Директор-Инфо №21'2007
Директор-Инфо №21'2007
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Выбор ПИФа: какие цифры имеют значение

Оксана Антонец

Сегодня инвестор, решивший стать пайщиком, может выбирать из более чем пятисот розничных паевых фондов. Какому ПИФу отдать предпочтение, чтобы потом не сожалеть о нереализованных возможностях заработать?

Исходим из того, что будущий пайщик уже определился с типом и категорией фондов, из которых он будет выбирать. Он знает разницу между открытыми и интервальными фондами и в состоянии расставить приоритеты между ликвидностью вложений и их потенциальной доходностью1. Он трезво оценивает свою терпимость к риску и понимает обратную зависимость между надежностью вложений и их потенциальной доходностью, выбирая между фондами акций, облигаций и смешанных инвестиций2. В итоге инвестор приходит к списку из нескольких десятков фондов, из которых ему и предстоит сделать окончательный выбор.

Для формирования выборки удобно воспользоваться функцией «Поиск фонда» на сайте Investfunds.ru. Вводить можно следующие параметры поиска: тип фонда (открытый/интервальный), объект вложений (акции, облигации, смешанные инвестиции, инструменты денежного рынка, индексы, паи других ПИФов), минимальная сумма первоначальной инвестиции. Можно еще больше конкретизировать поиск, указав в качестве дополнительных критериев отраслевую принадлежность фонда или область его специализации (для фондов акций это могут быть бумаги госкомпаний или «второго эшелона»; для фондов облигаций — гособязательства или высокорискованные долги корпоративного сектора).

Теперь можно приступать к точечному выбору фонда. Наша задача формулируется так: из фондов, принадлежащих к одной категории, выбрать ПИФ, который будет опережать хотя бы половину своих конкурентов, показывая результат лучше среднего. Почему именно такая постановка задачи звучит более или менее реалистично и почему нельзя со 100%-ной вероятностью выбрать лучший (читай, самый доходный) фонд, узнаем ниже.

Принадлежность фондов к одной категории означает, что в распоряжении их управляющих имеется примерно одинаковый набор инвестиционных инструментов, и рыночный фактор (т. е. состояние рынка) не может определять разницу в их результатах. Как нельзя в одном ряду сравнивать фонды акций и фонды облигаций, так же не совсем правильно в одном ряду (скажем, среди фондов акций) оценивать традиционные ПИФы, оперирующие на всем рынке, и отраслевые ПИФы, действующие в некотором профильном сегменте. Ведь динамика отдельных секторов может существенно отклоняться от усредненной динамики рынка. И управляющие отраслевыми фондами, имея «заточенные» под конкретную отрасль портфели, естественно, будут иметь преимущества над фондами широкого рынка, когда их сектор растет опережающими темпами. И напротив, будут объективно отставать от рынка, когда их сектор стагнирует. Поэтому выборка ПИФов, которая будет анализироваться, должна состоять из фондов одной категории. Например, если вы хотите инвестировать в ПИФ акций, определитесь, будет ли это фонд широкого рынка, фонд каких-то отраслевых бумаг или фонд акций «второго эшелона». Только при этом условии ПИФы в выборке справедливо сравнивать.

Но по каким параметрам сравнивать? Какие характеристики фонда свидетельствуют в пользу его потенциальной успешности?

Прошлая доходность — дело прошлое

У инвестора, столкнувшегося с необходимостью проанализировать выборку ПИФов, неизбежно возникает желание просто ранжировать их по доходности за некоторый прошлый период. А затем выбрать фонд из верхних строчек списка, сделав ставку на то, что фонд, хорошо показавший себя в прошлом, продолжит радовать своих пайщиков и в будущем. Многие инвесторы идут по этому пути, иначе как объяснить, что в фонды, попадающие в лидеры рэнкингов доходности, тут же усиливается приток новых средств?

Однако использование прошлой доходности в качестве основного критерия при выборе ПИФа чрезвычайно наивный подход. Недаром в документах всех паевых фондов содержится предупреждение о том, что результаты инвестирования в прошлом не определяют доходность в будущем. Посмотрим, например, как выглядят пятерки наиболее доходных ОПИФА широкого рынка по годовым результатам в период с 2003 по 2006 год. Пересечений, как видим, не так много. Лишь двум фондам после попадания в top-5 по итогам одного из периодов удалось повторить свой успех на следующий год. Таким образом, устойчивого лидерства по показателю доходности мы не наблюдаем.

