Директор-Инфо №5'2008
Директор-Инфо №5'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Контроль вне закона. Часть 1

Елена Покидова

Сомнения представителей компаний и предпринимателей в законности проведенных теми или иными органами и организациями контрольных мероприятий возникают часто, как и затруднения в определении объема прав и полномочий проверяющих.

За деятельностью хозяйствующих субъектов следят десятки самых разнообразных ведомств, среди которых происходит постоянная ротация: одни упраздняются, создаются другие, одни утрачивают все или часть контрольных, надзорных функций, полномочий, другие приобретают1. Кроме того, на местах власти наделяют те или иные структуры контрольными функциями не всегда на законных основаниях, да и самодеятельность разных органов, государственных и общественных организаций и их представителей по присвоению чужих полномочий в современной России пока не редкость.

Комментарий Появление представителей проверяющих структур на любом предприятии, в офисе, как правило, вызывает небольшой переполох, даже если о визите контролеров было известно заранее. Если же проверка нагрянула неожиданно или контролеры представляют неведомую структуру, то растерянность в рядах должностных лиц и рядовых работников проверяемых организаций усиливается.

В таких ситуациях представителям проверяемых бывает трудно собраться с мыслями и вспомнить алгоритм самых первых действий при проверке2: потребовать от контролеров удостоверения и постановление, решение о проведении мероприятия; проверить наличие обязательных реквизитов в этих документах; сверить данные; посмотреть, как вопрос о предмете проверки отражен в постановлении, решении о проверке; установить подлинность и действительность документов; прояснить полномочия контролеров и пр.

Только потом, когда проверяющие уйдут, у должностных лиц возникают запоздалые сомнения. Затем приходят осознание неправильности своего поведения и сожаление об упущенных возможностях. Например, вспоминается, что решение о проведении проверки так и не было предъявлено; что контролеры, помахав перед глазами красными «корочками», отказались передать их для изучения, да и вели себя слишком уж бесцеремонно и вроде бы пытались скрыть свою нервозность; что прежде, чем впустить визитеров, представлявших неизвестный орган (организацию), нужно было бы проверить наличие у проверяющей структуры законного права на осуществление мероприятия по контролю; что требование об уплате штрафа «на месте» выглядит по меньшей мере странным, как и квитанция о его оплате, выданная проверяющим, и пр.

Чтобы этого избежать, администрация предприятия должна загодя подготовиться к встрече проверяющих и разработать четкие и подробные инструкции для персонала. Лучше, если эти инструкции будут письменными, а распечатки всегда будут под рукой. В них нужно указать, какие документы требовать от проверяющих, как они должны быть оформлены, кого и в каких случаях не допускать на предприятие и что при этом говорить, на какие нормативные акты ссылаться (можно привести и выдержки из соответствующих норм). Нелишне указать и номера телефонов, по которым представители организации смогут позвонить, чтобы проверить личности и полномочия контролеров.

Дмитрий Коломиец, юрист

Скверная осведомленность предпринимателей и представителей организаций о полномочиях и функциях контрольных структур — благодатная нива для проходимцев, которые под прикрытием общественных объединений (как зарегистрированных, так и не зарегистрированных) делают собственный бизнес. От имени общественных организаций проводятся проверки, экспертизы, выявляются самые разнообразные «нарушения», а затем общественники без особых усилий обирают бизнес.

С «выездными проверками» могут заявиться инспектора от самых разнообразных обществ (природоохранных, профсоюзных, защиты прав потребителей и предпринимателей, охраны материнства и детства и пр.). Как правило, такие организации, как и положено, зарегистрированы в Минюсте РФ и носят громкие названия, в которых нередко обыгрываются слова «Россия», «всероссийский», «региональный», «межрегиональный», «правительственный», «столичный», «государственный», «департамент», «министерство», «служба», «комитет», «центральный», «защита прав», «контроль», наименования населенных пунктов, географические названия (в т. ч. и устаревшие, исторические) и пр. На удостоверениях, бланках и печатях таких организаций зачастую присутствуют изображения или отдельные элементы государственных и муниципальных символов: флаги, гербы, эмблемы и пр. Все это, плюс самоуверенность и безапелляционность в поведении и репликах общественных деятелей, их выразительные недомолвки и многозначительные взгляды, исподволь подводит проверяемых к ошибочным выводам о том, что к ним пожаловали сотрудники весьма и весьма влиятельной структуры, что федеральные или региональные власти предоставили ей контрольные, а возможно, еще и карательные функции, что круг вопросов, которые входят в ведение этой структуры, очень и очень широк.

