Директор-Инфо №19'2007
Директор-Инфо №19'2007
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Коллекция А. Усманова. Выставка А. Гросицкого. Christie’s в Москве

Материал подготовил Владимир Богданов, vladbog@compress.ru

Коллекция Ростроповича: раздел не состоялся дважды

Распродажа собрания предметов искусства Ростоповича — Вишневской, которая расценивалась как главное событие осени для российского арт-рынка, стала его главным разочарованием.

Предметы, выставленные на аукцион (скорее лишь часть обширного собрания Ростроповича — Вишневской), оценивались в 26–40 миллионов долларов. Торгам, намеченным на 18–19 сентября 2007 года, предшествовала массированная пиар-кампания по укреплению имиджа бесценности выставленных предметов, необходимости сохранения цельности собрания, а также риска неимоверной утраты для российской культуры в случае, если коллекция разойдется по рукам. Пока же суд да дело, эти самые руки многочисленных ценителей готовились побороться за право обладать шедеврами русской живописи и просто сильными работами. А к таковым в собрании можно было отнести по меньшей мере вещей двадцать. А это, к слову, довольно много, ведь считается хорошо, если на торгах есть 3–5 шедевров — а тут два десятка1

Ожидание события было тем более трепетным, что каталоги последних «русских торгов» ведущих аукционных домов были довольно «пустыми». И у Sotheby’s, и у Christie’s ощущался явный дефицит крепких вещей.

Ну, теперь уже не суть. За день до торгов стало известно, что собрание на корню скупил предприниматель Алишер Усманов (глава «Газпроминвестхолдинга», владелец «Коммерсанта», инвестор). Соответственно, никаких торгов. Немая сцена…

Информация прошла лишь урывками. Сумму сделки, проведенной при посредничестве Sotheby’s, стороны не назвали, отговорившись, что уплаченная цена была существенно выше ожиданий. Позже сам Усманов рассказал, что он заплатил 36 миллионов фунтов и комиссию. То есть, вероятно, около 80 миллионов долларов.

Покупателя довольно оперативно поздравил в открытом письме глава Агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой, выразив свое удовлетворение тем, что коллекция приобретена целиком и вернется в Россию. Известно, что роль Михаила Ефимовича в этой сделке была довольно значительной: чуть ли не именно он обратил внимание Алишера Усманова на возможность совершить доброе дело. Позже поступила информация, что собрание будет передано Усмановым государству, а Швыдкой предложил наградить бизнесмена: «В царские времена давали орден за благотворительность. У нас такой награды, к сожалению, нет, зато существуют другие формы поощрения. Я обращусь к государству, чтобы наградить этого человека (Усманова. — Ред.)».

Главные музеи тут же наперебой отрапортовали о готовности принять собрание. Третьяковка, Русский музей, ГМИИ им. А. С. Пушкина, музеи Московского Кремля, да и Строгановский дворец были в кандидатах. Единственное, что для этого его все равно пришлось бы разукомплектовать для соблюдения профиля (например, Третьяковская галерея предлагала разместить у себя полотна Брюллова, Репина, Серова, Григорьева и Рериха). Однако теперь известно, что коллекция целиком будет размещена в недавно отреставрированном Константиновском дворце в Стрельне — в резиденции российского Президента.

А через день после социально-ответственной покупки появилась информация, что компания Red and White Holdings Ltd Алишера Усманова увеличила свое долю в английском клубе «Арсенал» с 14,6 до 21 %. Сумма сделки составила 75 миллионов долларов. Наверное, совпадение.

Пару слов о последствиях отмены аукциона.

О том, что вокруг предстоящей продажи идет какая-то нездоровая торговля, было известно заранее. Но как-то не верилось, что случится так вот в лоб — через отмену аукциона. Не верилось, что в сделку вмешается правительство России. Не верилось, что Sotheby’s получит такое шикарное предложение, что шестистам потенциальным покупателям останется лишь разочарованно развести руками. А последствия такого шага будут ощущаться еще долго.

Понятно, что необходимость возврата в Россию и важность соблюдения целостности коллекции — это лишь громкие слова. Брюллов и Репин — художники национального, а не мирового значения. Иностранцам они особо ни к чему, и купили бы, скорее всего, русские. Тезис о целостности тоже не выдерживает никакой критики: собрание, несомненно, комплектовалось без четких коллекционных критериев. Очевидно, что покупалась любая понравившаяся русская старина и немного неофициального искусства. Через торги вещи самым естественным путем перекочевали бы в профильные коллекции — что ж в этом плохого?

