Директор-Инфо №21'2007
Директор-Инфо №21'2007
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Теневые зарплаты

Елена Покидова

Государство не может ждать милостей от налогоплательщика, взять их у него — задача ФНС.

Доходы россиян, в том числе получаемые в виде заработной платы, растут. Сегодня у государства возник закономерный и, главное, экономически обоснованный интерес к полноте уплаты налогов с этих доходов, тем более что такие источники финансовых поступлений, как ЕСН и НДФЛ, таят в себе огромные резервы.

Налоговый клондайк

В эпоху становления рыночных отношений уровень заработной платы в России был в целом низок и вопрос о полноте уплаты с зарплат всех положенных налогов большого интереса у властей не вызывал. Сейчас ситуация кардинально изменилась: зарплаты выросли в десятки и даже сотни раз. С них в виде налогов должны поступать весьма существенные суммы. Должны, но не поступают.

Комментарий Нелегальные зарплатные схемы реализуются по-разному. Это и пресловутая «конвертная» схема, и страховые выплаты. Часто денежные средства, не отраженные на счетах по оплате труда, выплачиваются непосредственно из кассы предприятия или в безналичной форме перечисляются на банковский счет работника, либо передаются под видом подотчетных сумм, представительских расходов, материальных ценностей, либо с работниками заключаются фиктивные договоры.

Сегодня подобные схемы в основном применяют представители малого и среднего бизнеса, причем бизнесмены сознательно идут на риск, пытаясь снизить налоговое бремя.

П. Попов, юрист

Но даже сейчас, когда, по разным оценкам, от тридцати до сорока процентов работодателей1 выплачивают серые и черные заработные платы, а несознательные граждане не легализуют прочие свои доходы, показатели поступлений уплаченного/взысканного НДФЛ уверенно начали опережать суммы поступлений от НДС.

Выявлению и пресечению противозаконных схем ухода от налогообложения и легализации теневой зарплаты ФНС уделяет все больше внимания, выделяя эти направления в число приоритетных. Однако из-за высокой налоговой нагрузки и в отсутствие значимой социальной поддержки населения страны в легализации зарплат чаще всего не заинтересованы ни работодатели, ни их работники. Стало быть, война предстоит долгая. Скрытые (в буквальном смысле) резервы НДФЛ и ЕСН огромны, а потому ожидать, что начатая несколько лет назад борьба с теневыми зарплатами в ближайшее время сойдет на нет, не стоит. Наоборот, сейчас апробируются новые методы контроля и выявления правонарушений, создается практика, в том числе и судебная.

Комментарий Государство безуспешно боролось с данным явлением много лет — как путем ужесточения ответственности и применения к нарушителям карательных мер, так и с помощью преобразования налогового законодательства. Например, реформа ЕСН преподносилась как одна из мер снижения налогового бремени и упрощения налогообложения, и несколько лет назад сборы во внебюджетные фонды заменили единым социальным налогом. Сначала ставку определили в размере 35,6 % от зарплаты, а чуть позднее снизили до 26 %. Однако к массовому выводу зарплат из тени это не привело. Как и ожидалось, легализовались в основном крупные и ряд средних компаний.

А. Ионов, сотрудник аудиторской фирмы

Первые успехи в борьбе за легализацию зарплат и трудовых отношений, о которых отрапортовали налоговики, были достигнуты только в прошлом году: рост доли скрытой оплаты труда приостановился и остался на уровне 2005 года2. Произошло это благодаря совместным усилиям многих ведомств.

25 октября на сайте ФНС России обнародованы впечатляющие результаты работы по легализации налоговой базы за 9 месяцев текущего года. А чуть ранее, 18 октября, там же появилась информация об усилении контроля за перечислением налоговыми агентами НДФЛ в бюджетную систему РФ. В этих сообщениях помимо сведений об итогах работы налоговых органов определены тенденции, планы и новые направления контроля.