О том же свидетельствуют и данные по США. Агентство Standard & Poor’s регулярно публикует статистику «устойчивости результатов» американских взаимных фондов и регулярно констатирует, что очень небольшому числу фондов удается стабильно демонстрировать превосходство над конкурентами. Так, за пятилетний период (на 31.12.06) только 71 (13,2 %) фонд акций крупных компаний (large-cap), 16 (9,9 %) фондов акций средних компаний (mid-cap) и 24 (10,0 %) фонда акций малых компаний (small-cap) присутствовали в верхней половине годовых рэнкингов доходности все пять лет подряд, т. е. каждый год входили в 50 % лучших. Только 8 (3,0 %) фондов large-cap, 2 (2,5 %) фонда mid-cap и 0 фондов small-cap в течение этой пятилетки занимали строчки в верхней четверти годовых рэнкингов доходности, т. е. каждый год входили в 25 % лучших. Вот почему нашу задачу по выбору ПИФа стоит формулировать не «как угадать будущего лидера», а «как определить фонд, который с большой вероятностью будет обыгрывать хотя бы половину своих конкурентов».

Результаты работы фонда в прошлом представляют интерес для инвестора. Только рассматривать их нужно не сами по себе, а в сравнении. Например, в сравнении со средним приростом стоимости пая у ПИФов той же категории, чтобы составить представление о том, как выглядит фонд на фоне своих конкурентов. Или в сравнении с индексом, отражающим состояние рынка, на котором работает фонд, чтобы оценить вклад управляющего в показанный фондом результат.

В погоне за индексом

Понятно, что результаты фонда во многом определяются поведением ценных бумаг, включенных в его портфель. Если рынок растет — портфель дорожает, если падает — портфель дешевеет. Задача управляющего состоит в том, чтобы грамотным подбором бумаг и оперативными торговыми действиями «обыграть рынок», т. е. обогнать индекс-бенчмарк3.

В чем смысл сравнения доходности ПИФа с индексом? Прирост индекса показывает, сколько можно было заработать, следуя пассивной стратегии «buy and hold» (купив портфель, в точности повторяющий структуру индекса, и не совершая с ним никаких торговых операций). Прирост стоимости пая — это финансовый результат, который инвестор получает, вложив средства в ПИФ. Управляющий фондом взимает плату за услуги «профессионального управления активами», и это предполагает, что он по своему усмотрению определяет структуру портфеля и проводит с ним необходимые манипуляции. Поэтому справедливо ожидать, что результат, показанный активно управляемым фондом, будет выше прироста рынка.

Дискуссия о том, способны ли портфельные управляющие на протяжении длительного времени обыгрывать рынок, ведется уже многие годы. Сторонники активного управления верят, что присутствие человеческого фактора идет на пользу доходности. Их оппоненты полагают, что лучше рынка может быть только рынок и посему оптимальным вариантом является пассивное инвестирование, т. е. покупка индексных фондов (их портфель копирует структуру индекса). Статистика пока на стороне последних.

Посмотрим на российский рынок, взяв категорию ОПИФА и исключив из нее отраслевые фонды. Сравнение по годам средней доходности ОПИФА с индексом ММВБ, а также анализ количества фондов, показавших годовой прирост стоимости пая выше индекса, говорит о том, что более или менее приличный результат в соревновании управляющих с рынком наблюдался лишь в 2004 году. Тогда половина работавших в течение всего года фондов смогла обыграть индекс. Однако этот неплохой результат имеет одно банальное объяснение: для обгона индекса в 2004 году достаточно было не держать в портфеле бумаги ЮКОСа (а таких глупцов почти и не было) и включить в него бумаги Газпрома (акции газового монополиста не входили тогда в расчетную базу ни индекса ММВБ, ни индекса РТС, но пользовались у институциональных инвесторов большой популярностью). Сравнение с рублевым индексом РТС дает похожие результаты, т. е. не в пользу управляющих.

