на основании которых общество, которому принадлежал магазин, оштрафовали на 30 тысяч рублей. Постановление было обжаловано в арбитражный суд.

В материалах дела в качестве доказательств фигурировали две копии одного и того же акта проверки. Причем в копии, представленной обществом, в числе лиц, составлявших акт, инспектор N не была указана и ее подпись отсутствовала. А вот в копии налоговой инспекции N была указана в числе лиц, составлявших акт, и присутствовала ее подпись. Как указали судьи, N, «…находясь в другом городе во время проведения проверки, не являлась лицом, непосредственно обнаружившим данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, а следовательно, не являлась лицом, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении по данному делу». Постановление инспекции признано незаконным и отменено полностью.

Нет направления на проверку

Пожалуй, всем предпринимателям и менеджерам компаний известно предписание закона о необходимости одновременного предъявления контролерами своих служебных удостоверений и распоряжения (приказа) о направлении на проверку14. В отсутствие этих документов инспекторов можно не допускать для проведения мероприятий государственного контроля и надзора. Если проверка все-таки была проведена, ее результаты правильно зафиксированы и инспекторы уполномоченного органа не совершили существенных процессуальных упущений, нарушителю будет трудно уйти от ответственности только лишь потому, что у контролеров не было распоряжения (приказа) на проверку или этот документ был оформлен неправильно, подписан неуполномоченным лицом и пр. Во всяком случае, суд может и не признать подобное нарушение безусловным основанием для признания проверки незаконной, а ее результатов — недействительными и укажет, что нет оснований для отмены постановления о привлечении к ответственности.

Даже если в деле колдовским образом не появится, как это иногда бывает, оформленное задним числом распоряжение на проверку, предпринимателям и организациям будет сложно доказать судьям, что отсутствие распоряжения действительно нарушило их права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности15. Да и наличие такого распоряжения (приказа) не всегда обязательно. Проанализируем положения ст. 2 Закона о защите прав юридических лиц, которая определяет понятие государственного контроля (надзора) так: «проведение проверки выполнения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем при осуществлении их деятельности обязательных требований к товарам (работам, услугам), установленных федеральными законами или принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами…» Толкуя данную формулировку буквально, арбитражные суды не применяют положения указанного закона при рассмотрении споров о законности проведенных проверок по вопросам соблюдения законодательства о ККТ16, при отдельных милицейских акциях и в некоторых других случаях.

Пример17 При проверке магазина милиционерами было установлено нарушение Правил продажи отдельных видов товаров: в продаже находился товар без сопроводительных документов, подтверждающих его качество и безопасность, сертификаты соответствия оказались недействительными; электробытовые приборы продавались в отсутствие информации об изготовителе, а также инструкции по применению на русском языке... Эти и другие нарушения были зафиксированы в акте, подписанном продавцом. По итогам проверки был составлен протокол об административном правонарушении с участием предпринимателя, которому и принадлежал магазин.

В дальнейшем эти документы были переданы в уполномоченный орган, который привлек предпринимателя к административной ответственности. Нарушитель счел такое решение незаконным и обратился в арбитражный суд. Арбитры первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями Закона о защите прав юридических лиц, согласились с доводами предпринимателя о том, что сотрудник милиции нарушил порядок проведения проверки: провел мероприятие без соответствующего распоряжения и не оформил должным образом его результаты. Постановление административного органа было признано незаконным.

Однако кассационная инстанция отменила акты нижестоящих судов, указав, что в рассматриваемом случае должен применяться не Закон о защите прав юридических лиц и предпринимателей, а Закон о милиции. В соответствии с ним милиция обязана предотвращать и пресекать административные правонарушения; выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к устранению данных обстоятельств. Как указал суд, в данном случае «…имел место факт оперативного пресечения органами милиции административного правонарушения, а не плановой проверки». Кроме того, были приняты к сведению положения п. 3 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ, в соответствии с которым поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются сообщения физических лиц, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения. В материалах дела была информация, что проверка предпринимателя проводилась на основании сообщения конкретного гражданина, а сведения о таких источниках информации являются конфиденциальными и разглашению не подлежат.

При этом суд учел, что факт административного правонарушения зафиксирован в соответствующем акте, который отвечает требованиям административно-процессуального законодательства, указал, что отсутствие распоряжения (приказа) на проверку не имеет существенного значения, и подчеркнул, что отсутствие распоряжения на проведение мероприятия по контролю дает предпринимателю лишь право не допустить проверяющих к проверке.

Несмотря на все трудности, с которыми сталкиваются предприниматели и компании, пытаясь оспорить незаконные действия контролеров, проводивших проверку в отсутствие соответствующего распоряжения (приказа), в арбитражной практике все-таки были прецеденты, когда действительным или мнимым нарушителям удавалось достичь своих целей.