Комиссии для маленьких зарплат

С начала 2006 года при управлениях ФНС и при администрациях городов, районов, муниципальных образований всех регионов России были созданы комиссии по легализации теневой заработной платы3. А в Москве рабочие группы комиссии по рассмотрению вопросов полноты налогов и взносов с сумм оплаты труда действуют при каждой налоговой инспекции.

В минувшем году особое внимание налоговики обратили на работодателей, выплачивающих заработную плату ниже прожиточного минимума, установленного в регионе. Таковых по всей России набралось около пятисот тысяч4 — они автоматически попадали в зону риска и приглашались на заседания комиссий5.

В 2007 году в поле зрения налоговых органов оказались уже налогоплательщики, выплачивающие заработную плату ниже среднего уровня по отрасли. Около четырехсот тысяч налоговых агентов, или 17 % от представляющих отчетность работодателей, оказались в зоне риска и получили об этом письменные уведомления из ИФНС. Далее, если работодатели не примут мер к увеличению зарплат, то руководителей организаций или предпринимателей лично вызовут на заседания комиссий для индивидуальной профилактическо-воспитательной беседы. Если даже после этого зарплаты не увеличатся, то такие налогоплательщики будут включены в списки налоговых проверок и списки неблагонадежных, а ими уже занимаются сразу несколько ведомств, в том числе силовики.

Сейчас налоговики располагают программным обеспечением, позволяющим проводить анализ показателей налогового периода на основании представленных им сведений о доходах физических лиц. В автоматическом режиме выявляются такие нарушения, как неперечисление в бюджет удержанных налоговым агентом (работодателем) сумм налога, применение им несоответствующих ставок налогообложения, неполное представление агентами сведений о доходах физических лиц, неуплата налога, переданного на взыскание в налоговый орган и др. Под подозрение уже попали сто пятьдесят шесть тысяч налоговых агентов. По оценке специалистов ФНС, возможные доначисления НДФЛ могут превысить шесть миллиардов рублей. Правда, в каждом случае налоговики должны собрать доказательства и обосновать свои расчеты. Практика показывает, что это сделать им удается не всегда.

Информация в комиссии поступает и из органов статистики, ПФР, трудовых инспекций, правоохранительных органов. Сообщения о нарушениях приходят и по специально созданным при налоговых инспекциях и управлениях ФНС России горячим линиям6. Но их все-таки не много. Работники осознают, что после такого звонка они могут или лишиться работы, или потерять значительную часть доходов, если работодатель, легализовав их зарплату, одновременно не увеличит ее на сумму уплаченных с нее налогов. Чаще звонят обиженные работники, которые считают, что работодатель с ними обошелся несправедливо, — например, незаслуженно (по их мнению) уволил. Обращаются и люди предпенсионного возраста, которым работодатель отказался повысить официальную заработную плату, а также те, кто получил отпускные, выходное пособие, рассчитанные из белой зарплаты. Особая категория заявителей — это граждане, с которыми вместо трудовых договоров были заключены гражданско-правовые договоры, вследствие чего, вопреки ожиданиям звонящих, им не оплатили сверхурочную работу, отпускные или больничный. Однако подобные претензии не всегда бывают обоснованными. Сообщая о нарушениях, работники часто даже не стремятся сохранить инкогнито, соглашаются дать официальные показания, а некоторые даже любезно предоставляют компрометирующие работодателя документы и иные доказательства (подлинники и копии договоров, доверенностей, накладных, ведомостей, штатного расписания, объявления в СМИ о вакансиях и пр.).

Сам факт приглашения на комиссию часто побуждает работодателя принять меры к увеличению зарплаты. Например, после того как на комиссии заслушают руководителя организации или предпринимателя, работодатели оформляют и представляют комиссии новые приказы и штатные расписания, вносят соответствующие изменения в трудовые договоры. А часть налогоплательщиков пытаются исправить ситуацию еще до заседания комиссии, надеясь таким образом избежать разбора и повышенного внимания к своей деятельности7.

