Директор-Инфо №4'2008
Директор-Инфо №4'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Русские торги. Ценовой прогноз для ближайших Phillips и Sotheby’s

Материал подготовил Владимир Богданов

Скрипка Гварнери куплена русским

13 февраля 2008 года аукционный дом Sotheby’s подтвердил, что московский юрист, бизнесмен и филантроп Максим Викторов в ходе подготовленной домом частной сделки приобрел уникальную скрипку 1741 года работы знаменитого мастера Джузеппе Гварнери дель Джезу из Кремоны — самого знаменитого Гварнери (Guarneri del Gesu) в итальянской скрипичной династии.

Точная сумма сделки по желанию сторон не была объявлена. Однако Sotheby’s, осуществивший ее брокерское сопровождение, в официальном пресс-релизе намекнул, что уплаченная сумма значительно превосходит существовавший до этого ценовой рекорд для музыкальных инструментов. Таким рекордом до известного момента являлись 3,54 миллиона долларов, которые были заплачены за скрипку «Хаммер» работы Антонио Страдивари в мае 2006 года. Значит, уже больше 3,54 миллиона долларов. А чуть позже из газет стала известна другая ценовая проговорка — непосредственно от нового владельца «гварнери». Викторов намекнул, что цена скрипки Гварнери оказалась выше того рекордного «страдивари» в несколько раз. В несколько — это в два? в три? То есть 7–10 миллионов долларов? Остается только гадать, так как вещи исключительного качества не предполагают разумности цены. Любопытно, что до этого самой дорогой скрипкой Гварнери считался кремонский инструмент Baron Heath 1743 года, проданный в 1988 году на Sotheby’s за 572 тысячи полновесных фунтов.

О скрипках Гварнери, от звуков которых лились слезы восхищения у Страдивари-Шакурова в фильме «Визит к Минотавру», известна одна интересная подробность. По мнению экспертов, лучшие экземпляры Гварнери по отдельным параметрам и в определенных помещениях превосходят лучшие инструменты Страдивари. Разбирающиеся люди ценят их за теплоту звучания и какой-то особый звучный тон. Любопытно, что знаменитый виртуоз Никколо Паганини предпочитал именно скрипку Джузеппе Гварнери дель Джезу.

История купленного Викторовым инструмента довольно хорошо прослеживается. Известно, что около 15 лет, с середины 1840-х до 1860 на ней играл бельгийский маэстро Анри Вьетан, а потом более 100 лет инструмент принадлежал семье скрипача. Творение Гварнери, по планам, уже должно быть доставлено в Москву, а в конце марта израильский скрипач Пинхас Цукерман сыграет на «гварнери» в Большом зале московской консерватории.

До февральской сделки с «гварнери» все призовые места на ценовом подиуме занимали скрипки работы Антонио Страдивари:

  • Hummer 1707 года за 3,54 миллиона долларов (Christie’s, 2006);
  • Lady Tennant 1699 года за 2,03 миллиона долларов (Christie’s, 2005);
  • The Kreutzer 1727 года за 1,58 миллиона долларов (Christie’s, 1998).

Открытые рыночные сделки со скрипками экстра-класса очень редки. А точные цены бывают известны только для аукционных продаж, так что наш импровизированный рейтинг, не исключено, совсем не полон. Цены частных сделок могли быть и выше. Даже наверняка. Например, несколько лет назад «страдивари» особо ценного периода — после 1700 года — могли стоить 6 миллионов долларов. Раз назывались такие оценки, значит, можно предположить, что какие-то инструменты так продавались? В любом случае, видя ценовую динамику для топ-скрипок, легко поверить, что февральская «гварнери» могла стоить ближе к 10 миллионам долларов.

Источники: www.sothebys.com, www.bloomberg.com, www.kommersant.ru, www.tvkultura.ru

Русские на Phillips de Pury в феврале

28 февраля лондонский дом Phillips de Pury (www.phillipsdepury.com) проведет аукцион современного искусства, в число лотов которого включены работы и русских художников. Позиция Phillips — не разделять торги по национальному признаку, что призвано подчеркивать фактическую интеграцию современного русского искусства в международный арт-процесс. Так что работу по вычленению «русского стринга» за него придется сделать нам самим. Рановато пока перемешивать первые имена. Аудитория Владимира Янкилевского и Жана-Мишеля Баскии эмоционально может быть поразительно близкой, но инвестиционной тактике будет следовать все-таки совсем разной.

