Директор-Инфо №24'2007
Директор-Инфо №24'2007
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

АРТ-страхование. Часть 2

Елена Покидова

Проблемы оценки

При страховании обычного имущества его действительную стоимость заявляет страхователь, подтвердив ее документально (договорами и иными документами на имущество, оплаченными счетами, судебными решениями, заключениями экспертов/специалистов и пр.). При необходимости представляются фотографии. Если стоимость имущества не велика, то страховщики применяют упрощенную процедуру: информация проверяется заочно по методикам компании. Более тщательная предстраховая экспертиза может проводиться по инициативе любой из сторон — например, если страхователь может указать только приблизительную страховую стоимость или страховщик усомнится в обоснованности цены. Когда же объектом страхования является дорогостоящее имущество, ценные вещи, то предстраховую экспертизу проводят почти во всех случаях. Ее осуществляют специалисты страховщика либо независимые оценщики.

Наибольшие трудности возникают с оценкой таких специфичных объектов страхования, как предметы искусства, представляющие художественную или историческую ценность (чаще затруднения и споры возникают, пожалуй, при оценке предметов современного искусства), предметы коллекционного спроса и религиозного культа, ювелирные изделия. Их цена зависит от многих факторов: степени сохранности; конъюнктуры рынка на определенный момент (а она мало предсказуема и изменчива); наличия оригинальной подписи, клейма, знака; времени создания произведения; отнесения к тому или иному периоду творчества автора; легитимности происхождения и владения вещью; условий хранения и пр. Большую роль играют географическое положение, квалификация эксперта, авторитетные мнения лиц, уже проводивших экспертизу данного предмета, и даже имиджевая составляющая самой вещи: публикация информации о предмете в солидном каталоге, участие в престижных экспозициях.

Культурные ценности делятся на две группы: вещи, выведенные из оборота (музейные экспонаты), и вещи, находящиеся в обороте. В первом случае оценку проводят в основном музейные эксперты, учитывая статус предмета на мировом рынке, данные каталогов, аукционные цены, конъюнктуру соответствующего рынка. При страховании коллекции, вывозимой за рубеж, к страховщикам предъявляются особые требования: высокий рейтинг, длительный опыт работы на рынке страхования рисков fine arts, наличие в страховой компании специально утвержденных условий этого вида страхования и страховых резервов, достаточных для покрытия рисков в объеме заявленной суммы страховой оценки.

В относительно простых ситуациях страхования предметов, находящихся в обороте (например, при страховании антикварной мебели и старинных книг), оценку может провести сам страховщик, причем услуга обычно бесплатна для страхователя. В более сложных случаях подлинность вещи необходимо подтвердить, поэтому оценка проводится независимыми экспертами/специалистами. Они принимают как рыночную, так и аукционную цену предмета2. Иногда экспертизу и оценку поручают видным музейным экспертам.

Предстраховая экспертиза становится камнем преткновения для заключения многих договоров. Она может проводиться по инициативе страховщика или страхователя. Но в последнем случае у страховой компании могут возникнуть обоснованные сомнения в действительности оценки. В свою очередь, у клиента может появиться недовольство в связи с необходимостью оплачивать услуги экспертов, на которых указывает страховщик, особенно если тот не принимает уже имеющиеся свидетельства авторизации и цены, составленные экспертами, которым клиент доверяет, и/или теми, чье мнение отвечает его запросам. Страховщики дружно пеняют на владельцев ценностей, которые предрасположены к завышению стоимости своего имущества, а клиенты недовольны чересчур низкой суммой предстраховой оценки.

Особенно велико такое недовольство, если произведения искусства рассматриваются владельцами как инвестиционные инструменты. Арт-рынок тесен, а ведь заниженную оценку придется потом оспаривать и, даже если это удастся, неприятный «осадочек» в истории вещи останется надолго. Существует также категория граждан и организаций, которые, с трудом отважившись на страхование своих художественных ценностей, так и не решаются допустить к сокровищам незнакомых им лиц. Такая нерешительность собственников вызвана разными причинами. Например, «темным» прошлым многих коллекционных предметов, нежеланием афишировать факт владения ценностями из-за опасения привлечь внимание криминалитета и фискального ведомства (возникает необходимость уплаты налогов). Если страхования компания непреклонна и настаивает на экспертизе, заключение договора становится невозможным3.