Комментарий Такие меры нередко оказываются запоздалыми. Ведь легализация доходов физических лиц, создание благоприятных условий труда и контроль за соблюдением законодательства об оплате труда все-таки не являются основными задачами комиссий. Как декларируют представители ФНС, их главная цель — обеспечение достоверности налоговой базы. Прогнозируется увеличение в ближайшее время числа выездных налоговых проверок. Основными претендентами на выездные проверки могут стать именно налогоплательщики, которых включили в группу риска, даже если они после этого увеличили зарплаты.

П. Попов

Работа с налогоплательщиками построена на изучении и анализе финансово-хозяйственной деятельности и определении круга работодателей, выплачивающих заработную плату ниже среднего уровня по видам экономической деятельности. В результате такого анализа контролеры могут прийти к выводу, что низкий уровень зарплаты вызван объективными причинами (неуспешной хозяйственной деятельностью), однако могут и заподозрить, что размеры выплат занижаются искусственно, и включить налогоплательщика в список кандидатов на выездную налоговую проверку или даже на совместную проверку при участии силовых ведомств, трудовых инспекций и прочих контролеров.

Сотрудничество с правоохранительными органами налоговики планируют расширять, ведь за невыполнение обязанностей налогового агента, в частности за невыплату удержанного с физических лиц налога на доходы в бюджетную систему РФ, предусмотрена не только налоговая, но и уголовная ответственность. Поэтому в случаях, когда, удержав НДФЛ, работодатель не перечисляет средства в бюджет, а пускает их в оборот, материалы будут передаваться в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении в отношении руководства работодателя уголовных дел по статьям УК РФ 199.1 «Неисполнение обязанностей налогового агента», 158 «Кража» и 160 «Присвоение или растрата». Кроме того, по слухам, в ФНС обратили внимание и на необходимость реанимации статьи 127.2 УК РФ «Использование рабского труда». Однако без внесения существенных изменений в УК РФ применять подобную норму к работодателям, выплачивающим зарплату с использованием серых схем, более чем проблематично.

Один из действенных методов давления на работодателей, выплачивающих подозрительно низкие зарплаты, который теперь все чаще применяют налоговики, — блокирование операций по счетам. Это их право предусмотрено пп. 5 п. 1 ст. 31 НК РФ, но оно ограниченно, а потому подобные действия ИФНС и принятые ее должностными лицами акты не всегда законны. Правда, на то, чтобы это доказать, уйдет время.

Наиболее пристально сегодня наблюдают за организациями и предпринимателями, которые занимаются оптовой и розничной торговлей, строительством, обрабатывающей деятельностью. Вызывают обоснованное подозрение и низкие зарплаты в банковских, страховых, инвестиционных, строительных организациях, у представителей игорного бизнеса, торговли.

В работе межведомственных комиссий кроме налоговиков и чиновников местных администраций принимают участие представители государственных внебюджетных фондов (Пенсионного фонда, Фонда социального страхования и региональных фондов обязательного медицинского страхования8), инспекций по труду, правоохранительных органов. Профсоюзы также решено подключить к решению задач по легализации зарплат.

Особо перспективным направлением для ФНС является сотрудничество с ФМС России (см. «Доходы трудовых мигрантов»).

Налоговики доказывают, штрафуют и доначисляют

Привлечь налогоплательщика к ответственности, доначислить9 суммы НДФЛ, ЕСН, соответствующие пени инспекторы могут, только доказав нарушение.

Комментарий Сам по себе факт выплаты низкого вознаграждения за труд работников не относится к налоговым правонарушениям и не свидетельствует о нем. Тем не менее налоговики пытаются привлечь работодателей к ответственности и доначислить налоги. Причем такие решения зачастую основываются только лишь на подозрениях инспекторов, а это незаконно.

Вот показательный случай. Налоговая инспекция провела выездную проверку компании на предмет полноты и своевременности перечисления НДФЛ. В акте инспекторы указали, что компания начисляла и выплачивала работникам заработную плату ниже установленного прожиточного минимума, а также занижала подлежащий уплате в бюджет НДФЛ. Налоговики приняли решение о привлечении компании к налоговой ответственности в виде штрафа и предложили ей перечислить в бюджет доначисленный НДФЛ и пени.

