Директор-Инфо №4'2008
Директор-Инфо №4'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Будущее на четыре буквы

Материал подготовил Анатолий Панков

Если исход президентских выборов предрешен и уже мало кого интересует, то возможные перемены в команде нового президента и в политическом курсе страны волнуют многих, в том числе и далеких от Кремля.

Неудивительно, что и аналитики, и телезрители так жадно ловят слова преемника и его, как выясняется, будущего премьера. А в отсутствие дебатов любые редкие выступления сразу обретают статус программных.

Дмитрий Медведев:

Неделю назад президент назвал главные ориентиры развития страны до 2020 года. Это построение общества, которое задает лучшие стандарты жизни, предоставляет равные возможности для самостоятельной реализации талантов и умений людей. Это развитие экономики инновационного типа и радикальное повышение ее эффективности. И наконец, это формирование широкого среднего класса.

Продолжая реализацию тех проектов, которые были инициированы два-три года назад, мы должны будем сконцентрироваться в ближайшие четыре года на основных направлениях, на своеобразных четырех «И»: институтах, инфраструктуре, инновациях, инвестициях.

В этих сферах мы должны решить следующие задачи.

Первая задача. Преодоление правового нигилизма. Особое внимание будет уделено качеству законов и эффективности правоприменения.

Второе. Радикальное снижение административных барьеров.

Третье. Снижение налогового бремени в целях стимулирования инноваций и частных инвестиций в человеческий капитал.

Четвертое. Построение мощной и самостоятельной финансовой системы, которая в перспективе должна стать одним из столпов финансовой стабильности в мире. Превращение рубля в одну из региональных резервных валют.

Пятое. Модернизация транспортной и энергетической инфраструктуры. Создание новой телекоммуникационной инфраструктуры будущего.

Шестое. Формирование основ национальной инновационной системы.

Седьмое. Реализация программы социального развития в нашей стране.

Le Temps (Швейцария):

…Никаких сюрпризов не было: Владимир Путин подтвердил, что даст согласие стать премьер-министром будущего президента, которым почти наверняка станет Дмитрий Медведев. Но на этот раз он пошел дальше. «А высшая исполнительная власть в стране — это Правительство Российской Федерации во главе с председателем Правительства», — отчеканил тот, кто почти наверняка станет следующим премьер-министром страны. Напомним, что тот же Владимир Путин в октябре утверждал, что центром принятия решений в России является глава государства…

Так кто же выступал перед журналистами — бывший или будущий глава «центра принятия решений»? Одно можно сказать наверняка: Владимир Путин много говорил о внешней политике, сфере деятельности, находящейся в компетенции (на данный момент) главы государства. Эта пресс-конференция позволила увидеть то, что все уже знали, но четкого подтверждения чему не имели: Путин остается у руля. А для тех, кто в этом до сих сомневается, он изложил свою программу развития России до 2020 года.

Никита Белых, лидер партии СПС:

Собственно, ничего нового, думаю, не только я, но и остальные не услышали, за исключением новых фраз, которые с легкой руки президента вводятся в лексикон политики. Типа «в носу ковырять», «пусть жену свою учат щи варить» и так далее. Бывают политики, которые умные фразы в народный оборот вводят, а он, наоборот, вводит в деловой и политический оборот фразы, которые, честно говоря, не в каждой приличной компании возможно употреблять. И по поводу внешней политики все было достаточно предсказуемо: агрессивная позиция. И положительная оценка нацпроектов тоже была ожидаемой.

The Guardian (Великобритания):

Существуют две причины, по которым Запад не должен дать себя охмурить тем, кто старается доказать, что Россия снова оказалась во власти КГБ, что она вернулась к менталитету старого Советского Союза и что нам действительно предстоит новая холодная война. Во-первых, это просто неправда. Россия Владимира Путина — это совсем не то же самое, что Советский Союз Юрия Андропова. Россия — капиталистическая страна. Ее вооруженные силы уже далеко не так всемогущи и не столь вездесущи, как военная машина ее предшественника. Ее военно-промышленный комплекс — бледная тень американского. У России нет конкурирующей идеологии — можно даже сказать, что у нее нет почти никакой идеологии. И если кто-то и вступает в борьбу за ресурсы Африки или Латинской Америки, то это не Россия, а Китай.