При оценке многих предметов искусства и в нашей стране, и за рубежом очень актуальна проблема определения их подлинности. Подделками, высококачественными и не очень, арт-рынок переполнен. Причем распознать фальшивки не всегда удается, и некоторые из них попадают на аукционы, в галереи и даже музеи. Страховщики предпочитают перед подписанием договоров получать свежие заключения технической экспертизы, сделанной по конкретным объектам с целью их идентификации.

Случается, что эксперты затрудняются сделать окончательный вывод о подлинности того или иного объекта либо результаты экспертиз и исследований противоречивы. Кроме того, не все эксперты обладают должной квалификацией, и если экспертиза, оценка проведена некорректно, то эксперт/специалист (искусствовед, музейный сотрудник) имущественной ответственности не несет: он, выдавая справку, заключение, фактически рискует только своей репутацией. Но ведь и доброе имя при таком роде занятий дорого стоит, поэтому эксперт, который не уверен в подлинности того или иного произведения искусства или не хочет прямо указывать в своем заключении на подделку, может выкрутиться, составив документ так, чтобы мнение нельзя было толковать однозначно. Например, после ничего не значащей информации указывается, что в углу картины имеется подпись именитого мастера или на изделии присутствует некое известное клеймо. Ни к чему не обязывающая фраза может ввести в заблуждение человека несведущего, который воспримет заключение, содержащее обтекаемые формулировки, перечисление очевидного, как однозначное свидетельство подлинности вещи. На самом деле в таких документах нет однозначных выводов, позволяющих авторизовать предметы.

В некоторых случаях владельцы произведений искусства сами сомневаются в их подлинности, а потому отказываются предоставлять те или иные предметы для авторизации и оценки, требуя, чтобы страховая стоимость определялась исходя из документов, уже имеющихся в их распоряжении4. Бывают и противоположные примеры, когда владельцы раритетов, передаваемых из поколение в поколение, с разочарованием выясняют, что оригинал был когда-то подменен подделкой.

Обеспечение сохранности

Требования к обеспечению безопасности устанавливаются самые жесткие. Учитывается наличие или отсутствие систем оповещения о пожаре и автоматического пожаротушения, охранной и периметральной сигнализации помещений, систем телевизионного наблюдения и вещания, контроля доступа, пультовой охраны, использование радиоканала для связи охраняемого объекта с центральным пультом и др. Кроме того, важны и такие факторы, как эффективность проведения охранных мероприятий, надежность и современность сигнализационных систем и оборудования, уровень профессиональной подготовки сотрудников групп быстрого реагирования и сотрудников технических служб, обслуживающих организацию, возможность экстренного оперативного привлечения дополнительных сил и средств при возникновении чрезвычайных ситуаций на охраняемом объекте.

Правила страхования и договоры страховщиков обязывают страхователей создавать условия, обеспечивающие сохранность застрахованного имущества. В противном случае страховщик ответственности не несет и, соответственно, возмещение не выплачивает.

Пример. Владелец двух ювелирных магазинов и одного ювелирного салона заключил договор страхования имущества на 5 миллионов рублей (объектами страхования были ювелирные изделия из драгоценных металлов и камней, находящиеся в магазинах и салоне).

В заявлении страхователь написал, что застрахованное имущество охраняется с 9.00 до 19.00 линейным отделом милиции, а с 19.00 до 9.00 часов — ОВО района. Там же указывалось, что в ночное время ювелирные изделия находятся в хранилище площадью 8 кв. м на стеллажах. В страховом полисе было отмечено, что страховщик не несет ответственности при несоблюдении правил страхования имущества юридических лиц от огня и других опасностей.

Однажды ночью в одном из магазинов произошла кража ювелирных изделий на крупную сумму. Об этом владелец магазина поставил в известность страховую компанию, но страхового возмещения не дождался. Не удалось получить деньги даже через арбитражный суд. Судьи, как и представители страховщика, сочли, что оснований для выплаты не имеется, и отказали в иске.