Добровольно решение фирма не исполнила. Налог и пеню инспекция взыскала, выставив инкассовые поручения.

Решение инспекции компания обжаловала в арбитражном суде. Тот установил, что правовых оснований для привлечения фирмы к налоговой ответственности не было (ИФНС не удалось собрать никаких доказательств выплаты заработной платы в большем размере, чем было указано в отчетности общества). В итоге решение признали недействительным, а инспекцию обязали вернуть списанные со счета налогоплательщика средства.

Аналогичным образом в арбитражных судах разрешались и другие подобные дела. Тем не менее, выявив работодателей, которые экономят на персонале, инспекторы в соответствии с внутриведомственными указаниями должны включить таких налогоплательщиков в группу риска и обеспечить контроль за их деятельностью. Априори предполагается, что часть заработной платы такие налогоплательщики выплачивают в конвертах и эти выплаты не учитываются при налогообложении.

А. Ионов

Расследуя случаи применения работодателями теневых схем оплаты труда, ИФНС придает неоправданно большое значение показаниям свидетелей. Статья 90 НК РФ устанавливает, что в качестве свидетеля для дачи показаний налоговый орган на стадии контроля вправе вызвать любое физическое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Показания должны оформляться протоколом, который является доказательством при вынесении решения по результатам налоговой проверки. Однако решения о доначислении неуплаченных в бюджет сумм и привлечении к налоговой ответственности, принятые только лишь на основании показаний свидетелей, не всегда рассматриваются судами как законные.

Пример10. Основываясь на свидетельских показаниях работников общества, пермские инспекторы пришли к выводу о ведении обществом двойной бухгалтерии. По мнению ИФНС, работодатель не исполнил обязанности по удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ с выплаченных в виде «неофициальной» заработной платы сумм дохода и занизил налогооблагаемую базу по ЕСН, не включив в нее эти выплаты.

Арбитражный суд признал решение ИФНС частично недействительным, поскольку налоговики не сумели доказать правильности расчета доначисленных сумм НДФЛ, ЕСН и пеней. Суммы сокрытых доходов были определены инспекцией расчетным путем только на основании свидетельских показаний, без каких-либо бухгалтерских документов, подтверждающих выплату, учет либо выдачу «неофициальной» заработной платы, ее размеры. Причем не все свидетели подтвердили доводы инспекции, а некоторые из опрошенных на момент вынесения инспекцией решения уже не состояли в трудовых отношениях с этим работодателем и произвести доудержание НДФЛ у данных лиц было невозможно.

Если работодатель считает, что имеющиеся в распоряжении налоговиков показания свидетелей фиктивные, следует позаботиться о том, чтобы такая точка зрения была своевременно обоснована и отражена в документах по делу о налоговом правонарушении. Если дело будет рассматриваться в арбитражном суде, нужно сразу же заявить ходатайство о вызове в суд свидетелей, которые дали не соответствующие действительности показания, и представить доказательства, опровергающие или хотя бы ставящие под сомнение эти показания. В противном случае при вынесении решения арбитражный суд будет учитывать имеющиеся в деле письменные доказательства: объяснения и протоколы допроса свидетелей.

Предприниматели и организации в желании сэкономить на булавках сами провоцируют к себе пристальный интерес со стороны налоговых и правоохранительных органов. Рассмотрим пример, в котором недобросовестный работодатель допустил сразу несколько наиболее типичных ошибок.

Пример11 Оформив протоколами полученную от работников организации информацию о ведении на фирме двойной бухгалтерии, инспекторы ИФНС с участием оперуполномоченного отдела ОРЧ по налоговым преступлениям провели выездную проверку налогоплательщика, изъяв документы и два системных блока.

Техническое исследование одного из системных блоков12 показало, что сразу же после начала выездной проверки с него были удалены файлы. Их удалось восстановить при помощи специальной программы. Выяснилось, что удаленные файлы содержали электронную версию ведомостей начисления заработной платы за несколько месяцев. Сверка показала, что эти ведомости не соответствуют данным официальной отчетности. Как и налоговики, суд счел, что такие доказательства подтверждают факт ведения двойной бухгалтерии в части выдачи заработной платы. Не спасло даже то, что компьютеры на балансе организации не состояли и формально компания к этой технике не имела никакого отношения.