Пример18 Выявив в ходе внеплановой проверки деятельности лицензиата нарушения, областное УВД предупреждением на 6 месяцев приостановило действие лицензии на осуществление негосударственной (частной) охранной деятельности, предложило частному охранному предприятию (ЧОПу) прекратить оказание охранных услуг, сдать спецсредства и лицензию.

ЧОП обратилось в арбитражный суд. В заявлении оно просило признать незаконным предупреждение УВД. Первоначально в удовлетворении заявления было отказано. Апелляционная инстанция оставила это решение без изменения. Не смирившись с двумя неудачами, ЧОП подало кассационную жалобу.

В отличие от судов первой и апелляционной инстанций, которые сочли, что к отношениям, связанным с проведением проверки соблюдения лицензионных требований и условий, не применяются положения Закона о защите прав юридических лиц, суд кассационной инстанции удовлетворил просьбы ЧОПа, сославшись в решении на две статьи указанного закона. Во-первых, на ст. 7, согласно которой мероприятия по контролю проводятся на основании распоряжений (приказов) и этот документ (либо заверенная печатью копия) предъявляется руководителю или иному должностному лицу юридического лица либо индивидуальному предпринимателю одновременно со служебным удостоверением, а во-вторых, на ст. 9, которая обязывает контролеров составлять по результатам проверки акт установленной формы. В этой же статье приведены и требования к содержанию такого акта: помимо прочих сведений, в нем должно быть сделано указание на дату и номер распоряжения (приказа), на основании которого проводилась проверка.

В рассматриваемом случае акт не содержал ссылки на дату и номер такого распоряжения (приказа), а милиционеры не смогли доказать суду ни то, что уполномоченному представителю ЧОПа предъявлялся этот документ, ни то, что их действия по проведению проверки соответствовали закону. Предупреждение о приостановлении действия лицензии было признано незаконным как вынесенное на основании акта, оформленного с нарушением закона.

Лжеконтролеры

Под видом уполномоченных лиц с целями «государственного контроля и надзора», «проведения независимой экспертизы» и подобными на предприятия заявляются и лжеконтролеры. Известны случаи, когда под видом сотрудников государственной структуры или контролирующей организации приходили либо их бывшие работники, либо сотрудники того или иного ведомства, не имеющие права проводить проверки, либо решившие подзаработать на вольных хлебах инспекторы. Такие «контролеры» предъявляют поддельные или подлинные удостоверения (например, не сданные при увольнении19), для виду потрясают бланками актов и протоколов, иногда приносят некие приборы для проведения замеров, склянки для отбора проб и образцов и пр.

Будущие жертвы могут выбираться случайно, или же информация о предприятия собирается разными способами из разных источников. Обнаружив нарушения, мошенники вымогают деньги под разными предлогами: взятка, консультации, выработка рекомендаций, помощь в оформлении отсутствующих документов (действительно нужных или выдуманных самими контролерами), возмещение расходов на исследования и пр. Иногда такие контролеры появляются в неурочное время, например поздно вечером, в выходной или праздничный день, когда на предприятии нет ни руководства, ни юристов, а в том органе, организации, от имени которого пожаловали визитеры, в лучшем случае находится только дежурный специалист, не располагающий нужной информацией. Расчет лжеконтролеров прост: грозный вид и красные книжицы ныне могут испугать только неподготовленный рядовой персонал, да и проверка личностей и полномочий, если ее все же решатся провести представители предприятия, будет затруднена. В таких случаях от вымогательства, «изъятия» товаров и вещей спасет только подготовленность и самообладание лиц, встречающих контролеров.

Как указывалось в первой части статьи, предпринимателям и организациям необходимо выработать инструкции с алгоритмом поведения при проверках специально для рядовых работников. Например, в таких инструкциях можно указать, что из представленных удостоверений нужно выписать Ф. И. О., должность контролера, название структуры, организации, которую он представляет, а заодно обратить внимание на дату действия документа.

Но, как правило, лжепроверяющие не любят предоставлять свои документы для изучения, а стараются показать «корочки» издали. Если удостоверение для ознакомления не представлено, вызывайте милицию. Как и мошенники, прикрывающиеся поддельными/подложными документами, должностные лица, в действительности работающие в том или ином контрольном органе, организации, но в конкретном случае действующие самостоятельно, быстро ретируются, когда представители предприятия звонят по месту их службы, ведь подобные сигналы чреваты самыми неприятными последствиями. Естественно, не рекомендуется звонить по телефонам, подсказанным самими визитерами или указанным в их документах, телефоны для связи лучше выяснить в справочной.