О том, что большинство активно управляемых фондов проигрывает рынку, говорит и американская статистика. Агентство Standard&Poor’s регулярно публикует данные о результатах состязания взаимных фондов с соответствующими бенчмарками из своего индексного семейства. Так, за период в три года (и пять лет) на 31.12.06 индекс S&P 500 обыграл 66,7 % (71,4 %) фондов акций крупных компаний; индекс S&P MidCap 400 опередил 65,1 % (79,7 %) фондов акций средних компаний; и, наконец, индекс S&P SmallCap 600 был лучше 80,6 % (77,5 %) фондов акций малых компаний.

Сторонники активного управления утверждают, что роль управляющего особенно важна на падающем рынке, ведь своими профессиональными действиями он может минимизировать потери, вовремя выйдя из активов в наличность. Кроме того, в такие моменты у управляющего появляются все шансы обыграть рынок: продав бумаги до начала движения вниз и не участвуя в падении, он может дождаться дна и совершить новую загрузку по лучшей цене. Вопрос только, в состоянии ли портфельные менеджеры предсказывать поведение рынка и в нужный момент принимать правильные торговые решения. Для примера посмотрим, как реагировали на падение рынка в этом году управляющие трех крупнейших ОПИФА. Для этого выделим три периода снижения рынка в 2007 году и сравним глубину просадки стоимости паев с глубиной падения фондовых индексов на этих интервалах. Вывод такой: когда рынок идет вниз, управляющие демонстрируют фактически полное бессилие этому противостоять и портфели их фондов заходят в такой же минус, что и индексы.

Кстати, малую эффективность работы управляющих на медвежьем рынке подтверждает и американская статистика. Так, по данным Standard & Poor’s, за период с 2000 по 2002 год (худшее трехлетнее падение рынка начиная с 1941 года, спровоцированное сдутием технологического пузыря) индексы S&P 500, S&P MidCap 400 и S&P SmallCap 600 переиграли соответственно 53,5 % фондов акций крупных компаний, 77,3 % фондов акций средних компаний и 72 % фондов акций малых компаний. Так что заявление, что активное управление имеет на падающем рынке неоспоримые преимущества над индексным инвестированием, не находит подтверждения на практике. А все потому, что человек не в силах заглянуть в будущее и предсказать дальнейшее движение рынка. Он может угадать и выиграть или не угадать и проиграть.

Даже если сравнение с индексом на каком-то интервале оказывается в пользу управляющего, это еще не повод делать вывод о его мастерстве. Не только профессионализм управляющего играет роль в успехе фонда. Оценки устойчивости демонстрируемой фондами доходности (см. выше) говорят о том, что достижения подавляющего большинства управляющих оказываются временными и объясняются банальным везением! Кстати, о роли случая. Если рассматривать некоторый фонд в отдельности, то тот факт, что его управляющий обыгрывал индекс-бенчмарк, скажем, три года подряд, является вроде бы очевидным доказательством его мастерства. Но… Вероятность того, что из трех подбрасываний монеты все три раза будет выпадать орел, составляет 1/8. И если представить, что управляющих на рынке сотни, то не кажется таким уж невероятным, что в этой массе нашлись единицы, которым удавалось «побивать» индекс три года подряд благодаря исключительно везению.

Тем не менее сравнение результатов работы фонда с динамикой индекса проводить нужно. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что у управляющего есть некое подобие чувства тренда, позволяющее ему не делать дорогих ошибок, идя против рынка. Главное здесь — правильно выбрать бенчмарк для сравнения. Для российских ПИФов акций в качестве такового обычно используют индекс РТС. Однако нужно помнить, что его расчет ведется в долларовом выражении, поэтому его прирост придется приводить к рублевому эквиваленту. В качестве бенчмарка можно использовать и индекс ММВБ. Только обратим внимание, что в составе обоих индексов (РТС — 50 бумаг 46 эмитентов, ММВБ — 30 бумаг 27 эмитентов) около 45 % капитализации обеспечивают бумаги трех компаний — Газпрома, ЛУКОЙЛа и Сбербанка, т. е. оба индекса в значительной мере отражают поведение «голубых фишек». Поэтому для оценки работы фондов акций малых и средних компаний лучше использовать индекс «второго эшелона» РТС-2 (к сожалению, он тоже долларовый). Свои бенчмарки стоит брать и при анализе отраслевых фондов — речь идет о секторных индексах, которые есть теперь и в индексном семействе РТС (рассчитываются в долларах и в рублях), и у ММВБ. Для облигационных фондов в качестве ориентира можно использовать индекс RUX-Cbonds (индекс наиболее ликвидных корпоративных облигаций; 30 выпусков) и ZETBI Composite (индекс облигаций банка Зенит; в расчетной базе — 20 выпусков, причем в ее состав могут входить не только корпоративные, но и региональные/муниципальные облигации).