О ведении двойного учета свидетельствовали и объявления о вакансиях, которые были обнаружены на информационном стенде при осмотре помещения отдела кадров. В них были указаны суммы заработной платы выше, чем в представленных налогоплательщиком ведомостях.

Региональный центр занятости населения представил документы, составленные ранее работодателем на бывшего работника фирмы, из которых следовало, что месячная заработная плата сотрудника была почти в два раза выше, чем указано в белых ведомостях. Эту информацию подтвердил и сам допрошенный гражданин.

В ходе проверки было установлено резкое несоответствие сумм заработной платы, получаемой работниками одной специальности и разряда. Аппаратчица предпенсионного возраста получала в несколько раз больше денег за труд, чем ее коллеги.

Выяснилось также, что оклады руководителей общества были ниже, чем у ряда работников предпенсионного возраста по рабочим специальностям. По мнению налоговиков, этот факт косвенно свидетельствовал о несоответствии данных учета фактически получаемым суммам заработной платы, поскольку для расчета пенсии необходимо поддерживать определенный уровень заработной платы. Так, оклад директора фирмы составлял всего 2 669 рублей, кладовщицы — 3 486 рублей, электромонтера — 3 412 рублей, а аппаратчицы — 4 000 рублей.

Эти и другие доказательства свидетельствовали о недостоверности учета объектов налогообложения по ЕСН, поэтому размер этого налога за несколько лет был определен налоговиками расчетным путем13. Налоговый орган рассчитал ЕСН по информации республиканского комитета государственной статистики об уровне заработной платы в организациях с тем же видом деятельности, что и у нарушителя. Часть суммы была доначислена по реальным ведомостям (восстановленные файлы), полученным в ходе налоговой проверки. Поскольку объекты налогообложения ЕСН и НДФЛ идентичны, была определена расчетным путем и сумма НДФЛ.

Хотя компании и не удалось избежать доначисления налогов, но от необходимости уплаты санкций арбитражный суд ее освободил, поскольку расчетный метод определения суммы налога, который использовали инспекторы, не является основанием для применения санкций.

Этот случай уже стал хрестоматийным, как и другое дело, когда в ходе выездной налоговой проверки налогоплательщика была произведена выемка документации. Помимо прочих документов в распоряжение инспекторов попала некая «внутренняя» книга учета доходов и расходов предпринимателя. Она и показания работников предпринимателя послужили доказательствами недобросовестности налогоплательщика и основой для расчета сумм доначислений.

Настораживают налоговиков и следующие факты: традиционное снятие со счетов в день зарплаты сразу двух сумм денежных средств (одна официально предназначена для выдачи сотрудникам зарплаты, а вторая — якобы под отчет одному из работников компании). Подозрительно выглядят и исчезновение/подмена документов, которыми ранее заинтересовались инспекторы, особенно если это произойдет в ходе выездной проверки.

Просвещение граждан

Фискальные и правоохранительные органы помимо прочего ведут активную просветительскую работу среди обывателей. Через специальные обращения, в интервью СМИ и даже в социальной рекламе постоянно подчеркивается, что работники заинтересованы в легализации своих зарплат и трудовых отношений с работодателем, поскольку от этого напрямую зависят социальные гарантии, в частности возможность заявить налоговые вычеты, получить приличное пенсионное и социальное обеспечение (бесплатную медпомощь, оплату больничных листов, пособия по временной нетрудоспособности, пособия по уходу за ребенком, пособия по беременности и родам, пособия по безработице и др.), оплату учебного отпуска.

Комментарий В пропаганде особый упор делается на социальную незащищенность работников, то есть на невозможность получать в полном объеме пособия по временной нетрудоспособности, отпускные, выходные пособия при увольнении, а также налоговые вычеты при приобретении жилья, при получении платного образования, при платном обучении детей, при получении платных медицинских услуг.