Во-вторых, Россия изменилась и внутренне. То есть не то чтобы там не убивают журналистов и политических противников, не подтасовывают результаты выборов и не сажают за решетку по политическим мотивам. Нынешняя Россия авторитарна, и там делают и то, и другое, и третье. Тем не менее она изменилась — и количественно, и качественно. Кремль уже не контролирует, как в старые времена, умы миллионов своих граждан. Как и говорит Путин, Россия заинтересована главным образом в собственном обогащении и защите собственных интересов.

Владимир Милов, руководитель Института энергетической политики:

Что, собственно говоря, Путин нам оставляет? Несмотря на то, что мы слышим со всех сторон хвалебную риторику в адрес Путина и есть действительно некоторые реальные достижения, о чем мы тоже говорим, есть у него и масса провалов.

Собственно, есть системная проблема, что мы проели эти довольно сытые годы, когда на нас свалилась очень дорогая нефть. Это время упущенных возможностей, когда можно было сделать очень много для того, чтобы нашу страну превратить в современное, эффективное государство — государство, дружественное своим гражданам, где была бы нормальная экономика, современная армия, современные социальные системы, пенсионная система. Все это можно было сделать, тем более что рецепты в 2000 году были известны и многие из нас откровенно возлагали на Путина большие надежды. Причем некоторые говорили, что ничего страшного, можно простить некоторые авторитарные тенденции и замашки, лишь бы страну привели в порядок, модернизировали разбитое хозяйство, которое мы получили в наследство от Советского Союза.

К сожалению, ничего этого не вышло. А те панегирики, которые сегодня раздаются о том, что в стране наступила стабильность, рост и так далее, мне напоминают доклад Брежнева XXVI съезду КПСС в 1981 году, который тоже претендовал на подведение итогов 1970-х, относительно сытых и спокойных лет, когда нефть сама била из земли и резко подорожала. Но что за ними последовало, мы знаем. Похоже, дальше нас ждет достаточно тревожное время, и эти проеденные годы путинского периода, они дадут о себе знать.

Владимир Евсеев, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН:

Низший уровень состояния Вооруженных Сил РФ, по-видимому, в начале 2000-х годов был пройден, что является одним из серьезных успехов, достигнутых командой под руководством Путина. В то же время следует признать, что коренного перелома в реформировании ВС РФ за этот период так и не произошло. Основная причина этого состоит в том, что российское руководство не смогло принять принципиально важного решения о приведении в соответствие численности ВС с имеющимися экономическими возможностями и наблюдающимися (перспективными) внешними угрозами. Как следствие этого, штатная численность только ВС РФ без учета Внутренних войск Министерства внутренних дел превышает 1,1 миллион военнослужащих, что ставит Россию на четвертое место в мире по этому показателю после Китая, США и Индии. Сохранение такой многочисленной армии делает невозможным ее техническое переоснащение даже при значительном увеличении военных расходов.

Результаты расчетов показывают, что даже в нынешних условиях ВС РФ могут быть полностью переведены на контрактный принцип комплектования. Но для этого нужно отказаться от надуманных идей глобального противостояния с НАТО сейчас или с Китаем в будущем, что позволит довести численность ВС РФ до оптимального состава (700–800 тысяч военнослужащих).

Егор Гайдар, директор ИЭПП:

В России, лишь недавно выстроившей рыночную экономику, осознание того, что колебания мировой конъюнктуры неизбежны и что они изменяют условия развития страны, пока не укоренилось. Политическая элита, привыкшая в последние годы работать в условиях динамично растущих доходов бюджета, полагающая, что государственные ресурсы неисчерпаемы, плохо приспособлена к решению задач кризисного управления. Отсюда риск того, что реакция на снижение темпов экономического роста может оказаться неадекватной. При неблагоприятном развитии событий в мировой экономике российское руководство не может позволить себе роскоши совершать ошибки. Плата за них будет слишком высока.