Самый простой способ посмотреть, как результаты фонда выглядят на фоне его бенчмарка, — построить два графика: график стоимости пая и график самого индекса. Сделать это можно на сайтах НЛУ (www.nlu.ru), Первого специализированного депозитария (www.prodengi.ru), Investfunds.ru. Заметим только, что на разных интервалах, задаваемых при построении графиков, картина «гонки» может меняться: фонд, опережающий индекс в этом году, по итогам трехлетнего периода может от него сильно отставать. Так что советуем при данном графическом анализе задавать разные временны’е промежутки, чтобы на фоне рынка оценить и текущие результаты работы ПИФа, и исторические.

Инвесторы, отличающиеся дотошностью в вопросах управления личными финансами, могут «копнуть глубже» и воспользоваться для анализа эффективности управления специальными коэффициентами, позволяющими провести сравнение фонда и бенчмарка с учетом риска.

Расходы ПИФа: за все платит пайщик

Вопрос издержек для многих пайщиков является второстепенным. О том, какова цена инвестирования в ПИФ, многие узнают тогда, когда уже приходят покупать паи. А ведь именно цифры издержек имеют значение при определении потенциальной успешности фонда, и оставлять этот параметр без внимания на этапе выбора фонда нельзя.

Первая составляющая расходов инвестора — надбавки и скидки, которые напрямую сказываются на доходности вложений. Так, надбавка представляет собой процент от вкладываемой в фонд суммы, т. е. деньги, которые не инвестируются, а идут в карман УК или ее агента, продавшего вам пай. Скидка — это процент от расчетной стоимости паев, удерживаемый УК в момент их погашения, т. е. вычет из итоговой суммы компенсации, причитающейся инвестору. Для того чтобы показать, какой эффект оказывают надбавки и скидки на результат инвестирования, приведем пример. В фонд, в котором надбавка и скидка составляют по 1 %, вкладываем 100 000 рублей. После уплаты надбавки располагаемая для инвестирования сумма уменьшается на 1 тысячу рублей, и в результате мы приобретаем по расчетной стоимости пая на дату покупки (1 000 рублей) не 100 паев, а 99. Предположим, на момент погашения стоимость пая выросла до 1 300 рублей. Наша прибыль составила 300 Ѕ 99 = 29 700 рублей (вместо возможных, если б не надбавка, 30 000 рублей). Однако после удержания УК скидки в 1 % на руки мы получаем 127 413 рублей. Наша фактическая прибыль от вложения в фонд 100 000 рублей составила 27 413 рублей, что соответствует доходности 27,4 %4. Напомним, что стоимость пая за этот период выросла на 30 %, посему в итоге мы имеем недополученные 2,6 % прибыли. Поэтому первый совет будущему пайщику — по возможности выбирать фонды, имеющие нулевые надбавки и скидки. Это верный способ повысить свой чистый потенциальный доход5.

Вторая составляющая расходов — вознаграждение управляющего и инфраструктурных компаний (депозитария, регистратора, аудитора), а также прочие расходы, связанные с управлением фондом. Они устанавливаются в виде процента от среднегодовой стоимости чистых активов (СЧА) и оплачиваются из имущества фонда путем постепенного списания в течение года. Расходы, возмещаемые из активов фонда, незаметно уменьшают сумму, которая «работает» и генерирует доход. Отсюда следует, что чем больше уровень расходов в фонде, тем выше вероятность его отставания от индекса. Ведь, чтобы идти вровень с рынком, российскому управляющему нужно исхитриться зарабатывать в год на 3–5 % сверх прироста индекса, чтобы компенсировать уменьшение СЧА фонда в результате списания всех комиссий.