Но пока полноценная социальная забота государства — удел избранных; декларации о том, как будет хорошо, если все уплатят НДФЛ и ЕСН, воспринимаются весьма скептически. Многое зависит от работодателя. Например, он может и неофициально оплачивать больничный в размере 100 % от зарплаты, в то время как официальные суммы выплат по больничным ограничены. Для тех работников, кто получает в конвертах даже относительно крупные суммы, экономически не выгодно платить с них налоги: на то, что государство когда-нибудь будет выплачивать достойную пенсию, никто не рассчитывает, размеры выплат по больничным листам, а также имущественных и социальных вычетов ограничены, и они часто оказываются ниже сумм неуплаченных налогов.

А. Ионов

С ростом популярности потребительского кредитования чиновники упирают и на то, что граждане, получающие зарплату в конвертах, лишены или ограничены в возможностях получения банковских кредитов. Правда, банковская практика часто свидетельствует об обратном. Кредитные организации при предоставлении относительно крупных займов предпочитают получать от заемщиков все-таки не справки о зарплате, а ликвидное обеспечение (залог, поручительство и пр.), а для небольшого потребительского кредита наличие справки о высокой зарплате уже не актуально. Тем не менее устные и письменные жалобы от работников, которым не удалось получить кредит или положенные вычеты (например, при покупке жилья или обучении), в налоговые инспекции или непосредственно в комиссии поступают.

В начале этого года в обществе заговорили о возможном привлечении к налоговой ответственности не только работодателей, не уплачивающих налоги, но и их работников, получавших черные и серые зарплаты. Во всяком случае, аналитики не исключали возможности инициирования налоговиками подобных судебных процессов, что называется, в воспитательных целях и для пропаганды. Сами же налоговики данные слухи не комментировали. Очевидно это связано, с одной стороны, с желанием подержать граждан-налогоплательщиков «в тонусе», а с другой — с отсутствием в действующей редакции НК РФ соответствующих норм, позволяющих однозначно квалифицировать как налоговое правонарушение действия/бездействие налогоплательщиков, которые получили зарплаты по серым и черным схемам, не отразили эти доходы в своих налоговых декларациях и самостоятельно не уплатили в бюджет НДФЛ.

Особый интерес — к убыточному бизнесу

В этом году акцент в работе комиссий по легализации теневой заработной платы был сделан на легализацию налоговой базы плательщика в целом, включая контроль деятельности убыточных организаций. Те из них, которые преднамеренно занижают выручку и завышают расходы за счет экономически необоснованных, документально не подтвержденных затрат, уже находятся в поле зрения налоговиков. Этих налогоплательщиков подозревают в обналичивании денежных средств и выплате неофициальной заработной платы. Руководителей таких организаций также приглашают для разбора в комиссии.

По наблюдениям ФНС, основными отраслями экономики, в которых наблюдается наибольшее количество убыточных организаций, являются оптовая и розничная торговля, строительство, обрабатывающие производства, то есть это те же отрасли, в которых высока доля скрытой оплаты труда.

По заявлениям чиновников ФНС России, в работе комиссий учитывается тот факт, что при открытии бизнеса возможны убытки. Но они же указывают, что по гражданскому законодательству целью деятельности коммерческих организаций является получение прибыли — не просто дохода, а прироста имущества в результате деятельности; таким образом, убыток в финансовой отчетности в течение нескольких налоговых периодов наиболее вероятный признак неполного отражения в отчетности результатов хозяйственной деятельности. Поэтому работа в первую очередь проводится с теми убыточными организациями, которые заявляют убытки более двух лет и у которых имеются значительные отклонения в бухгалтерской и налоговой отчетности.

В 2007 году для приглашения на заседания комиссий определили 112,4 тысячи организаций (45 % от общего числа убыточных компаний за 2006 год). За девять месяцев рассмотрели деятельность 75 тысяч организаций (67 % от «группы риска»). В результате 24 тысячи организаций представили уточненные налоговые декларации, совокупно уменьшив убытки на 29 миллиардов рублей и заявив дополнительно прибыль на 2 миллиарда рублей.