Подбор лотов Phillips соответствует сложившейся неформальной ценовой иерархии. Русский рейтинг эстимейтов на этот раз по праву возглавляет произведение Ильи Кабакова — автора самой дорогой работы, выполненной ныне живущим русским художником. В настоящий момент в топ-12 русских художников Кабаков занимает 10 место с работой «Номер люкс», проданной на том же Phillips 22 июня прошлого года за 3,585 миллиона долларов. Интересно, что за Кабаковым давно закрепилась слава «миллионера», но эти многомиллионные цены достигались на галерейном рынке, в рамках частных, непрозрачных сделок. В состязательном же аукционном режиме миллионный барьер до сих пор преодолели лишь две вещи знаменитого концептуалиста: уже упомянутое трехметровое масло «Номер люкс» и инсталляция «Коммунальная кухня» (1991), купленная опять же на Phillips в октябре прошлого года за 1,21 миллиона долларов плюс комиссия.

В конце февраля к этой паре может добавиться третья вещь. Инсталляция «Композитор» 1988 года оценена в 500–700 тысяч фунтов, и нет причин сомневаться в таком ценовом потенциале работы. «Композитор» технически состоит из 32 пюпитров с большим листом графики на каждой нотной подставке. Авторская легенда произведения — выступление на товарищеском суде композитора Владимира Евдокимова, мечтавшего примирить ссорящихся обитателей коммунальной квартиры с помощью музыки. Соседи и впрямь примирились — объединенные идеей устроить разнос «шумному» композитору за нарушение правил социалистического общежития. Это — поверхность, за которой начинается глубина метафор: роль творческой личности в несвободной стране, преодоление страхов и внутренней изоляции, спасительность оптимизма. А за каждым тезисом — еще миллион слоев, чем и интересно обладание работами Кабакова: если владельцу покажется, что он сам до всего дошел и смыслы приобретенной работы исчерпаны, то можно купить одну из десятков книг о творчестве художника и продолжить увлекательный процесс постижения. А книг на английском о Кабакове действительно много, это единственный из современных русских художников, чьи идеи так тщательно изучаются на Западе. Инсталляция «Композитор» — часть значительного цикла «Десять персонажей», половина работ из которого находятся в экспозициях главных музеев мира. В частности, в нью-йоркском музее современного искусства, парижском центре Жоржа Помпиду, собрании Доджей в музее университета Ратгерс в Нью-Джерси, а также в музеях Осло и Мюнхена. Словом, с высоты таких обстоятельств верхние 700 тысяч фунтов (полтора миллиона долларов) уже не кажутся необоснованной ценой. Может, даже 850 тысяч, почему нет?

Вторым местом в ценовом рейтинге русского современного искусства Эрик Булатов тоже обязан аукциону Phillips, на котором его холст «Не прислоняться» (1987) в прошлом году был продан за 916 тысяч фунтов — почти два миллиона долларов. В предпоследний день нынешнего февраля на торгах будет продаваться вещь не менее представительная. Эстимейт двухметрового квадратного холста «Небо и море» (1985) по традиции скромный — 300–500 тысяч фунтов. В качестве ориентира его можно рассматривать очень условно, ведь рекордный двухмиллионный «булатов» тоже взлетал с эстимейта в 100–150 тысяч фунтов. Работа «Небо и море» уступает в размере рекордной «Не прислоняться», но предельно узнаваема и довольно декоративна. Может быть, достигнет и 900 тысяч фунтов…

Огромный, 240 х 150, холст Олега Васильева «Старый дом в Пущино» (1989) выставлен на аукцион с ценовым ориентиром в 90–120 тысяч фунтов. Вообще говоря, Васильев в этом сезоне может стать фаворитом торгов — например, на предстоящем Sotheby’s его концептуалистский шедевр встал на обложку. Лот Phillips тоже вызовет интерес ценителей творчества заслуженного сретенца. Хоть и не такой. Эта вещь очень русская, не универсальная ни по теме, ни по выразительным средствам. Нужны разъяснения искусствоведа, чтобы зритель разглядел в ней новаторство. В международном контексте это вряд ли зачтется в плюс, но коллекционеров-соотечественников точно не отпугнет. Прогноз D: 150 тысяч фунтов.