Если считать, что вознаграждение депозитария и прочих обслуживающих ПИФ компаний у большинства фондов составляет примерно равную величину, то сэкономить получится только на вознаграждении управляющего, тем более что нет никакой гарантии, что он с честью отработает свой хлеб и заработает больше среднерыночного прироста. Поэтому второй совет — выбирать фонды с относительно низкими расходами по управлению, избегая слишком алчных УК. Сводную информацию по расходам ПИФов можно найти на сайте НЛУ в разделе «Справочник пайщика» / «Издержки». Там же можно найти список фондов, имеющих нулевые надбавки и скидки.

Здесь стоит упомянуть об индексных фондах, одним из важнейших преимуществ которых является более низкий по сравнению с активно управляемыми фондами уровень издержек. Сравним, к примеру, крупнейшие активно управляемые и индексные ОПИФА. По годовым результатам нельзя однозначно сказать, что первые проигрывают вторым. Однако если судить по совокупному приросту за период с января 2005 по октябрь 2007 года, то можно констатировать, что активно управляемые фонды демонстрируют значительное отставание в доходности от индексных фондов. И это отставание в немалой степени объясняется более высоким уровнем расходов: у активно управляемых фондов он чуть ли не в два раза выше, чем у индексных!

Кстати, на американском рынке замечено, что единственные фонды, в которых можно наблюдать стабильность демонстрируемых результатов, — это фонды, замыкающие рэнкинг доходности. Слабые результаты управления действительно имеют тенденцию к повторению. Причем зачастую это связано не с плохой работой управляющего и неудачным выбором активов, а с высоким уровнем расходов.

Размер активов имеет значение?

Стоит ли при выборе фонда обращать внимание на размер его активов? Желание сделать ставку на фонд покрупнее понятно: многие инвесторы полагают, что чем больше размер активов ПИФа, тем больше пайщиков сделали выбор именно в его пользу. Однако здесь нужно иметь в виду две вещи. Первое: не всегда крупные активы фонда являются результатом привлечения большого числа пайщиков. Есть ПИФы, значительные активы которых обеспечиваются вкладами нескольких крупных пайщиков. Причем уход ключевого пайщика из фонда может весьма негативно сказаться на стоимости его пая. Второе: если рассматривать десятку крупнейших на сегодняшний день розничных фондов, нужно учитывать, что четыре фонда (три ПИФа под управлением УК «Уралсиб» и фонд под управлением УК «Альфа-Капитал») были созданы путем преобразования из чековых инвестиционных фондов, и значительная доля их активов не является средствами сознательных «рыночных» пайщиков. Вообще заметим, что концентрация на рынке розничных фондов довольна сильная: на 10 крупнейших открытых и интервальных ПИФов (из 522 фондов, работавших на конец сентября) приходится 41,3 % совокупной СЧА.

Более интересен вопрос, влияет ли размер фонда на его способность зарабатывать и порождает ли рост активов в управлении тенденцию к ухудшению результатов.

Логично предположить следующее. Во-первых, наибольший отрицательный эффект от увеличения активов наблюдается в фондах, ориентирующихся на акции малых компаний, которые, как правило, малоликвидны. Цель таких фондов — сконцентрировать свои активы в небольшом количестве перспективных и на текущий момент недооцененных бумаг, способных хорошо выстрелить в будущем. Если в фонд, показавший хорошие результаты в следовании этой стратегии, потекут новые деньги, управляющий встанет перед дилеммой: увеличивать позиции по уже имеющимся активам или включать в портфель новые инструменты. Оба варианта имеют свои минусы. В первом случае управляющий не сможет купить дополнительные пакеты низколиквидных акций без того, чтобы не двинуть рынок вверх, т. е. против себя (цена бумаг растет, условия закупки с каждым лотом ухудшаются, потенциальная прибыльность позиции снижается). Да и если возникнет необходимость продать активы из портфеля, то на тонком рынке это нельзя будет сделать без потерь. Ведь, когда по низколиквидным акциям на продажу поступают большие пакеты, это оказывает на их цену сильнейшее понижательное давление. Второй вариант, предполагающий поиск новых объектов для вложения средств, порождает угрозу «размывания» портфеля: снижение запланированной концентрации активов ведет к ухудшению потенциальной доходности. Кроме того, поиск дополнительных инструментов приводит управляющего к инвестиционным идеям «второго уровня», не таким привлекательным с точки зрения соотношения «доходность/риск», как идеи, первоначально реализованные в портфеле. Это также негативно сказывается на потенциальной результативности фонда.