Как было установлено, ювелирные изделия на момент совершения кражи находились не на стеллажах в хранилище, а в сейфе кабинета товароведа и на витрине магазина. Кроме того, в злополучную ночь ОВО не охранял магазин, поскольку даже договора на охрану имущества в данный период у владельца магазина не было. Несоблюдение страхователем условий договора и изменение места нахождения застрахованного имущества в те часы суток, когда была совершена кража, суд расценил как грубую неосторожность страхователя и невыполнение им условий заключенного договора (заявление о страховании считалось частью договора).

Подобные случаи не редкость, вместе с тем практика показывает, что представители страховых компаний склонны толковать положения об обязанности страхователя обеспечить сохранность имущества уж очень широко. Например, заполняя бланк заявления, клиент правдиво отвечает на все вопросы страховщика о способах доступа к имуществу (окна и двери) и о наличии в помещениях средств защиты (охранная, пожарная сигнализация). Но в бланке нет отдельного вопроса о наличии или отсутствии защитных решеток на окнах. Если страховщик не запросит эти сведения дополнительно — это только его упущение. Если воры проникнут через незащищенное решетками окно, страховщик не вправе будет отказать в выплате, ссылаясь на то, что страхователь ввел его в заблуждение относительно степени риска (страхователь не обязан предоставлять информацию, которую не запрашивал страховщик).

С другой стороны, если страхователь сообщил заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков, у него есть шанс исправиться: устранить эти обстоятельства еще до наступления страхового случая — например, заменить вышедшую из строя сигнализацию и установить оконные решетки. Тогда страховщик не может требовать признания договора страхования недействительным.

В течение срока действия договора степень риска может измениться. И если, например, запланированы строительные или ремонтные работы рядом с помещениями, в которых хранятся ценности, об этом необходимо загодя уведомить страховщика, поскольку такие изменения могут существенно повысить степень риска.

Страховщики не любят платить

Страховщики пускаются на некоторые ухищрения для того, чтобы при необходимости снизить размеры выплаты или вовсе уйти от нее. Например, страховщик может отказать в возмещении на законном основании, если убытки возникнут в связи с неосторожными или же противоправными действиями домочадцев страхователя (если страхуется, например, домашняя коллекция) или работников страхователя (организации, предпринимателя, гражданина). В договоре или правилах страхования может быть указано, что подлежит возмещению ущерб, полученный в результате противоправных действий третьих лиц. И тут же дается уточнение: «в случае кражи, грабежа, разбоя». Это означает, что если имущество будет утрачено или повреждено в результате мошенничества, то это не будет являться страховым случаем.

В договоре или правилах страхования может быть указано, что возмещаются только убытки, возникшие при умышленном уничтожении и повреждении застрахованного имущества и его частей. Если же вред будет причинен по неосторожности (легкомыслию или небрежности), страховщик может заявить, что он не несет ответственности. Но это не законно. Высшие судебные инстанции уже давно однозначно определили свою позицию по данному вопросу: условие договоров (правил) имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая из-за грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя является ничтожным как противоречащее ГК РФ. Случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя могут быть предусмотрены только законом (абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ).

После наступления страхового случая интересы сторон договора страхования четко обозначаются, когда начинается определение размеров убытков и сумм страховых выплат. Страховщик по договору несет ответственность в пределах оговоренной суммы и заинтересован в снижении страховой стоимости поврежденного или утраченного имущества. Страхователи (выгодоприобретатели), наоборот, пытаются ему в этом помешать. Страховая стоимость имущества устанавливается при заключении договора по соглашению сторон, исходя из действительной (реальной) стоимости страхуемых объектов на момент заключения договора, и не может ее превышать. Если это условие нарушено, то договор будет считаться ничтожным… Но не полностью, как недобросовестные страховщики пытаются убедить своих несведущих клиентов, а только в части превышения страховой суммы над реальной стоимостью имущества.

