Директор-Инфо №2'2008
Директор-Инфо №2'2008
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Друзей у России нет?

Материал подготовил Анатолий Панков

Неожиданно, как «неожиданно» в России наступает зима, оказалось, что наша страна окружена врагами: и «традиционными», с советских времен, — западными капиталистическими странами, и бывшими «братскими» республиками с постсоветского пространства. Что это? Новая стратегия «поднимающейся с колен» России, или просто нужно «консолидировать» общество перед выборами в связи с передачей власти преемнику? Не заведет ли такая великодержавно-энергетическая доктрина в изоляционный тупик, из которого нам не выбраться даже несмотря на успех в Болгарии…

Сергей Лавров, глава МИД РФ:

Отказ Великобритании выполнить требования России не укладывается в голове. Британский совет открыл свои региональные представительства, не спросив даже разрешения у российских властей. Мы, конечно, понимаем, что историческая память, возможно, где-то связана с ностальгией по колониальным временам и порой довлеет, но это все равно не тот язык, на котором нужно разговаривать с Россией.

Дэвид Милибэнд, глава МИД Великобритании:

Неприкрытое запугивание Россией сотрудников Британского совета, вследствие которого Совет был вынужден закрыть свои региональные отделения в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге, напомнило времена холодной войны. Действия России против Британского совета стали пятном на ее репутации и не будут оставлены без внимания во всем мире. Это может склонить международное сообщество к большей осторожности при общении с Россией на международных переговорах.

Летом 2007 года был принят ряд административных мер в ответ на отказ России выдать Соединенному Королевству бизнесмена Андрея Лугового, обвиняемого британской стороной в убийстве экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко. Эти меры включали ограничения в выдаче виз для ряда российских чиновников и приостановку переговоров по облегчению визового режима.

Но сейчас мы не предпримем ответных шагов: я не отдам приказание разворачивать обратно российские шедевры, выставка которых должна вот-вот открыться в Королевской академии, и мы не вышлем из страны двух российских дипломатов, отвечающих за культурный обмен… Кремль ударил в мягкое подбрюшье британского присутствия в России, но не тронул его жесткий панцирь — растущую торговлю между двумя странами.

Daily Telegraph:

Сначала они послали своих шпионов в Лондон, чтобы те совершили убийство, затем послали свои дряхлеющие бомбардировщики с атомными бомбами, чтобы бросить вызов нашей зенитной обороне, а теперь терроризируют самоотверженных сотрудников, которые руководят миссиями Британского совета в обширной российской провинции. А ведь речь идет о стране, которая на словах жаждет улучшить отношения с Западом.

Что ж, российское правительство под руководством президента Владимира Путина выбрало престранный способ достижения этой цели.

Досада Москвы на события в Восточной Европе, которые она воспринимает как расширение НАТО, и настойчивое стремление Америки разместить ключевые элементы новой противоракетной системы в Польше и Чехии — регионе, который когда-то считался органичной сферой российского влияния, тоже могут рассматриваться в качестве объяснений попыток Кремля вызвать призраки холодной войны, отправляя свои бомбардировщики с ядерным оружием в полеты над Северным морем.

Но действия ФСБ, наследницы КГБ, в отношении сотрудников Британского совета объяснить сложнее, а уж тем более оправдать. Возможно, в ФСБ решили, что выпад в сторону Стивена Киннока, сына бывшего лидера лейбористов, ударит прямо в сердце британского политического истеблишмента.

Но у решения Кремля об осаде отделений Британского совета есть и другое, более вероятное объяснение: Путину хочется поразмять свои политические мускулы накануне сверхважных президентских выборов, назначенных на 2 марта. Ничто так не впечатляет широкие массы российского электората, как зрелище его лидера, противостоящего стране, которая в XIX веке была империалистической соперницей России; именно поэтому Путин и выбрал Великобританию, а не Германию и Францию главной мишенью своих грандиозных усилий в последние 12 месяцев.

Но как бы Путину ни хотелось создать у россиян впечатление, будто его провокационные действия — это способ поставить надменных британцев на место, почти нет сомнений в его тайных мотивах: это попытка осадить британское правительство, чтобы оно прекратило добиваться экстрадиции Андрея Лугового — недавно избранного депутата российского парламента, которого Скотланд-Ярд считает основным подозреваемым в убийстве Литвиненко.