В конце сентября налоговики обнародовали пресс-релиз «О результатах администрирования налоговыми органами г. Москвы убыточных организаций за I полугодие 2007 года». В нем в очередной раз подчеркивается, что одной из приоритетных задач столичные налоговики считают контроль налогоплательщиков, заявляющих убытки в декларациях по налогу на прибыль, выявление причин образования и обоснованности бухгалтерских и налоговых убытков организаций. По мнению чиновников управления, в условиях рыночной экономики получение прибыли должно находиться во главе угла любой предпринимательской деятельности, что закреплено и в ГК РФ.

Работа с убыточными предприятиями строится по утвержденным комплексным целевым планам и регламентам. Во исполнение Постановления Правительства Москвы от 3 апреля 2007 года № 234-ПП «О защите интересов города Москвы в сфере экономики при работе с убыточными организациями» и поручения ФНС России были расширены полномочия налоговой комиссии Управления и налоговых инспекций. В Москве действует многоуровневая система комплексного рассмотрения вопросов соблюдения налогового законодательства, включая вопросы обоснованности отражения налоговых убытков и налоговой базы по ЕСН, взносам на ОПС и НДФЛ.

В I полугодии 2007 года усилен камеральный контроль достоверности налоговой отчетности. Из 42 тысяч камерально проверенных налоговых деклараций убыточных предприятий налоговые нарушения установлены в 3 403 случаях. Назначаются и выездные проверки.

 


1 В основном это работодатели из крупных городов, на территории которых зарегистрировано много налогоплательщиков и потому легче затеряться. В небольших населенных пунктах работодатели более законопослушны. Но такое добросовестное поведение, как правило, вынужденное и диктуется страхом скорого разоблачения. Возврат

2 По данным Росстата, доля скрытой оплаты труда на протяжении последних нескольких лет имела тенденцию к росту. Если в 2004 году она составляла 25,4 % от всей выплаченной в стране зарплаты, то в 2005 году выросла до 26,9 %. Однако, по данным других исследователей, объем годовой теневой заработной платы в 2006 году все-таки вырос. Возврат

3 О масштабе их деятельности можно судить по обнародованным ФНС данным за первые 8 месяцев 2006 года: на заседаниях комиссий в налоговых органах и при администрациях заслушано более 250 тысяч налогоплательщиков, из них в налоговых органах — более 200 тысяч. Возврат

4 Например, к началу 2006 года прожиточный минимум для трудоспособного населения в столице был установлен в размере 4 815 рублей. Соответственно, все работодатели, которые платили меньшую зарплату, автоматически оказались в зоне риска. Причем в некоторых случаях зарплата не дотягивала даже до установленного законом минимального размера оплаты труда (1 100 рублей), что является нарушением трудового законодательства, поэтому деятельностью этих работодателей помимо налоговиков заинтересовались правоохранительные органы и трудовая инспекция. Возврат

5 Списки лиц из группы риска составляются в каждом регионе. Возврат

6 Аналогичные горячие линии и телефоны доверия создаются при местных администрациях, при профсоюзных органах и пр. Возврат

7 Например, к 1 октября 2007 года из 400 тысяч работодателей, оказавшихся в 2007 году в зоне риска, более 62 % увеличили налоговую базу за счет повышения заработной платы до среднего уровня по отрасли. Возврат

8 Внебюджетные фонды, как и региональные власти, заинтересованы в увеличении налоговых поступлений на финансирование различных социальных программ. Возврат

9 В силу пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие внесению налогоплательщиками в бюджет (внебюджетные фонды), расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги. Возврат

10 См. Постановление ФАС Уральского округа от 18.09.06 № Ф09-8225/06-С2. Возврат

11 См. Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда УР 01.06.05 № А71-609/2004-А19. Возврат

12 Проводится при участии понятых, а результат оформляется в виде заключения. Возврат

13 На основании имеющейся о налогоплательщике информации, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках. Возврат