«Маска» Натальи Нестеровой (другое название «Я люблю тебя») очень необычный полиптих из 9 холстов, образующих причудливую геометрическую фигуру. Новый владелец явно получит интеллектуальное удовольствие от расшифровки послания, заложенного в жестах персонажей. Никакой иронии — в самом деле интересно. Вещь настолько необычна, что для нее никак не получится строить прогнозы, опираясь на исторический опыт. Раньше вполне сильным холстам сильной художницы не очень везло на торгах: вещи нередко оставались непроданными. Хочется надеяться, что «Маску» ждет успех. Тем более что и эстимейт обозначен довольно приветливый — 40–60 тысяч фунтов.

Триптих 1990 года Ивана Чуйкова, пожалуй, не столь интересен в расшифровке, хотя тоже в ней сильно нуждается. Первое впечатление — трансформация женского образа в символ трудового союза рабочих и крестьян. Надо сказать, в 1990-м году тема себя еще не исчерпала, и в идеологическом смысле претензий быть не может. А вот с декоративной стороны на предстоящем Sotheby’s у этого триптиха будет несколько очень убедительных конкурентов: все-таки тема окон в творчестве Чуйкова востребована больше. Триптих, вероятно, продастся, но в пределах эстимейта: 80–120 тысяч фунтов.

Конечно, самой запоминающейся вещью русского стринга, станет пентаптих Владимира Янкилевского, название которого не без изъяна получается перевести как «Сядь на поезд IV» (1992). Только представьте себе: пять двухметровых (в высоту) холстов образуют «поезд» длиной почти семь метров. Размер не единственная проблема. Образы откровенны, довольно провокационны, поэтому для того, чтобы любить работы Янкилевского вне стен музеев, владельцу требуется определенная смелость. Смелость для того, чтобы выдерживать настороженно-удивленные взгляды неподготовленных зрителей и дурацкие вопросы типа: тебе и в самом деле это нравится? А ведь стоит подождать пару недель, и на Sotheby’s будут куда более «пристойные» работы Янкилевского — геометрические тотемы. И узнаваемо, и, конечно, более прилично, да и размер удобнее. Вот только тотемы со всей их приличностью — это не шедевр, а этот серо-черный пентаптих, по сути, квинтэссенция лучших новаторских идей художника. Цены на работы Янкилевского растут из года в год, но художник по-прежнему недооценен. Так что момент для включения его работ в инвестиционную коллекцию по-прежнему благоприятный. Верхний эстимейт в 150 тысяч фунтов выглядит сильно заниженным, потому что речь идет, в принципе, о произведении музейного уровня.

Условный «русский стринг» Phillips закрывает композиция без названия Африки (Сергея Бугаева). Постмодернистская ухмылка на полотнище идеологического знамени — прием характерный и узнаваемый для творчества питерского «неоакадемика». Произведение-жест оценено в 20–30 тысяч фунтов. Пока такие цены можно назначать сильно авансом. Понятно, что питерский авангард, творчество «ассы», проекты художников круга Тимура Новикова — это значительное явление, которое будет еще изучаться, но все-таки всему свое время. И оно еще не пришло. Если полотнище Африки уйдет в пределах назначенного эстимейта, то это будет мало объяснимая с инвестиционной точки зрения покупка.

Источник: www.phillipsdepury.com

Cовременное искусство на Sotheby’s

На 12 марта в Лондоне намечены вторые в истории Sotheby’s специализированные торги работами современного русского искусства — преимущественно послевоенного неофициального и актуального искусства постперестроечного периода. Прошлые торги вышли на славу. Может быть, поэтому организаторы не стали шибко экспериментировать и сильно тасовать обойму художников, чтобы не спугнуть птицу удачи. Несколько имен добавилось, но в целом список повторился.