Удачно дополняют картину ультимативные требования проверяющих «позвать директора», «предъявить документы» и робко жмущиеся в сторонке граждане, которых контролеры призвали в свидетели и паспортные данные которых уже заносятся одним из общественников в «акт проверки» и «протокол».

Комментарий Бланки таких «актов» и «протоколов» заслуживают особого внимания. Они могут быть отпечатаны типографским способом и на хорошей бумаге. Дополнительный деморализующий представителей проверяемого предприятия фактор — ссылки прямо в текстах «актов», «протоколов» на нормативно-правовые акты, причем как действующие, так и утратившие силу и даже никогда не существовавшие. Выдержки из разнообразных законов, постановлений, приказов могут быть приведены в тексте «актов», «протоколов», а могут цитироваться проверяющими. Зачастую такие цитаты выдергиваются из контекста и смысл нормы искажается; кроме того, цитаты и толкования норм не всегда достоверны, как и квалификация правонарушений, которая приводится в «актах», «протоколах» или же дается самими проверяющими.

Чтобы «контролеры» не упустили чего-нибудь важного и, очевидно, для ускорения процесса оформления результатов проверки (для успеха подобных акций важен фактор внезапности), бланки «актов» и «протоколов» бывают многостраничными. В них перечисляются всевозможные виды нарушений, которые предстоит выявить. Заполняя этот бланк, общественный инспектор должен просто проставить отметку (крестик или галочку) напротив нужного пункта. Такие акты являются еще и своеобразной шпаргалкой, которая позволяет полуграмотным, но весьма нахальным инспекторам от общественности не забыть и не перепутать названия правонарушений и документов.

Дмитрий Коломиец

Комментарий Перечень запрашиваемых от предпринимателей и организаций документов при проверках, проводимых общественными объединениями, зачастую очень велик. Контролеры от общественности незаконно требуют и учредительные документы, и медицинские книжки работников, кадровую документацию и документацию по охране труда, бухгалтерские документы. Они проверяют соблюдение Правил пожарной безопасности, санитарных норм, применение ККТ и пр.

Но общественные объединения не вправе подменять собой органы государственного контроля (надзора) и проверять наличие заключений Роспотребнадзора, Госпожнадзора, соблюдение санитарных правил, трудовых прав граждан и прочее, как не вправе они проверять наличие и порядок ведения журнала учета мероприятий по контролю, предусмотренного ст. 9 Федерального закона от 08.08.01 № 134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», субъектами которого общественные организации не являются. На это неоднократно обращали внимание в своих разъяснениях и уполномоченные контрольные органы, и органы местного самоуправления, и представители добропорядочных общественных организаций, которые вынуждены постоянно оправдываться в незаконных действиях объединений-рэкетиров.

Так, общероссийское исследование «Условия и факторы развития малого предпринимательства в регионах РФ», проведенное в 2006 году общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» и ВЦИОМ, подтвердило, что участившиеся проверки со стороны общественных объединений иногда серьезно препятствуют работе предприятий малого и среднего бизнеса. Антимонопольное ведомство, а позднее и Роспотребнадзор также обращали внимание на эту проблему: «…отдельные общественные организации по защите прав потребителей в качестве единственного и приоритетного направления своей деятельности определяют контрольные функции, организуя проверки хозяйствующих субъектов по вопросам, не относящимся к их компетенции, превратно истолковывая при этом принципы общественного (негосударственного) контроля…»3

Надежда Панина, юрист

Нарушений, действительных и мнимых, в ходе «проверок» выявляется множество, но требования деятелей от общественности, как правило, не отличаются разнообразием. В конечном итоге все сводится к выманиванию денег. Суммы обычно не слишком велики: от одной до 25 тысяч рублей, т. е. при желании проверяемый может расплатиться прямо на месте, либо в кратчайшие сроки перевести нужную сумму на счет, указанный проверяющими. Деньги вымогаются под видом «штрафов», нарушителям предлагается также возместить расходы общественной организации по подготовке и проведению проверки, оплатить выявление нарушений, разработку и выдачу рекомендаций по их устранению. Реже вымогаются «взятки» — за то, чтобы «не давать делу ход». Кроме того, общественники нередко навязывают за умеренную плату и свои «сертификаты качества» как гарантию того, что на данном предприятии данная общественная структура появляться не будет.