В действительности поддержание хороших российско-британских отношений отвечает интересам обеих сторон. В 2007 году Великобритания заняла первое место среди финансовых инвесторов на растущих рынках России, а Лондон сделался вторым домом для нового сословия мультимиллионеров, которые в путинской России оказались настоящими триумфаторами.

Станислав Белковский, политолог:

Великобритания может блокировать вступление России в ВТО, хотя на этом пути есть много и других препятствий и от позиции Британии в позитивном смысле зависит далеко не всё. Безусловно, Британия может влиять на подписание соглашения Россия — ЕС.

Конфликт вокруг Британского совета связан с тем, что российская элита не смогла преодолеть «ментально-ценностный барьер», интегрироваться с западными элитами и полностью легализовать свои капиталы на Западе. То есть речь не идет ни о каком политическом противостоянии.

Вся эта история с гонениями на безобидную организацию может быть лишь завязкой PR-акции преемника Путина, который сможет предстать перед западным обществом в роли либерального правителя.

The Times:

Несмотря на кое-какие риторические выпады, Кремль пока сохраняет разделение между разными темами. Великобритания надеется на принятие новой резолюции в Совете безопасности ООН о введении более жестких санкций против Ирана в качестве наказания за отказ Тегерана от свертывания своей ядерной программы, для чего ей нужна поддержка русских. Также Великобритания ожидает, что Косово вскоре — не исключено, что уже в феврале, — объявит о своей независимости от Сербии, и надеется, что Россия не вмешается в этот процесс, вызвав серьезную дестабилизацию в регионе.

В последнее время британских чиновников немало воодушевляло то, что Кремль не позволял этим разногласиям отравлять свои отношения с инвесторами, один из которых — ВР — вложил деньгами и активами в свое совместное предприятие в России ни много ни мало восемь миллиардов долларов. У таких огромных энергетических проектов возникают, конечно, собственные политические трудности, и даже если Россия предпочитает не связывать их с разногласиями между собой и правительствами других стран, то это никак не означает, что она оставила их в покое. Ее подход к масштабным иностранным инвестициям, как видно из последних контрактных скандалов с BP, Shell и Exxon, заключается в том, чтобы превратить иностранцев в своего рода наемников. Когда контракты будут переписаны к его полному удовлетворению, Кремль будет терпеть этих инвесторов у себя — но только если будет осознавать, что ему еще нужна их помощь.

Также терпение Кремля будет зависеть от Медведева, сегодня занимающего пост первого заместителя премьер-министра и, при поддержке Путина, претендующего на победу в мартовских президентских выборах. Нефтяником «от сохи» Медведева назвать, конечно, сложно, но он уже долгое время возглавляет энергетический гигант «Газпром». Возможно, благодаря этому опыту он многие вещи понимает глубже и будет готов подходить к ним более прагматично.

Это, конечно, только предположения. Если они неверны, то, значит, скандал вокруг Британского совета — это сигнал, что Россия решила вступить в драку на всех фронтах. Если это так, то фронтов для драки у нее ой как много.

Валдас Адамкус, президент Литвы:

Мы не собираемся отказываться от требований признать факт советской оккупации и стремления к возмещению ущерба. Однако реальность и государственные интересы заставляют искать возможности для диалога с Россией. Но диалог с Россией может быть откровенным только в том случае, если будет основан на общих принципах и ценностях.

Олесь Доний, народный депутат Рады Украины:

Получить от Москвы какую-либо компенсацию будет тяжело. Россия в настоящее время чувствует себя экономически и политически мощным государством. Чем дальше, тем меньше она будет идти на уступки, даже если факт оккупации признают международные организации и общественность Запада. К тому же правовых норм относительно подобных вопросов не существует. Возможна лишь двусторонняя договоренность между странами. А опыт свидетельствует, что Россия не придерживается даже подписанных документов, а руководствуется собственными интересами. Так есть в Приднестровье. Оттуда российские войска согласно Стамбульскому договору должны были быть выведены до 1 января 2004 года. Однако часть вооружений, а также 1 500 российских офицеров и солдат и до сих пор там.

Мохаммад Карим Рахими, пресс-секретарь президента Афганистана Хамида Карзая:

Афганистан также рассматривает возможность потребовать от России компенсацию за оккупацию страны. Развал Афганистана начался с вторжения Советского Союза, что привело к полному разрушению всей политической, экономической и социальной инфраструктуры страны. В результате вторжения и 10-летней оккупации были убиты миллионы афганцев.