Американская и российская экономики связаны сильнее, чем можно подумать, взглянув на данные об объемах взаимного экспорта и импорта. Экономика США по-прежнему локомотив мирового экономического роста. Состояние экономики России зависит от того, насколько он исправен. Состояние экономики США в значительной степени влияет на то, насколько быстро в России растут зарплаты учителей и врачей, расходы на развитие инфраструктуры, обеспечение обороны и безопасности страны.

И для России, и для Америки приоритетна задача сделать предстоящее замедление мирового экономического роста как можно менее глубоким и протяженным. В ее решении делу помогают не бряцание оружием и обмен ультиматумами, а конструктивный диалог, осознание общности интересов, связанных с глобальным экономическим развитием.

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа ФБК:

На Госсовете обнародована концепция социально-экономического развития России на период до 2020 года. Сформулирована новая стратегическая цель: через 12 лет Россия должна войти в пятерку ведущих стран мира по экономической мощи, характеризуемой производством ВВП. Хорошая цель, амбициозная. Более того, судя по словам президента, предыдущая задача — удвоение ВВП — имеет все шансы для успешного досрочного выполнения уже к концу 2009 года. Значит, вперед в «пятерку»?

Вообще-то России не очень везет со стратегическими планами. Если вспомнить, в советские времена была цель построения коммунизма к 1980 году. Чуть позже решили, что каждая советская семья к 2000 году должна жить в отдельной квартире.

Как же хотелось верить в годы горбачевской перестройки, что именно так и будет! Увы, и эта цель оказалась лишь средством — средством заполнить вакуум. И вот в начале 2000-х новая цель — удвоение ВВП к 2010 году. Чтобы успешно решить задачу удвоения ВВП, экономика в 2003–2010 годах должна была ежегодно прирастать в среднем на 9,1 %. Но никогда за все эти годы подобные темпы роста экономически даже не планировались. Причем они не планировались ни в кратко-, ни в средне- ни в долгосрочной перспективе.

Поэтому уже сейчас можно признать: задача удвоения ВВП к 2010 году остается невыполненной и, увы, пополнит советско-российский список целей — благих пожеланий.

The Financial Times (Велибритания):

«При нем, по крайней мере, поезда начали ходить по расписанию», — это говорили о фашисте-диктаторе Бенито Муссолини, который правил Италией с 1922 по 1943 год. В наши дни почти то же самое говорят об авторитарном президенте России Владимире Путине: да, он раздавил слабые ростки демократии в стране, но, по крайней мере, восстановил экономику, государство и место России на международной арене. Что правда, то правда: с 1999 года по 2007-й объем российской экономики вырос на 69 процентов. Однако в 11 из 15 бывших республик Советского Союза рост был еще больше, чем в России. Собственно, явно хуже России выступил один только Кыргызстан.

Считать же экономический всплеск достижением самого Путина и вовсе неправильно. Во-первых, он начался с девальвации рубля в 1998 году; во-вторых, почти все реформы, лежащие в основе улучшения экономической ситуации, были начаты, если не завершены, при Борисе Ельцине. При Путине структурные реформы почти не проводятся. В некоторых важных аспектах экономические реформы даже повернуты вспять. В частности, речь идет о постоянно растущей роли государства в жизненно важных сегментах экономики. И это напрямую связано со второй ложью о путинском правлении — что он восстановил государство. Правдой это можно считать только в том случае, если тот, кто это говорит, принимает определение государства как монстра, на которого нет ни закона, ни политической конкуренции. В результате подобных действий государство становится не эффективным, а всеподавляющим. Страну разъела коррупция (о чем, кстати, говорит и сам Путин). Что неизбежно, когда в руки одного человека попадает столько власти и он ни перед кем в ней не отчитывается.

Разрушив независимые институты, государство покалечило само себя: сегодня этот гигант стал слепым и хромым. В 2006 году Россия заняла позорное 96-е место из 175 возможных в индексе Всемирного банка «Легкость ведения бизнеса» — это самое низкое ее положение. Враждебно Россия настроена по отношению к своим соседям — по крайней мере, к тем, где люди могут свободно выражать свое мнение. Государство КГБ просто не способно понять, что страх и уважение — не синонимы, а полная противоположность.