Если представитель проверяемого согласен, «взятка» просто перекочевывает в карман проверяющих, а вот с расчетами «за услуги» и «штрафами» возможны вариации. Иногда указывается счет, на который в течение короткого срока предписывается перечислить «штраф», а иногда его требуют уплатить немедленно. В последнем случае может выписываться квитанция или же делается пометка об оплате прямо в акте, протоколе. Правда, с копиями этих документов наиболее осторожные проверяющие не любят расставаться и не всегда выдают их проверяемым, чтобы не оставлять доказательств противозаконной деятельности.

Существуют и более изощренные виды рэкета.

Пример Несколько лет назад в столице с размахом действовало некое общество защиты прав потребителей, которое охватило тотальными «проверками» тысячи столичных предпринимателей и организаций. Штрафов общественные деятели не вымогали и не налагали, от предложенных «взяток» принципиально отказывались. Но денег с бизнесменов в конечном итоге собрали много.

Технология была проста: в акте проверки «проверяющие» обязывали руководителя компании или предпринимателя устранить выявленные нарушения в установленные сроки и явиться в назначенный день и час по месту нахождения общественной организации для разбора. Высокой комиссии предлагалось представить пояснительную записку и доказательства устранения нарушений. Тут же в акте указывалось, что если этого не произойдет, то материалы проверки общественные контролеры передадут уполномоченному органу (Госторгинспекции, санитарной службе, налоговой полиции, ОБЭП, Госпожнадзору и пр.), и тот неизбежно примет к нарушителю и его должностным лицам самые жесткие меры.

При следующей встрече с руководителем компании или предпринимателем представители объединения напоминали, что их общество защиты прав потребителей действует по поручению всех контрольных госорганов, знакомились с объяснениями и доказательствами, слегка журили за нарушения. После чего предлагали организации или предпринимателю стать членом своей общественной организации в обмен на посулы замять дело о нарушениях и не направлять акт проверки в уполномоченную госструктуру для принятия административных мер воздействия к нарушителю. Кроме того, общественные деятели обращали внимание бизнесменов на тот «факт», что все предприятия — члены общества автоматически приобретают иммунитет от любых проверок любых госорганов! Индульгенция стоила не дорого: первичный взнос (около 200-300 долларов) и ежемесячные членские взносы (около 50 долларов). В документах, правда, эти поборы именовались не «взносами», а «платой за консультации». Естественно, никакого иммунитета от проверок и «прощения прошлых и будущих грехов» ни один из членов общества не приобретал.

Сотни актов, составленных в отношении строптивых (тех, кто не явился для разбора или отказался платить за фиктивные консультации) все-таки ушли по подведомственности. Значительная часть этих актов поступила в территориальные органы Госторгинспеции. Однако никакого наказания действительные и мнимые нарушители не понесли, хотя в некоторых актах представители проверяемых собственноручно написали признание всех своих вин, фактов правонарушений и обещали исправиться.

Дело в том, что по закону акты, составленные неуполномоченным лицом (неуполномоченным органом), не имеют юридической силы и не устанавливают юридические факты. Такие документы, как и любая другая информация о правонарушении, могли быть использованы уполномоченными госструктурами лишь для определения в рабочем порядке предметов будущих собственных проверок хозяйствующих субъектов. Правда, амбициозное общество, по устоявшейся уже практике, проигнорировало требования закона, и в московские суды поступил целый ряд жалоб на действие должностных лиц Госторгинспекций, не наложивших на основании полученных актов ни одного взыскания на нарушителей правил торговли. Однако безосновательность таких жалоб была очевидна с самого начала.

 

К сожалению, правоохранительные органы по собственной инициативе не часто принимают меры в отношении «общественных деятелей», нарушающих закон, и редко начинают проверки по обращениям индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций. Для серьезного расследования милиционерам и прокурорам, как правило, необходим более весомый повод, например официально полученные материалы и сообщения от какого-то госоргана о массовой незаконной деятельности общественной организации. Так, и в рассмотренном примере общественных рэкетиров не замечали до тех пор, пока муниципальные власти не обратились в прокуратуру4.

По закону общественные объединения вправе осуществлять только общественный контроль соблюдения законодательства и могут применять к нарушителю только меры общественного воздействия. Например, вести разъяснительную и просветительскую работу, консультировать, при необходимости оказать помощь в составлении искового заявления, осуществлять сопровождение судебных дел, размещать информацию в СМИ и пр.