Отсюда вытекает второе предположение: фонды с раздувшимися активами начинают все больше вести себя как индексные инструменты. Объяснение простое: разместить значительные средства можно, не боясь оказать давление на рынок, только в большое количество ликвидных бумаг, которые обычно и формируют расчетную базу индекса. Таким образом, с увеличением активов в управлении фонд теряет гибкость и ограничивает себя в выборе инвестиционных стратегий. Вот почему размер активов фонда стоит рассматривать с оглядкой на его инвестиционные цели: не мешает ли увеличение активов управляющему реализовывать заявленную стратегию.

Кстати, небольшие фонды, преимуществом которых считается бо’льшая гибкость и маневренность на быстро меняющемся рынке, имеют свои недостатки. Малый объем активов в управлении зачастую не позволяет создать хорошо диверсифицированный портфель, что повышает риски фонда. Плюс уровень расходов (а этот параметр, как мы выяснили выше, снижает потенциальную доходность) у небольших фондов, как правило, выше, чем у крупных фондов, поскольку маленькие активы не позволяют воспользоваться эффектом экономии на масштабе. А вот большие фонды с увеличением активов в управлении получают возможность снизить уровень вознаграждений и, следовательно, повысить свою потенциальную прибыльность. (Предположим, фонд имеет активы в 1 миллион долларов при уровне расходов 1 %, т. е. за год фонд тратит 10 тысяч долларов. Если активы фонда вырастают до 10 миллионов долларов, ему для оплаты тех же операционных издержек достаточно установить уровень расходов на уровне 0,1 %).

Резюме

При выборе ПИФа бесполезно угадывать будущего лидера по абсолютным показателям доходности. Что можно сделать — так это попытаться определить фонд, который с большой вероятностью будет опережать как минимум половину своих конкурентов по категории. Еще раз перечислим параметры, указывающие на потенциальную успешность фонда:

1. Низкий уровень расходов по управлению и желательно нулевые надбавки и скидки. Размер издержек определяет цену инвестирования в фонд и корректирует в меньшую сторону итоговый финансовый результат пайщика. Чем ниже уровень расходов, тем выше вероятность, что фонд не будет слишком сильно отставать от рынка и конкурентов.

2. Фонд в прошлом работал не хуже конкурентов и рынка. Прошлая доходность не должна быть основным критерием при выборе фонда. По результатам работы в прошлом полезно убедиться, что фонд в течение по крайней мере двух-трех лет не отставал от среднего прироста по своей категории, а также от своего бенчмарка (хотя для многих ПИФов сделать это не представляется возможным по причине их молодости).

3. Управляющий рискует с умом. Хорошо бы посмотреть, достойно ли фонд смотрится в своей категории по показателю «доходность/риск». Последний демонстрирует, насколько эффективно работает управляющий и реализует ли он дополнительно принимаемые риски в повышенную доходность (см. «Аналитические коэффициенты для продвинутых инвесторов»).

4. Бессменный управляющий. Нужно узнать в УК, кто стоит у руля фонда и в течение какого времени он им рулит. Понятно, что у каждого управляющего свой стиль, своя квалификация, свой темперамент, своя склонность к риску и своя интуиция. Поэтому результаты работы фонда стоит считать значимой характеристикой, только если его управляющий в течение рассматриваемого периода не менялся.

Перечислим еще несколько факторов, могущих иметь для инвестора значение при выборе ПИФа. Один из них — известность имени УК. Понятно, что долго работающей на рынке и хорошо себя зарекомендовавшей компании легче доверить свои средства. Кроме того, логично предположить, что крупной УК проще привлечь к себе на работу талантливых управляющих, легче создать сильный аналитический отдел, способный генерировать продуктивные инвестиционные идеи. Следовательно, в крупных УК можно надеяться на более высокое качество управления. А еще крупные УК обычно имеют разветвленную агентскую сеть, что существенно облегчает технические вопросы приобретения и погашения паев. Что касается финансовой надежности управляющих компаний, то ее можно оценить по рейтингам НРА и Эксперт РА, публикуемым на сайте Investfunds.ru.