The Independent (Великобритания):

Президент России (видимо, чтобы Запад не воображал, что его преемником, улыбчивым Дмитрием Медведевым, можно будет легко помыкать после мартовских выборов) решил первым застолбить территорию. Собрав у себя все сливки российского государства, Путин дал преемнику наказ: продолжать агрессивную внешнюю политику, которая ему самому обеспечила постоянно растущие рейтинги. Причем речь идет о действительно долгосрочной стратегии — до 2020 года.

О Советском Союзе всегда говорили как о «Верхней Вольте с ракетами», подразумевая, что на самом деле он отличается от какого-нибудь бедного развивающегося государства лишь военной мощью. Вот и Путин сам признал, что российская экономика, несмотря на все разговоры о нефтяном богатстве страны, до сих пор «крайне неэффективна», если убрать природные ресурсы. Упомянул он и об уровне смертности, который для такой страны, как Россия, постыден. Что же касается военной мощи, то и здесь Россия далеко не Советский Союз. Призывная армия деморализована. В общем, колени у руководства Пентагона вряд ли будут так уж сильно дрожать. Тем не менее эскалация путинской риторики — пусть и продиктованная исключительно электоральными соображениями — не может не беспокоить: ведь и НАТО ослаблен проблемами, возникающими у него за пределами европейских границ, и в Белом доме последние дни доживает «хромая утка». Нельзя не отметить: Путин сказал всему миру, и в первую очередь Западу, что даже после второго марта он сохранит свое влияние в России, в какой бы официальной форме оно ни было выражено. Как говорится (в данном случае), царь умер — да здравствует царь!

Джон Маккейн, кандидат на пост президента США:

Мы знали, что идет кукольный спектакль, только не знали, кто будет куклой... Я думаю, господин Путин пытается реставрировать Российскую империю. Очевидно, он стремится остаться у власти навеки — для этого он и выдвинул протеже, который будет выполнять его распоряжения на посту президента, тогда как сам Путин станет премьер-министром. Я не думаю, что холодная война снова разгорится. У России нет ни средств, ни возможностей тягаться с США… В глазах российского президента можно разглядеть лишь буквы К, Г и Б.

Евгений Надоршин, экономист инвестиционного банка «Траст»:

Если принять все эти меры [по снижению налогового бремени, предложенные Д. Медведевым. — Ред.], для бюджета это будет катастрофа. Отсюда напрямую следует сокращение расходов. Или залезание в долги, а это мы уже проходили. При резком падении цен на нефть бюджет останется без доходов. А резервные фонды закончатся раньше, чем успеют вновь поменять налоговую систему. В то же время государство набрало на себя долгосрочных обязательств, урезание которых будет гораздо более болезненным для экономики, нежели сохранение текущей ставки НДС. Если все, что отмечено в этой речи [имеется в виду выступление Д. Медведева в Красноярске. — Ред.], немедленно стало бы нормативными положениями и было выполнено, то лучшего президента для нашей страны и представить было бы невозможно: тут и реформы, и борьба с коррупцией, и социалка, и наука. При этом уделено внимание и мелочам, и это приятно. Но, с другой стороны, Медведев не назвал ни конкретных мер, ни конкретных сроков. Это простилось бы новому во власти человеку, но не ему. Медведев столько лет занимается этими проблемами, что ему уже нужно говорить, не что надо сделать, а как это сделать.

Михаил Бергер, экономический обозреватель:

Ничего фундаментально нового или кардинально отличающегося от того, что говорил и делал Путин, мы в речи Медведева не услышали. Это скорее конкретизация и развитие того, о чем говорил президент, но конкретизация любопытная, интересная, а иногда и забавная. Например, общаясь с журналистами уже в кулуарах, Медведев сказал, что нужно больше женщин в правительстве. Хороший экономический лозунг.

Наименее убедительными выглядят разговоры о превращении рубля в резервную национальную валюту. Даже теоретически это процесс не ряда лет, а десятилетий. Мировая резервная валюта — доллар — складывалась довольно долго. Евро до сих пор не сумело стать резервной валютой. Я с трудом себе представляю, на какой основе и в результате каких процессов рубль может стать региональной резервной валютой. Если мы с Медведевым одинаково трактуем это понятие. Я не представляю себе ситуацию, когда Россия будет эмитировать рубли, как США доллары, а все остальные страны скупать их для перерасчетов и покупок товаров и услуг российского происхождения.