На обложке каталога — двухметровый холст перед «Перед закатом» (1990) Олега Васильева. Вещь с необычно высоким для Васильева эстимейтом — 200–300 тысяч фунтов, и надо сказать, есть за что. В основе своей это, конечно, соц-артовская метафора, в полной мере критическая к роли и образу вождя пролетариата. Сквозь створки окна, открытого в сторону памятника Ленину, кто-то почувствует глоток свежего воздуха свободы, другой — аллегорию рушащейся империи тьмы и серости, третий — угрозы, неизбежно возникающие после эйфории. Однако разговоры о поисках смыслов — это второй план, тогда как у работы есть очевидная особенность — исключительно высокая декоративность, четкость и лаконичность. Даже на техническом уровне. Для сравнения можно посмотреть еще одну работу Васильева из сотбисовского стринга — «Уходящий». И год хороший, 1978-й, до эмиграции (Васильев уехал в Штаты в 1989-м, значит «Перед закатом» писалась уже там), и смыслов едва ли не больше, и так же используется фирменное сочетание конструктивистских приемов с реалистической фактурой… а декоративно выглядит не в пример слабее. Отсюда и эстимейт 50–70 тысяч фунтов. Прогноз D примерно такой: «Перед закатом» уйдет за 400 тысяч фунтов, а «Уходящий» — за 120 тысяч фунтов.

Для скульптуры группы АЕС+Ф (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский, Владимир Фридкес), выставленной со вторым по величине эстимейтом 100–150 тысяч фунтов, ценовые прогнозы давать затруднительно. Для них это будет первый опыт продажи скульптуры на аукционных торгах (галерейные сделки не в счет). Несколько лет назад группа «прогремела» благодаря своему «Исламскому проекту» — фотомонтажам, на которых показаны объекты христианской цивилизации, павшие под натиском цивилизации исламской. В 2005 году подобная перспектива казалась отдаленней глобального потепления. Но с тех пор прогресс стал очевиден: в одной маленькой европейской стране на выборах победила исламская партия, в другой бывшей метрополии глава церкви заговорил о приемлемости норм шариата, а на карте Европы стало одним исламским государством больше. Если проекты АЕС+Ф столь пророческие, то «Воин номер 4» тоже ничего хорошего не предвещает. Это персонаж известного художественного проекта Action Half Life. Есть такая одноименная игра-«стрелялка», намек на формирование особого подкованного компьютерного поколения. Идея произведения понравится не всем, но технически выполнено профессионально и, кстати, блестит.

Из актуальных постмодернистских работ хотелось бы отметить скульптуру Y€$ художника Андрея Молодкина (р. 1966). Еще на прошлых торгах он запомнился сильной, экспрессивной, яркой и концептуальной вещью — работой «Христос». Акриловое стекло с полостью в форме распятия, заполненной нефтью, — символ прагматичного времени, знак богоотступничества, указание на источник многих несчастий. Скульптура Y€$ — восклицание, сложенное из символов йены, евро, доллара и заполненное нефтью, — развитие той же темы беспомощности перед силой страстей, эйфории потребления, победы культа силы и успеха. Вещь опять получилась во всех отношениях сильная и запоминающаяся. Как и «Христос», скульптура Y€$ выполнена в пяти экземплярах. В прошлом году скульптура ушла немного дороже 11 тысяч фунтов, с превышением эстимейта. По мнению D, цена Y€$ в этом году сможет составить уже 30 тысяч фунтов.

Про смысловую нагрузку «Лимонов» творческого союза Дубосарского и Виноградова сказать сходу и нечего. Достаточно того, что они красивы и интерьерны — если этот интерьер принадлежит огромному и пустому помещению с высокими потолками, способному органично принять двухметровый холст. Эстимейт — 20–30 тысяч фунтов. Прогноз D: купят в несколько раз дороже. Точнее сказать нельзя.

В отличие от актуальных художников ситуация с шестидесятниками в прогнозном плане куда более понятна. Еще недавно новый и экспериментальный, теперь это уже сложившийся рынок, с понятными тенденциями и расставленными приоритетами. Вероятно, зная это, устроители не стали отвлекать потенциальных покупателей своими оценками и почти всем поставили, не глядя, эстимейт 40–60 тысяч фунтов — мол, сами разберетесь.

Холст «Неправда» 1975 года Оскара Рабина обладает почти всем, что ценится в работах художника: есть необходимая символьность, хороший год создания, узнаваемая колористика, нормальный размер. Пожалуй, вещь уйдет чуть дороже эстимейта, но не намного. Прогноз D: 70 тысяч фунтов, на 10 тысяч больше верхней оценки. Работы Рабина ценного периода уже в дефиците, поэтому даже большая цена перестанет быть таковой в течение года.