Главная ошибка менеджмента компаний, индивидуальных предпринимателей и их работников — отождествление общественного объединения, которое самочинно присвоило себе контрольные функции, с госорганами, которые получили соответствующие полномочия в силу закона.

Комментарий Статья 370 Трудового кодекса и ст. 20 Закона о профсоюзах предусматривают, что профсоюзы, а также созданные при них правовые и технические инспекции труда могут контролировать только соблюдение трудового законодательства, иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, и обеспечение охраны труда.

Но профсоюзы и их инспекции не могут привлекать работодателей к административной ответственности, запрещать или приостанавливать работы на объектах, а их представления, предписания и указания не являются обязательными для исполнения работодателями. Так, в п. 3 ст. 15 проекта закона города Москвы «Об охране труда в городе Москве»5 указано: «профессиональные союзы в лице их соответствующих органов имеют право направлять работодателям представления об устранении выявленных нарушений требований охраны труда, обязательные для рассмотрения». То есть, получив такое представление, администрация работодателя обязана будет только лишь его рассмотреть, но не обязана исполнить.

Дмитрий Коломиец

На практике представителей проверяемых хозяйствующих субъектов вводят в заблуждение отдельные положения законодательства, из которых не без помощи общественных инспекторов они делают неправильные выводы. Например, ст. 45 Федерального закона «О защите прав потребителей» определяет, что именно вправе делать общества, специализирующиеся на такой защите, для осуществления своих уставных целей. Рассмотрим некоторые из этих прав.

Первое. Проводить независимую экспертизу качества, безопасности товаров (работ, услуг), а также соответствия потребительских свойств товаров (работ, услуг) заявленной продавцами информации о них.

При этом закон не обязывает хозяйствующих субъектов предоставлять товар (работу, услугу) на экспертизу по требованию общественных организаций. Поэтому, если общественным деятелям приспичит провести экспертизу и они изъявят желание изъять товары, вещи, укажите, что приобрести товар, работу, услугу можно в порядке, предусмотренном для рядовых потребителей, на общих основаниях. Обратите внимание общественных инспекторов и на то, что при попытке силового захвата вашего имущества или тайного его похищения вы обратитесь в органы внутренних дел или в прокуратуру с соответствующим заявлением.

Несколько лет назад чиновники антимонопольного ведомства разъясняли, как понимать такое право на проведение экспертиз. Они указали, что экспертиза, проводимая общественным объединением, может считаться независимой, только если она проводится при сравнительном тестировании товаров, но никак не в связи с рассмотрением судом конкретного дела в защиту прав потребителей. Общественная организация вправе провести экспертизу по собственной инициативе и, если результаты окажутся неудовлетворительными, обратиться в суд с исковым заявлением в защиту конкретного потребителя, либо в защиту прав неопределенного круга потребителей. Но при этом суд оценит результаты такой экспертизы (как и любой другой), только лишь как одно из представленных сторонами письменных доказательств. То есть результаты такой экспертизы и выводы специалистов не имеют приоритетного значения перед другими доказательствами и ничто не мешает ответчикам в таких процессах ставить под сомнение выводы экспертов общественной организации и их квалификацию, представлять суду заключения других экспертов и специалистов и пр.

Второе. Проверять соблюдение прав потребителей и правил торгового, бытового и иных видов обслуживания потребителей, составлять акты о выявленных нарушениях прав потребителей и направлять указанные акты для рассмотрения в уполномоченные органы государственной власти, а также информировать органы местного самоуправления о выявленных нарушениях, участвовать по просьбе потребителей в проведении экспертиз по фактам нарушения прав потребителей.

Право «на проверку» в значительной степени декларативно, тем не менее это положение закона вызывает наибольшее число нареканий у защитников бизнес-структур и именно на данную норму ссылаются общественные организации, отстаивая свои права на проверки.

О юридической силе актов, составленных по результатам подобных проверок, было сказано выше.

Обязанность допускать на предприятие общественников законодательно не установлена, порядок проведения таких проверок не регламентирован и не урегулирован, не предусмотрены и санкции за неисполнение требований инспекторов от общественности.

Комментарий Вопрос о том, стоит ли допускать инспекторов из общественной организации на территорию предприятия, какие документы им предоставлять, в какой момент попросить покинуть территорию и пр., целиком отнесен к ведению администрации предприятия. При этом следует помнить, что подобные проверки могут носить заказной характер. Например, проверяющие придут за информацией по поручению конкурентов или рейдеров.