Конечно, вдохновляет положение о снижении налогового бремени, и формулировка кажется разумной: снизить налоги, чтобы национальный бизнес не разбежался по другим странам. Подход правильный — вопрос, будет это или нет?

Смешанные чувства вызывает предложение бороться с рейдерством. Оттого что примут закон, проблема не решится. Рейдерство — это функция коррупции.

Дмитрий Орешкин, руководитель группы «Меркатор»:

До сих пор в России президент руководил политикой, а премьер-министр — экономикой. Однако теперь будущий президент Медведев все больше говорит об экономике, а будущий премьер Путин все больше говорит о политике, в том числе внешней и оборонной. Силовики все равно ставят на Путина.

Еще более весомым и тревожным обстоятельством является то, что Дмитрию Медведеву в роли нового руководителя страны придется решать одновременно две противоположные задачи, обе национального масштаба. Он планирует, с одной стороны, решительную борьбу с инфляцией и снижение налогового давления на бизнес, а с другой стороны — форсированное развитие промышленности и сельского хозяйства плюс решение социальных проблем — пенсионной и пр. Как совместить две противоположные, по сути, задачи? Их можно было бы развести во времени, если бы, например, ту же пенсионную реформу начали лет пять назад. Но этого не удосужились сделать. Теперь придется все эти задачи решать одновременно. Мы вступаем в эру высокой экономической турбулентности.

Тем не менее определенные шансы у Медведева есть хотя бы потому, что в его распоряжении подстраховка в виде Стабилизационного фонда. Через пару лет Стабфонд все равно неизбежно «расползется», поэтому начинать реформы все-таки надо сейчас.

Станислав Белковский, руководитель Института национальной стратегии:

Выступления и Путина, и Медведева адресованы в первую очередь международным и российским элитам, а не избирателям. Итоги президентских выборов определяются в Кремле, а не на избирательных участках. А миф о «мягком и пушистом» преемнике надо постоянно подпитывать. Дмитрий Медведев традиционно позиционируется в качестве «меньшего зла» в российской политике, в качестве либеральной альтернативы неким мифическим кровавым силовикам, на место которых он приходит. Поэтому все, что Медведев говорит и делает, носит ярко выраженный либеральный характер. Однако эта риторика будет существенно отличаться от политической практики президента Медведева, что мы и наблюдали за восемь лет правления Владимира Путина. Чего только Владимир Владимирович не говорил по самым разным поводам, в том числе и на пресс-конференции, когда он сказал, что в России есть полноценная демократия и что власть делает все возможное для расширения гражданского контроля над бюрократией, повышает роль СМИ в этом процессе.

Главная проблема медведевского царствования состоит не в закручивании гаек, умильно выдаваемом за либерализацию и демократизацию. Это еще цветочки маленького зла. Ягодки прорастут в другом месте. Главное — перед страной стоят вопросы, которые поколение преемника не в состоянии даже осмыслить.

Например. Как заниматься госуправлением в ситуации, когда 99 процентов бюрократии уже коррумпировано и ни один, даже самый монарший приказ не может быть выполнен без подкрепления в виде взятки? Как переводить на профессиональную или любую другую основу армию, которой уже просто не существует? Каким образом гарантировать энергетическую безопасность Западной Европы, если широко разработанных запасов нефти и газа через два-три года уже и для собственного внутреннего потребления не хватит? Можно ли сдержать варварский рост цен на хлеб, молоко и мясо, если Российская Федерация давно и полностью зависит от импорта продовольствия, а на счастливом мировом рынке все дорожает?..

Приготовимся же жить и выжить в стране «Медведев».

Использована информация сайтов: www.carnegie.ru; www.edinros.ru; www.ej.ru; www.gaidar.org; www.gazeta.ru; www.grani.ru; www.inosmi.ru; http://newtimes.ru; www.novayagazeta.ru; www.politcom.ru; www.rbc.ru; www.rosbalt.ru