Концентрация качества культурного наследия, представленного в музеях России, после вливания коллекции Усманова вряд ли заметно изменится. Проблемы наших музеев не в «незаполненных культурных лакунах» (художественных фондов-то хватает), а скорее, в хозяйствовании и в управлении. А вот российский дефицитный арт-рынок с единовременной продажей коллекции понес потери более значительные. Что означает отмена аукциона, кроме запоротых планов и испорченного настроения претендентов? Во-первых, вещи из коллекции не поступят в коммерческий оборот: у нас реституции не проводятся и из музеев назад пути нет. Во-вторых, потерян значительный кусок рыночной информации — о референсных продажах. Другими словами, не будут установлены текущие уровни цен. Опубликованные эстимейты не могут послужить даже близкой заменой рыночным ценам. Практика оказывает, что экспертные оценки способны отличаться от рыночных в разы. Да и вообще, эстимейт является информацией только в том случае, если вещь прошла торги, но осталась не проданной. Тогда в числе прочих причин неудачи можно предположить, например, завышенный эстимейт. А без торгов эстимейт, получается, вообще ни о чем не говорит. В-третьих, отмена торгов могла здорово подвести коллекционеров и инвесторов. Ради предстоящей борьбы люди формировали бюджет, возможно, продавали часть работ или совершали другие сделки для поддержания ликвидности. Не говоря уже о таких организационных мелочах, как визы, билеты и специально выделенное время… Устроитель предпочел сделать все быстро, выгодно и без головной боли: business-to-business. Позже, правда, глава Sotheby’s лорд Марк Полтимор принес извинения коллекционерам за доставленные неудобства.

Вот так и получается, что в выигрыше от состоявшейся громкой сделки, по большому счету, оказываются только ее прямые участники: продавец, посредник и покупатель. Только к культурной сфере это не имеет почти никакого отношения.

Источник: www.bloomberg.com, www.rosculture.ru, echo.msk.ru, www.sothebys.com

Андрей Гросицкий в Третьяковке

До 14 октября в Третьяковской галерее на Крымском валу, 10, продлится выставка Андрея Гросицкого (р. 1934), представителя русского неофициального послевоенного искусства. Идеи и запоминающиеся выразительные средства художника, которые он развивает с конца шестидесятых годов, находятся на стыке «русского поп-арта» и «метафизической живописи». Не случайно обозреватели рынка искусства не могут сойтись в дефинициях «новой вещественности» Гросицкого: кто-то сравнивает его идеи с творчеством Михаила Рогинского и Евгения Рухина, а кто-то с размышлениями Дмитрия Краснопевцева и Владимира Вейсберга. Рассмотрение мира людей через мир предметов, изучение «биографии» и внутреннего мира вещи… Героями необычных оргалитов Гросицкого стали отжившие свой век предметы быта — старые трубы, ржавые навесные замки, покореженная посуда, выжатые тюбики. Словом, масса художественных метафор, творческая идея фиксации застывшего времени плюс фирменный текстурный стиль выражения. Вещи на картинах-объектах Гросицкого вырываются из рамы, возвышаются над плоскостью оргалита — выглядит очень декоративно.

В биографии Гросицкого трудно найти упоминания об участии в громких выставках (ни Манежной, ни «бульдозерной», ни «Пчеловодства»). Сохранились преимущественно записи о «квартирниках» и других менее заметных полуофициальных выставках. С другой стороны, работы Гросицкого есть в известном собрании Нэнси и Нортона Доджей, собрании Кенды и Якова Бар-Гера, после перестройки он участвовал в знаменитом «Другом искусстве», а уже в наше время — в «Русском поп-арте», пожалуй, одной из самых лучших выставок 2000-х годов, которую Третьяковка собрала в дополнение к параллельной экспозиции Энди Уорхола (а получилось скорее в противовес). Тоже значит немало. Словом, имя вполне на слуху, художник интересный.

Ценовые параметры на работы Гросицкого пока находятся в стадии формирования. Сведений о продажах на зарубежных аукционах нет. В базе artprice.com есть несколько записей о продажах небольших вещей на русском «Гелосе» в 2006 году с ценами около 1 000 евро за маленький (52 х 35) оргалит «Тюбик на зеленом» 2005 года. Ориентирами это считать, конечно, нельзя. О ценовых параметрах можно говорить лишь применительно к вещам инвестиционного качества (фактурным, размером около 130 х 80), а они-то стоят значительно дороже. Основные продажи идут на галерейном рынке. Вероятно, можно говорить, что коллекционеры и инвесторы пока формируют фонды, вводя в собрания работы Гросицкого, потому и цены не кусаются. Кроме того, Гросицкий довольно активно работал в последние годы, и на рынке есть немало работ середины 2000-х годов, не уступающих по уровню работам 1970-х — 1980-х годов.

Замечено, что после масштабных выставок на главных музейных площадках работы признанного художника подскакивают в цене на волне нового интереса. Возможно, на десятки процентов. В целом же инвестиционный потенциал работ Гросицкого сегодня довольно высок, и есть все условия для того, чтобы в ближайшие годы его «биографии вещей» росли в цене быстрее рынка.