Из представленных на аукционе работ Владимира Немухина особого внимания заслуживают две. «Игра в дурака на бочке с дегтем» (1973) интересна, конечно, не только тем, что в каталоге ее сначала «повесили» не той стороной. Абстракция стерпит. Она довольно необычна техникой исполнения: детали изображения не просто намечены, а тщательно отрисованы. Да и в целом (и композиционно, и в силу цветового решения) вещь смотрится свежо, не теряя при этом стилистической узнаваемости (карте — место!). По предположению D, вероятная цена для этой работы составит 80 тысяч фунтов. Все-таки 1973 год. Для другой картины Немухина, «Джокер номер 5», есть недавняя референсная продажа. В конце ноября прошлого года на MacDougall’s был куплен ее побратим. Тоже «Джокер», композиционно похожий, только постарше лет на 15, ушел за 36 тысяч фунтов плюс комиссия. Сотбисовский «Джокер», правда, и побольше будет, и площадка престижная, и время прошло, то есть цены выросли. Так что прогноз D: 65 тысяч фунтов, почти верхняя граница эстимейта.

Для «Красоты» Семена Файбисовича — живописной реконструкции бытовой фотографии парада трудящихся — мы поставили прогноз 75 тысяч фунтов. Статистики по художнику действительно мало, он «выстрелил» неожиданно и совсем недавно, но несколько месяцев назад работы сопоставимого качества продавались за чуть меньшие деньги. Художник необычный, интеллектуальный. Интерес к творчеству растет, поддерживается выставочным процессом и присутствием в обойме аукционных художников. Так что 75 тысяч фунтов.

Работы Евгения Рухина, выставленные на мартовские торги, не самые показательные для его творчества и не самые интересные. В меньшей степени это касается разве что композиции без названия 1973 года — ассамбляжа с досками от ящика. Декоративную сторону спасает красная точка. При эстимейте 20–30 тысяч фунтов прогноз D — 40 тысяч фунтов. Два года назад такая же вещь стоила бы около 15 тысяч долларов. Пусть конкретная композиция не шедевр, но работ Рухина больше не становится. Инвесторам стоит держать предложения Рухина в поле зрения, потому что его произведения по-прежнему недооценены.

Еще одна работа из разряда «интересно, но не шедевр» — композиция без названия 1973 года Владимира Янкилевского. Удобный размер, яркие цвета, наличие узнаваемых фирменных элементов — все это хорошо. Но еще лучше скромный эстимейт, 8–12 тысяч фунтов. Покупка такой работы в пределах эстимейта была бы весьма выгодной. Впрочем, прогноз D: 18 тысяч фунтов.

Стиль художника Петра Беленка иногда называют «паническим реализмом»; ему особенно удавались некие стрессовые ситуации, черные вихри, испуганные люди. В «Пейзаже с луной» 1988 года всего этого нет. Кто-то увидит в нависшем спутнике земли иллюстрацию гнетущей атмосферы, кому-то, наоборот, картина покажется умиротворяющей. Вот, значит, уже есть загадка. А к загадке прилагается еще и внешняя эффектность красивого пейзажа. Вот только поможет ли все это набрать хорошую цену? Беленок пока так и остается за пределами «первого ряда» неофициальных художников, цены на его работы волатильны и относительно невысоки. Так что 20 тысяч фунтов — оценка слишком оптимистическая. Прогноз D: 12 тысяч фунтов, если это будет выше цены резерва.

На итоги торгов мартовского Sotheby’s может оказать влияние множество иррациональных факторов. Во-первых, это первые русские торги в сезоне, то есть люди соскучились. Во-вторых, несколько месяцев, прошедших с прошлых торгов, для рынка — уйма времени, ценовые уровни, скорее всего, существенно поднимутся. Рост цен может быть и совсем алогичным, учитывая нездоровье мировой экономики. Искусство в таких ситуациях становится резервным инвестиционным активом. Это в-третьих. И наконец, когда графики прыгают и скачут, людям психологически гораздо приятнее потратить деньги без какого-либо инвестиционного расчета. Лишь бы давление не скакало от выступлений бушей, чавесов, бернанке и прочих евроЦБ. Так что удачных всем покупок.

Источник: www.sothebys.com