Георгий Мамулия, эксперт (Грузия):

На Западе есть силы, поддерживающие вступление Грузии в альянс, но многие опасаются, что это обострит противостояние с Россией, потому они колеблются. А для нас затягивание этого процесса может иметь роковые последствия, поскольку отношения с Россией весьма неоднозначны. Трудно сказать, как долго мы устоим перед этим давлением. В одиночку мы едва ли сможем сбалансировать отношения с этой страной. Потому нам и нужно срочно интегрироваться в НАТО, а для этого необходимо единство нашего народа, что позволит грузинской дипломатии энергичнее поставить вопрос о вступлении в альянс.

Александр Караваев, Центр изучения стран СНГ:

Конечно, можно проявить чудеса изворотливости, сначала записав Россию в число врагов, а затем искать с ней контактов. В логике Саакашвили это возможно. Но насколько искренне он верит в успех на российском направлении? Хотя, если Саакашвили почувствует поддержку в действиях по сближению с Россией как со стороны оппозиции, так и Запада, он может пойти на «потепление». Так же и со стороны Кремля можно обнаружить причину для сближения. У Путина, можно предполагать, все-таки есть желание уйти с президентской должности, оставив как можно меньше нерешенных вопросов в СНГ. Можно сказать, что в некотором смысле для Белоруссии такое желание вылилось в крупнейший для России в СНГ кредит в 1,5 миллиарда долларов. В отношении Грузии могут быть сделаны другие похожие шаги, в качестве вклада в изменение атмосферы отношений.

Ричард Лугар, председатель сенатской комиссии по международным отношениям (США):

Просьба об участии Украины в ПДЧ (План действий относительно членства Украины в НАТО. — Ред.) поступила от трех лидеров. Позиция США, на мой взгляд, должна выражаться в поддержке решения народа Украины. По мнению некоторых российских специалистов, США и Украина, намеренно или нет, заинтересованы в нестабильных отношениях с Россией. Очевидно, что это не входит ни в мои планы, ни в планы президента США, тесно сотрудничающего с президентом Путиным в вопросах контроля над вооружениями. Но поддержку Соединенных Штатов Украина получит тогда, когда украинский народ выкажет свое отношение к идее ПДЧ и пожелает двигаться дальше, к обсуждению самого членства.

Последние несколько месяцев, на мой взгляд, Россия и Украина сотрудничали в направлении большей стабильности. Ведь могло произойти больше споров относительно цен на газ и других вопросов, вызывающих противоречия.

Виктор Черномырдин, посол РФ на Украине:

Россия будет вынуждена пересмотреть отношения с Киевом, если Украина вступит в НАТО.

Москве придется пойти на чрезвычайные шаги, поскольку Украина самый большой сосед России. У двух стран слишком тесные связи, в частности и в чувствительных технологиях, и в политических делах, чтобы так просто отнестись к вступлению Украины в НАТО.

Георгий Пырванов, президент Болгарии:

Начну с оценки пакета соглашений в области энергетики. Речь идет о договорах, которых готовились в течение многих лет. Примером тому является договор о строительстве нефтепровода Бургас — Александруполис. Еще более старая история — проект строительства АЭС «Белене». Нам действительно удалось в пределах нескольких месяцев обеспечить подписание договоров, которые создают базу для дальнейшего развития болгарской экономики.

The International Herald Tribune:

Российская компания «Газпром» сделала серьезную заявку на строительство газопроводов в юго-восточной части Европы и контроль над ними. Данный шаг, как говорят балканские аналитики, может внести сумятицу в энергетическую политику Евросоюза в этом регионе.

Одновременно «Газпром» готов взять в свои руки управление государственной нефтяной компанией Сербии NIS, несмотря на разногласия в сербском правительстве относительно цены и условий такого поглощения. Аналитики отмечают, что эта сделка позволит «Газпрому» проложить через Сербию трубопровод, построить крупное хранилище природного газа и превратить эту часть западных Балкан в узловой центр российской энергетики.

Закрепившись здесь и подписав долгосрочные контракты на поставку энергоресурсов со странами этого региона, «Газпром» значительно ослабит шансы на провозглашенное ЕС в качестве своей цели строительство газопровода «Набукко». Болгария уже является членом консорциума «Набукко». В него также входят Румыния, Венгрия, Турция и Австрия.