Сергей Бобров, юрист

Комментарий Однажды за консультацией обратился по телефону управляющий ресторана, на пороге которого стояла группа инспекторов из общества защиты прав потребителей. Управляющий не знал, стоит ли пускать эту группу для проверки или нет. Общественники вели себя вызывающе и с напором, требовали допустить их в зал, приготовить и безвозмездно предоставить для дегустации образцы блюд и напитков на которые они укажут, заявили о желании проверить кухню и подсобные помещения ресторана на предмет соблюдения санитарных норм и для изъятия проб и образцов.

Подробно рассказывать управляющему о том, что имеют, а что не имеют права делать общества защиты прав потребителей, не было времени, приехать для переговоров с ними ни я, ни мой помощник не успевали. Тогда я попросил управляющего спрогнозировать реакцию санитарного врача, который обнаружит на кухне ресторана за отбором проб посторонних граждан, не имеющих даже медицинских книжек. Попросил представить и реакцию участкового милиционера, который регулярно проводит профилактическую работу — беседы с менеджерами и персоналом ресторана — в связи с угрозой терактов.

После этого сомнения управляющего отпали. На место был вызван наряд милиции, который помог охране выпроводить «контролеров».

Алексей К., адвокат

Что касается законности требований общественников о предоставлении оригиналов или копий документов, то тут нужно руководствоваться положениями Закона о защите прав потребителей. Так, до потребителей информация об изготовителе, исполнителе, продавце, о товаре, работе, услуге может доводиться через маркировку, в технической документации, прилагаемой к товарам, на этикетках и т. п. А вот обязанность предоставлять оригинал соответствующего документа не установлена. Следовательно, и общественные объединения потребителей не вправе требовать предоставления таких документов, как не имеют они права контролировать деятельность изготовителей товаров, исполнителей услуг и торговых организаций.

Кроме того, такие общества в соответствии с действующим законодательством не вправе проводить контрольные закупки и перевешивания, обследования складских, подсобных и прочих помещений.

Третье. Вносить в федеральные органы исполнительной власти, организации предложения о принятии мер по повышению качества товаров (работ, услуг), по приостановлению производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг), не соответствующих предъявляемым к ним обязательным требованиям.

Ключевое слово тут «предложения», а с предложениями могут обращаться многие другие органы и организации.

Четвертое. Вносить в органы прокуратуры и федеральные органы исполнительной власти материалы о привлечении к ответственности лиц, осуществляющих производство и реализацию товаров (выполнение работ, оказание услуг), не соответствующих предъявляемым к ним обязательным требованиям, а также нарушающих права потребителей.

Такие материалы и показания членов общественной организации, как и обращения рядовых потребителей и предоставленные ими доказательства, могут послужить основанием для назначения проверки уполномоченным органом, они могут быть использованы при производстве по административным, уголовным или гражданским делам наравне с другими доказательствами.

Пятое. Обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) и др.

Этим правом общественные рэкетиры активно пользуются, заявляя иски о защите неопределенного круга лиц и о возмещении своих расходов при отказе проверенных предприятий от выплаты поборов. Инициирование таких дел не только воспитательная мера, но и способ компенсировать затраты на проверку и получить некие дополнительные суммы. Дело в том, что по Закону о защите прав потребителей, если общественное объединение потребителей (их ассоциаций, союзов) обращается с иском в защиту прав потребителя, то оно получает 50 % от взысканного с ответчика штрафа. Кроме того, проигравшего дело ответчика суд должен обязать возместить истцу все понесенные по делу судебные издержки и расходы, в т. ч. на проведение независимой экспертизы.

Тем не менее хозяйствующим субъектам не следует соглашаться на предложенные шантажистами правила игры и нецелесообразно во всех случаях избегать подобных судебных разбирательств. Лучше потратить деньги с большей пользой и обратиться к хорошему юристу, который будет представлять интересы ответчика в процессе, а заодно поможет отвадить общественных рэкетиров от вашего предприятия. Закон достаточно хорошо защищает как интересы потребителей, так и интересы продавцов (производителей) товаров и услуг от потребительского экстремизма, но тут важно правильно использовать предоставленные возможности.

Полагаем, что приведенных выше аргументов достаточно, чтобы не допускать общественных деятелей для проверок на предприятия.

Если же подобные визитеры появятся, существует несколько нехитрых правил поведения.