Дополнительным плюсом для инвестора будет, если в продуктовой линейке УК, управляющей выбранным фондом, присутствуют ПИФы разных категорий и предусмотрена возможность конвертации паев. Это позволит инвестору оперативно производить перестроение портфеля в случае изменения рыночной ситуации. Например, многие пайщики в период падения фондового рынка для минимизации потерь конвертируют паи фондов акций в паи фондов облигаций.

В завершение отметим, что совершенно необязательно все средства вкладывать в один ПИФ. Ведь с помощью фондов из разных категорий инвестор может создать портфель, аналогичный традиционному сбалансированному портфелю, в котором в некоторой пропорции сочетаются долговые и долевые инструменты. В аналогичной пропорции можно приобрести паи фондов облигаций и фондов акций6. А что касается правильного момента инвестирования в ПИФ, то для того, чтобы избежать ошибки и не войти в фонд в самый неблагоприятный момент, лучше процесс инвестирования растянуть во времени и усреднять цену покупки за счет периодического вложения в фонд фиксированной суммы. Например, установите для себя план, что в начале каждого месяца вы инвестируете в фонд Х тысяч рублей. Таким образом, на падающем рынке, когда стоимость пая идет вниз, вы будете приобретать большее количество паев, а на растущем, когда пай дорожает, — меньшее.

6 Правда, здесь есть одна сложность: российское законодательство устанавливает для ПИФов довольно широкие границы разрешенного состава и структуры активов. Так, в портфеле ПИФа акций доля облигаций может достигать 40 % активов, и точно такой же величины, 40 %, может достигать доля акций в активах облигационного ПИФа. Вполне может оказаться, что фонды, именующие себя ПИФами акций или облигаций, фактически выступают как фонды смешанных инвестиций. Выхода здесь два: либо внимательно анализировать состав портфелей приглянувшихся вам фондов в попытке выявить более или менее «чистые» ПИФы акций и облигаций; либо формировать портфель из индексных фондов, благо что сегодня на рынке действуют фонды, ориентированные и на индексы акций, и на индексы облигаций.

 


1 Интервальные фонды имеют ограничения по времени покупки/погашения паев, но зато и бОльшие по сравнению с открытыми ПИФами возможности для включения в портфель низколиквидных акций, которые могут иметь повышенный потенциал роста. Возврат

2 Если инвестор больше ценит надежность и его цель — сохранение реальной стоимости капитала, он должен выбирать фонд, в портфеле которого преобладают долговые бумаги. Если инвестор готов терпеть существенные краткосрочные колебания стоимости пая в расчете на получение высокого прироста капитала в будущем, он может ориентироваться на фонд, в портфеле которого преобладают акции. Возврат

3 От англ. benchmark — некий контрольный показатель, эталон, ориентир. Возврат

4 Без учета НДФЛ, который уменьшит реализованную прибыль на 13 %. Возврат

5 Обычно размер надбавки привязывается к величине инвестируемой суммы: чем больше сумма вложения, тем ниже надбавка. Скидка привязывается к периоду держания пая и зачастую становится нулевой при сроке инвестирования свыше одного года. Возврат

6 Правда, здесь есть одна сложность: российское законодательство устанавливает для ПИФов довольно широкие границы разрешенного состава и структуры активов. Так, в портфеле ПИФа акций доля облигаций может достигать 40 % активов, и точно такой же величины, 40 %, может достигать доля акций в активах облигационного ПИФа. Вполне может оказаться, что фонды, именующие себя ПИФами акций или облигаций, фактически выступают как фонды смешанных инвестиций. Выхода здесь два: либо внимательно анализировать состав портфелей приглянувшихся вам фондов в попытке выявить более или менее «чистые» ПИФы акций и облигаций; либо формировать портфель из индексных фондов, благо что сегодня на рынке действуют фонды, ориентированные и на индексы акций, и на индексы облигаций. Возврат