Смысл строительства «Набукко» заключается в снижении зависимости Европы от поставок газа из России. Этот трубопровод длиной 3 300 километров после его прокладки должен будет перекачивать газ из Ирана и Азербайджана через Турцию в Болгарию, и далее на юг и запад Европы. Однако данный проект, сметная стоимость которого составляет 5 миллиардов евро, или 7,4 миллиарда долларов, неоднократно откладывался в связи с разногласиями по поводу его маршрута и стоимости.

В прошлом месяце Россия подписала крупное соглашение с центральноазиатскими республиками Казахстан и Туркменистан о строительстве газопровода вдоль побережья Каспийского моря. Этот шаг поможет укрепить российскую монополию на экспорт энергоресурсов из данного региона и в то же время ослабит позиции «Набукко».

Newsweek:

Закупки дешевого импортного газа для снабжения иностранных потребителей — это для «Газпрома» дело привычное. До нынешнего года он платил туркменам всего 65 долларов за тысячу кубометров газа, а затем перепродавал тот же самый газ западноевропейским покупателям по цене до 250 долларов.

И нет более серьезной угрозы, чем угроза проникновения Китая в Туркменистан. В прошлом году руководитель Китая Ху Цзиньтао подписал с ныне покойным туркменским лидером Сапармуратом Ниязовым соглашение о покупке 30 миллиардов кубометров газа ежегодно в течение следующих 30 лет. Другим соглашением предусматриваются ежегодные поставки 14 миллиардов кубометров туркменского газа в Иран.

Виктор Кременюк, Институт США и Канады РАН:

Отношение к России в США в последнее время сильно испортилось. Нет уже никакого сочувствия к российским проблемам и симпатии к молодой российской демократии. Наоборот, считается, что в России происходит что-то такое, что потенциально может угрожать США, — например, создание нового жесткого режима, вооруженного ядерными ракетами, направленными против США и их союзников. Призрак новой холодной войны мерещится сейчас почти всем американским политикам.

Любой новый президент будет относиться к России жестче, чем Буш, которого со всех сторон критикуют внутри страны именно за излишнюю мягкость к нашей стране. Для нашего нового президента отношения с новым президентом США будут одним из крайне важных вопросов: не дать российско-американским отношениям соскользнуть в новую пучину конфронтации.

The Financial Times:

Стратегия Путина вполне понятна: вытолкнуть Запад из российского ближнего зарубежья. Тактика действий также вполне прозрачна: запугивание правительств прибалтийских государств, проведение «трубопроводной политики» в целях подрыва позиций Польши, предупреждения Западу о том, чтобы тот держался подальше от Украины, отказ поддержать независимость Косово, введение моратория на Договор об обычных вооруженных силах в Европе, попытка дестабилизировать власть в Грузии.

Россия не может восстановить советскую империю. Но она, по мнению Путина, может воссоздать неформальную гегемонию. В связи с этим более дружественный режим в Грузии помог бы Москве существенно усилить ее контроль на Кавказе и в Центральной Азии. Он также помог бы Москве защитить ее монополию на поставки газа в Европу. А предлагаемый к строительству трубопровод по дну Балтийского моря точно так же помог бы укротить Польшу и страны Балтии.

Решение о приостановке участия в ДОВСЕ, в свою очередь, призвано продемонстрировать ту цену, которую придется заплатить Европе за американские планы развертывания элементов противоракетной обороны в Польше и Чехии. Поддержка сербской агитации в Боснии и Косово однозначно говорит о традиционной роли России как защитницы сербов, а также о ее способности подорвать европейскую безопасность.

Запад во всех этих спорах тоже не безгрешен. США, например, могли бы вести себя более дипломатично, объявляя о своих планах создания системы ПРО. Существуют и другие моменты, в которых западным лидерам было бы лучше проявить снисхождение, а не раздражать русских с их чувствительностью. Но Путин усматривает в конфронтации способ завоевания уважения. Согласно этой логике быть в ссоре с США значит быть с ними на равных.