Прежде всего, требуйте документы (в т. ч. и паспорта общественников) и подробную информацию об обществе (по возможности с документов лучше снять копии или хотя бы переписать их реквизиты и основные данные об обществе и его проверяющих). Такие сведения могут пригодиться в будущем.

Ознакомившись с документами, можно указать проверяющим на дверь и далее действовать по обстановке: например, вызвать наряд милиции, если общественники будут упорствовать в своем желании провести проверку или начнут хулиганить, силой прорываться на территорию предприятия.

При этом не стоит удивляться ни оперативному появлению на месте людей в милицейской форме или с удостоверениями сотрудников правоохранительных органов, которых вы не вызывали, ни тому, что эти сотрудники поддержат общественников в их желании проникнуть на предприятие, совершить контрольную закупку. Милиционеры могут также заявить о своем желании немедленно провести совместную с общественниками проверку, ревизию. В последнем случае алгоритм действий такой же, как и при милицейской проверке: потребовать от милиционеров представиться, предъявить служебные удостоверения и постановление о проведении проверки6. Оно выносится либо начальником органа внутренних дел, либо его заместителем. Напомним, что с 2003 года сотрудники МВД могут проводить проверки только на основании такого постановления. Если оно не представлено или составлено не по форме7, не допускайте на свою территорию «контролеров». Дополнительно следует проверить полномочия милиционеров, а заодно и их личности. Для этого можно связаться с органом, который представляют визитеры, или позвонить в службу собственной безопасности МВД. Дежурная часть ДСБ МВД России: (495) 239–07–30. УСБ ГУВД города Москвы: (495) 255–96–57. УСБ ГУВД Московской области: (495) 317–24–66.

Конечно, желательно, чтобы во время переговоров с контролерами интересы проверяемого представлял юрист. Если это невозможно, то оперативно получить заочную консультацию по интересующему вас вопросу можно и в специализированных службах, созданных региональными и муниципальными властями для поддержки малого и среднего бизнеса, по телефонам «горячих линий». Такие линии действуют и при объединениях предпринимателей.

Окончание следует

 


1 Уследить за всеми такими изменениями предпринимателям и должностным лицам компаний сложно, да и перед юридическими службами (если они на предприятиях имеются) обычно не ставится задача проведения постоянного мониторинга действующих контрольных органов и определение объема их полномочий при проведении контрольных мероприятий. Возврат

2 D уже не раз писал о различных проверках, в том числе и о том, как проверяемым следует вести себя в самом начале мероприятия. См., например: А. Дятлов. Осторожно: милицейские проверки // Dиректор-Инфо. — 2004. — № 36. — С. 8–12; Р. Сбоев. К вам пришла государственная инспекция труда // Dиректор-Инфо. — 2005. — № 17. — С. 14–20; Д. Коломиец, Е. Покидова. Проверка: работа над ошибками // Dиректор-Инфо. — 2005. — № 19. — С. 14–21; Д. Коломиец, Е. Покидова. Без вины виноватые // Dиректор-Инфо. — 2005. — № 31. — С. 10–18; Н. Панина. Проверка в белом халате // Dиректор-Инфо. — 2005. — № 44. — С. 8–14; Н. Панина. Горим?.. Не горим?.. // Dиректор-Инфо. — 2006. — № 1. — С. 12–21; А. Соколова. Милиция проверяет бизнес // Dиректор-Инфо. — 2007. — № 8. — С. 16–23. Возврат

3 См.: Письмо Роспотребнадзора от 29.06.05 № 0100/4938-05-32 «О полномочиях общественных объединений потребителей». Возврат

4 Впрочем, в прессе позднее мелькали сообщения злопыхателей о якобы имеющейся близости руководителей общества защиты прав потребителей к высокому милицейскому начальству. Возврат

5 Постановление Правительства Москвы от 18.12.07 № 1082-ПП. Возврат

6 Проверка, ревизия, которые проводит милиция, не относятся к деятельности органов внутренних дел по предотвращению и пресечению преступлений и административных правонарушений, осуществляемых в рамках правоохранительной деятельности, поэтому постановление на проверку в первом случае необходимо. Возврат

7 В постановлении указывается номер, дата вынесения, персональный состав группы проверяющих и пр. Документ заверяется подписью должностного лица и печатью. В таком постановлении должна быть графа для отметок об ознакомлении с документом проверяемого лица (его представителя). Обращайте внимание и на то, подведомственна ли территория, на которой проводится проверка, тому или иному органу внутренних дел. Возврат