В составе группы лжепроверяющих может быть сотрудник того или иного контрольного госоргана, солидной общественной организации. Он то и дело показывает свое удостоверение, его фамилия указана в направлении на проверку. В таких случаях, позвонив в орган или организацию, выдавшие удостоверение, нужно выяснить, работает ли там данное лицо и направлялся ли этот сотрудник для проверки на данное предприятие. Если оба ответа будут положительными, то вы можете допустить для проверки только уполномоченное лицо, а его сопровождающих, не имеющих документов и/или не внесенных в распоряжение, попросите удалиться.

Комментарий Поддельные удостоверения, предъявляемые мошенниками, как правило, низкого качества. На таких «корочках», купленных по случаю в переходе метро, присутствует простейшая фоновая сетка, нередко имеются орфографические и пунктуационные ошибки, искажены названия существующих органов, организаций, служб, департаментов, отделов, или же приведены вымышленные ведомства, службы.

В таких документах встречаются указания на право бесплатного проезда, а изображения государственной и ведомственной символики (гербов, эмблем, флагов) не соответствуют утвержденным.

Изучение фотографии, вклеенной в удостоверение, также может указать на подделку. Например, «сотрудник» силового контрольного или надзорного ведомства, облачен в форменную рубашку, китель, но при этом отсутствуют погоны.

Иногда удостоверения, предъявляемые лжеревизорами, оформлены на подлинных бланках, в них имеются все необходимые реквизиты, голограммы, печати. Вот только данные документы не зарегистрированы в выдавшем их ведомстве, организации.

Д. Коломиец

В заключение вернемся к теме, рассмотренной в первой части настоящей статьи, а именно к вопросу о том, обязаны или нет работодатели исполнять представления, полученные от профсоюзов. Тогда мы ссылались на п. 3 ст. 15 проекта закона города Москвы «Об охране труда в городе Москве»20, в котором, напомним, было указано, что соответствующие органы профсоюзов имеют право направлять работодателям представления об устранении выявленных нарушений требований охраны труда и что эти представления должны быть обязательно рассмотрены. Однако редакция п. 3 ст. 17 принятого 12 марта 2008 года закона21 установила гораздо более жесткие требования: «в городе Москве профессиональные союзы в лице их соответствующих органов имеют право осуществлять выдачу работодателям представлений, содержащих обязательные к выполнению требования об устранении выявленных нарушений прав и законных интересов работников в области охраны труда».

 


1 Окончание. Начало см.: Елена Покидова. Контроль вне закона. Часть I // Dиректор-Инфо. — 2007. — № 5. — С. 18–25. Возврат

2 См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.09.06 № А66-13426/2005. Возврат

3 См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 03.08.06 № Ф08-3306/06-1423А. Возврат

4 См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 22.04.04 № А12-13168/03-с45. Возврат

5 См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.12.07 № А42-3560/2007. Возврат

6 См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 26.04.07 № А65-22738/06-СА3-43. Возврат

7 Согласно указанной статье, дело об административном правонарушении должно рассматриваться по месту его совершения. В этой норме установлены также и исключения из общего правила территориальной подведомственности, которые в рассматриваемом деле отсутствовали. Возврат

8 См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.11.05 № Ф04-8272/2005(17050-А46-29). Возврат

9 Федеральный Закон № 7-ФЗ от 10.01.02 «Об охране окружающей среды». Возврат

10 См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 18.04.07 № А72-7639/06. Возврат

11 Органом, уполномоченным на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, является Минздравсоцразвития РФ. Возврат

12 См.: Положение о проведении государственной экспертизы условий труда в Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 25.04.03 № 244 (с изменениями от 01.02.05). Возврат

13 Обратите внимание: в ТК РФ не говорится о непременном наличии у контролеров распоряжения (приказа) о направлении на проверку, необходимость которого предусмотрена Федеральным законом «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» № 134-ФЗ от 08.08.01 (далее — Закон о защите прав юридических лиц), а в иерархии правовых актов кодекс занимает все-таки более высокое место, чем закон. Возврат

14 П. 1 ст. 7 Закона о защите прав юридических лиц. Возврат

15 См., например: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.08.03 № А10-1097/03-4-Ф02-2613/03-С1. Возврат

16 См.: Постановление ФАС Уральского округа от 12.05.05 № Ф09-1943/05АК. Возврат

17 См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.09.03 № А31-1104/16. Возврат

18 См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.05.06 № А05-15484/2005-33. Возврат

19 Иногда такие удостоверения, по данным выдавшего их органа, организации, числятся как сданные и даже уничтоженные. По выявлении таких случаев проводятся служебные проверки. Возврат

20 См.: Постановление Правительства Москвы от 18.12.07 № 1082-ПП. Возврат

21 Закон г. Москвы от 12.03.08 № 11 «Об охране труда в городе Москве». Возврат