Лев Гудков, директор Аналитического центра Юрия Левады:

Антизападные настроения резко усиливаются. И не только антизападные: враги повсюду. 19 % опрошенных оценивают произошедшее весной 2007 года в Эстонии (конфликт вокруг памятника Воину-освободителю. — Ред.) как одно из главных событий года. Эстонцы же и возглавляют лагерь недругов — 60 %. Дальше идут Грузия — 46 %, Латвия — 36 %, США — 35 %, Литва — 32 %, Украина — 23 %. А друзья — Казахстан, Белоруссия, Германия, Китай. Одна страна может быть и врагом, и другом — Украина, например. И американцы. К Европе отношение лучше. В первую очередь к Германии, Франции. К англичанам до последнего времени было очень хорошее отношение. Но при этом к отдельным странам отношение лучше, чем к Евросоюзу в целом. Европейские страны не выступают как сверхдержавы. А Евросоюз — это уже идеологическая или квазигосударственная институция.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги:

Попробуем признать, что союзников у России нет, она их растеряла, а ее партнеры неустойчивы. Америка отпала. Китая боятся. Индии мы не нужны. Мусульмане не верят. Европа? Европа не едина и непостоянна. Великобритания — враг. Членство Лугового в Госдуме тому даже не символ, но гарант. Есть вечно колеблющиеся Франция с великолепным Саркози и Германия с буколической «барышней» Ангелой.

Москва не умеет искать и находить союзников. Переговорщики зачастую не могут с ней разобраться, на что ориентироваться: на знаменитую все понимающую улыбку Путина или на его публичную риторику. На обещания или на реальные поступки. Нам полуверят и полуневерят.

Россия вполне может сподобиться на неофициальный титул как бы изгоя. И тогда мы вновь начнем хвастаться балетом, ядерным оружием и мечтой о полете на Марс. Ну и, конечно, еще газом и нефтью...

Все это отягощено оголтелостью и жутким примитивом отечественного антиамериканизма. При СССР антиимпериалисты были искренни. Нынешние — «двустандартны». Умные во всю эту муть сами не верят. Всерьез ее воспринимают те, кто менее смышлен. За это их чаще показывают по телевизору.

Американцы, в свою очередь, избрали новую жесткую линию, которую коротко я бы сформулировал так: мы слишком долго вас, русских, хотели понять и слишком долго слушали, в итоге запутались. Отныне вы будете слушать нас. Американский пример заразителен.

На постсоветском пространстве главным аргументом в пользу партнерства с Россией становится его неизбежность. Никуда-де от нее не деться. К России не тянутся, к России прилипли и не могут отлепиться.

Россия не может быть центром чего бы то ни было. СНГ — клуб без галстуков и без ответственности. ОДКБ против Варшавского пакта — «одно недоумение, все равно что плотник супротив столяра».

Россия же слаба, чтобы быть врагом и чтобы стать реальным противовесом. Это хорошо заметно на примере Ирака, Ирана, Афганистана, а ныне особенно на примере Косова. Самое обидное для Москвы то, что в конце концов в критическую минуту без нее просто-напросто обойдутся.

Одним из главных приемов иностранных государств в отношениях с Россией становится «обход». Ее обходят не только в вопросе Косово, ее могут обойти и на Ближнем Востоке, и в Иране, ее обтекают инвестиции, ВТО. Мимо нее начинают заворачивать нефтяные и газовые трубы.

Официальной России удобно иметь врагов. Истеблишменту удобно стоять на зубцах осажденной крепости. Это главное оправдание авторитаризма, подавления любой «шакалящей» оппозиции.

Джеймс Шерр, сотрудник Оборонной академии Соединенного Королевства:

Как Западу воспринимать Россию? Кремль не стремится начать новую холодную войну, а проводит жесткую реалполитику. Она пришла на место партнерства первых лет по окончании холодной войны, которое, по мнению россиян, было основано на их дезориентации и слабости. Теперь Россия воспользуется слабостями и ошибками Запада и будет бороться за власть и влияние там, где это возможно. Нам надо быть терпеливыми и решительными. Россия не откажется с легкостью от курса, взятого в последнее десятилетие. Как и в советские годы, к банкротству Кремль приведут внутренние противоречия: возможно, это будет усталость от бюрократии и неэффективного управления, возможно, растущий дефицит энергоносителей, возможно, открытая вражда на вершинах власти. В конечном итоге это склонит общественное мнение и даже официальные круги в пользу реальной интеграции с Европой. Но обольщаться не нужно.

Использована информация сайтов: www.apsny.ge; www.echo.msk.ru; www.gpu-ua.info; www.gzt.ru; www.inopressa.ru; www.inosmi.ru; www.newtimes.ru; www.ng.ru; www.novayagazeta.ru; www.politcom.ru; www.rian.ru; www.svobodanews.ru