Источник: www.tretyakovgallery.ru, www.art4.ru

Christie’s покажет топ-лоты в Москве

Аукционный дом Christie’s 18–20 октября организует в Москве показ топ-лотов предстоящего ноябрьского аукциона в Нью-Йорке. В первый день будет просмотр для искусствоведов, а потом выставку откроют для относительно широкой публики.

В помещениях отреставрированного Дома Пашкова выставят на обозрение главных «тяжеловесов», среди которых «Портрет скульптора Оскара Мещанинова» кисти Амедео Модильяни (25 миллионов долларов), очередная «Лиз» Энди Уорхола (25 миллионов долларов), «Женщина в турецком костюме» Пабло Пикассо (25 миллионов долларов), работа почти нашего Анри Матисса «Одалиска. Голубая гармония» (20 миллионов долларов), а также «Два наброска молодого мужчины» Питера Пауля Рубенса (8–12 миллионов долларов). Аукционный дом сообщил, что в Москву могут приехать также полтора десятка работ Константина Сомова (на Западе, очевидно, уже считают его любимым художником русских), натюрморт Наталии Гончаровой, а также портрет работы Юрия Анненкова.

Christie’s не скрывает, что в Москве будет пытаться найти богатого покупателя на Модильяни. Известно, что с работами этого художника в России особенно туго. А тут еще русская тема — скульптор Оскар Мещанинов, творчество которого мало известно, зато известны его тусовочные портреты, написанные монпарнасскими друзьями-собутыльниками Хаимом Сутиным и Диего Риверой.

Портрет 1916 года, за который будут просить от 25 миллионов долларов, был приобретен нынешним владельцем на американском Christie’s в 1995 году за 9,4 миллиона долларов. Настало время зафиксировать прибыль. Все может быть, но, признаться, в успехе операции есть определенные сомнения. Мужские портреты Модильяни не очень ликвидны, в его творчестве в первую очередь ценятся обнаженные (за которых он натерпелся при жизни) и вдохновенные женские портреты.

Источники: www.bloomberg.com, www.lenta.ru

Sotheby’s и Christie’s дадут гарантии продавцам

Наступающий осенний сезон ведущие аукционные дома Sotheby’s и Christie’s встретили интересной новацией. Аукционисты обещают своим клиентам-продавцам, что с вещей, взятых в стринг, им гарантированно будет выплачена минимальная оговоренная фиксированная цена, если вещь не продастся. На такие гарантии аукционы выделяют бюджет около миллиарда долларов. Подвох в том, что логика работает в обе стороны. В случае если результат торгов превысит все ожидания, продавец также обязуется разделить неожиданное счастье с аукционным домом.

И этот подвох не единственный. Из сообщений Bloomberg следует, что гарантии предоставляются не на все подряд и не для всех, этот сервис предназначен, вероятно, лишь для статусных покупателей и продавцов.

Ближайшие планы таковы. На ноябрьских торгах в режиме гарантии на Christie’s будут продаваться «Лиз» Энди Уорхола с эстимейтом 25–35 миллионов долларов (вещь из собрания актера Хью Гранта) и работа Виллема де Кунинга с эстимейтом 16–19 миллионов долларов.

Интересно, что на режим гарантии согласны не все. Так, продавец картины «Элвис» работы Уорхола с эстимейтом 10–15 миллионов долларов отказался от предложения Christie’s забрать работу по гарантированной фиксированной цене. Об аналогичных планах Sotheby’s известно гораздо меньше. Вроде бы вскоре в режиме гарантии будут продаваться два очень дорогих холста Фрэнсиса Бэкона. Однако эта информация официально не подтверждена.

Помимо гарантий аукционные дома объявили о готовности предоставлять известным коллекционерам кредиты под залог предметов искусства, опираясь на собственную оценку аукционного дома.

Вероятно, одна из основных причин введенных мер — подготовка к падению спроса со стороны самых богатых американских покупателей. Фраза «обмельчание финансового потока с Уолл-Стрит» используется все более часто, и в связи с этим появляется масса рисков. Если хорошие дорогие вещи станет сложно продать, то это подорвет репутацию рынка. И наоборот, если потенциальные продавцы станут осторожничать и придерживать вещи до лучших времен, то возникнет угроза дефицита.

Интересно, что в комментариях Bloomberg говорится, что вместо расстроенных ипотечно-кризисных американцев аукционисты сильно рассчитывают на рост интереса со стороны русских и азиатских покупателей. Можно подумать, что у них своих проблем нет...

Источник: www.bloomberg.com

 


1 Подробнее о списке топ-лотов аукциона см.: Арт-новости / подгот. В. Богданов // Директор-Инфо. 2007. 17. С. 42–48. Возврат