По общему правилу страховая стоимость имущества, указанная в договоре, не может быть впоследствии оспорена. Исключение составляют случаи, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно страховой стоимости. Именно на такое заблуждение ссылаются страховые компании, когда отказывают в выплатах. Справедливости ради отметим, что и страхователи пытаются

оспорить страховую стоимость. Например, уже после наступления страхового случая указывают на якобы допущенные в акте оценки и договоре технические ошибки при установлении цены, на неправильно произведенную оценку, предоставляют новые заключения экспертов и пр. Но даже если спор станет предметом судебного разбирательства, то получить за счет страховщика большую, чем обусловлено договором, сумму не удастся, ведь страховая стоимость и страховая сумма (в пределах которой должно выплачиваться возмещение) были установлены договором. Кроме того, ст. 421 ГК РФ устанавливает свободу договора5, а по Закону об организации страхового дела при осуществлении страхования имущества страховая сумма не может превышать его действительную стоимость (страховую стоимость) на момент заключения договора страхования. Отчет оценщика или заключение эксперта, не являющиеся приложениями к договору страхования, не могут являться допустимыми доказательствами по делу.

Другой излюбленный прием всех страховщиков, желающих полностью или частично отказать в выплате, — попытки оспорить страховую стоимость и обвинить страхователя в нарушении процедуры согласования убытков.

Пример Коллекция ценностей, выставленная на продажу и находящаяся в помещении специализированного магазина, была застрахована от пожара, кражи (в т. ч. кражи со взломом) и прочих рисков. Когда в помещении магазина произошла кража (были похищены и некоторые предметы из коллекции), в соответствии с правилами страхования компании на место происшествия были вызваны сотрудники милиции и составлены акты инвентаризации материальных ценностей. На следующий день страховщик получил заявление о наступлении страхового случая, в котором была предварительно определена стоимость похищенного товара. Эта оценка расходилась с данными актов инвентаризации и документов первичной бухгалтерской отчетности. Но именно за такое расхождение и уцепился страховщик, обосновывая отказ в выплате тем, что стоимость похищенного имущества не установлена. При этом он даже не запросил полного списка похищенных из коллекции вещей. Кроме того, он указал, что при инвентаризации обязательно должен был присутствовать его представитель, хотя такого условия ни в договоре, ни в правилах страхования не содержалось.

Правда, суд вынес решение о взыскании суммы страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Как было установлено, правилами страхования и договором не было предусмотрено, что акт инвентаризации служит доказательством размера вреда. Суд обратил внимание и на то, что страховщик, получив сообщение о наступлении страхового случая, имел возможность провести обследование места кражи, проверить наличие и отсутствие ценностей, однако своим правом он не воспользовался.

В заключение отметим, что массового спроса на услугу страхования культурных ценностей, предметов искусства в России пока нет. Коллекционеры редко страхуют свои сокровища. Отчасти из-за нежелания обнародовать факт владения ценностями, платить налоги на имущество и доходы. Кроме того, документально подтвердить легитимность происхождения предметов искусства, как это требуют страховщики, могут далеко не все владельцы. Увеличение потребности организаций и граждан в таком страховании ожидается не раньше, чем через пять-десять лет. Во многом этому должны способствовать легализация арт-коллекций и более широкая практика рассмотрения ценностей как объектов инвестиций.

 


1 Окончание. Начало см. Е. Покидова. Арт-страхование // Dиректор-Инфо. 2007. № 23. С. 14–20. Возврат

2 Ряд крупных участников российского и зарубежного страховых рынков (Lloyds of London, Marsh, «Ингосстрах», «Ренессанс Страхование», «РЕСО-Гарантия» и др.) сотрудничают с экспертной фирмой «Арт Консалтинг» (ее оценки стоимости частных коллекций недавно признали специалисты зарубежного рынка перестрахования Lloyd), «Росэкспертизой», специалистами ведущих российских музеев. Возврат

3 Опасения страховщика обоснованны. Есть риск, что подделка будет подтверждена настоящим свидетельством, выданным при экспертизе, оценке подлинника. Подобные прецеденты случаются. Например, художники из северной столицы несколько лет назад с успехом выдавали покупателям за оригиналы свои копии с картин, прошедших экспертизу. Возврат

4 Пока достоверно не выявлен подлог, можно с успехом выставлять, перепродавать ту или иную вещь, выдавая ее за подлинную. Возврат

5 П. 4 предусматривает, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Возврат