Директор-Инфо №16'2007
Директор-Инфо №16'2007
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Арктика: надо делиться?

Материал подготовил Анатолий Панков

Если судить по заголовкам мировых новостей, то покажется, что на полюс сходили не ледоколы, а как минимум авианосцы: битва за ресурсы, война за Арктику, русские водружают флаги… О чем шум? Что Россия сделала не так?

На дно Северного Ледовитого океана спустилась российская научная экспедиция, которая обошлась в 100 миллионов рублей, и оставила там титановый флаг России. Операция взбудоражила весь мир. Особенно те страны, которые, также как и Россия, претендуют на использование богатств континентального шельфа «белой пустыни» Земли. По иронии судьбы возобновление территориальных споров из-за Арктики совпало по времени с Международным полярным годом. В его рамках в период с марта 2007 по март 2009 года реализуется масштабная научная программа, призванная активизировать международное сотрудничество в этой области. Страсти разгорелись нешуточные еще и потому, что лежавшие втуне гигантские запасы полезных ископаемых Арктики (до 25 % мировых запасов нефти и газа) теперь, с потеплением климата, становятся более доступными для освоения.

Артур Чилингаров, вице-спикер Госдумы РФ:

Экспедиция задумывалась как географическая, и ее важнейшей задачей было достигнуть Северного полюса в географической точке и произвести определенные работы с помощью глубоководных обитаемых аппаратов «Мир». Она задумывалась 8-9 лет назад, но экспедиция требовала финансовых средств и гигантских организаторских решений. В экспедиции приняло участие 380 человек. Это экипажи трех кораблей, это ученые Арктического и Антарктического института, это вертолетчики. Мы организовали экспедицию на атомном ледоколе «Россия». Нам удалось в ходе экспедиции провести сквозь льды «Академик Федоров», на котором находились «Миры». Мы на дне Ледовитого океана были 1 час 30 минут и поставили наш флаг. Это действительно достижение всего человечества, но принципиально важно, что это инициатива России и победа России. То есть именно мы сделали в этом веке географическое открытие: мы опустились в точку Северного полюса.

The Times:

Мир должен воздать по заслугам бесстрашным исследователям во главе с депутатом российского парламента, опустившимся в батискафе на 13 980 футов в непроницаемую тьму океанского дна. Но столь же однозначно он должен отвергнуть возмутительное утверждение, озвучиваемое сегодня Москвой, о том, что это дает России право разрабатывать любые богатства, что содержат недра земли под установленным экспедицией флагом. По оценке Геологической службы США, в Заполярье находится до 25 % мировых запасов нефти; есть данные и о месторождениях угля, газа и иных минеральных ресурсов, расположенных в этом регионе. В отличие от Антарктики, эксплуатацию этих месторождений не запрещает никакое международное соглашение — всегда считалось, что из-за полярных льдов и больших глубин это просто невозможно. Однако сегодня, благодаря новым технологиям и облегчению доступа к морскому дну из-за таяния льдов, подобная идея уже не выглядит столь фантастичной. Поэтому пришло время разработать некие правила, регулирующие действия людей в этом важнейшем регионе, — и российская экспедиция была попыткой упредить подобное развитие событий.

С арктическим регионом граничат пять стран: Россия, Канада, США, Норвегия и Дания (владеющая Гренландией). Согласно международному праву, каждая из них имеет двухсотмильную экономическую зону вдоль северного побережья. Большинство из этих стран также пытаются распространить свои права на определенные сектора на дне Северного Ледовитого океана. Норвегия и Дания проводят соответствующие геологические изыскания. США организуют научную экспедицию — якобы для «изучения гидротермальных потоков и новых биологических видов», но на деле, вероятно, руководствуясь и более прагматичными коммерческими интересами. Россияне, однако, активнее всего пытаются застолбить за собой арктические пространства. В 2001 году они подали в Комиссию ООН заявку на сектор морского дна, простирающийся вплоть до Северного полюса. В этом году президент Путин призвал активизировать усилия по обеспечению российских «стратегических, экономических, научных и оборонных интересов» в Арктике. Цель нынешней экспедиции — доказать, что так называемый хребет Ломоносова представляет собой часть континентального шельфа, соединяющего дно Северного Ледовитого океана с Сибирью.

Эксплуатация ресурсов на морском дне определяется прежде всего Конвенцией ООН по морскому праву, разработанной 25 лет назад и вступившей в силу в 1994 году. Россия ратифицировала Конвенцию — в отличие от США, возражающих против монопольного права организации любой деятельности по разработке сырьевых ресурсов в международных водах, которое она предоставляет Международному органу по морскому дну. Если заявка России будет признана, она получит контроль над территорией, превышающей 460 тысяч квадратных миль — это почти половина общей площади морского дна в арктическом регионе. Однако отказ Америки ратифицировать Конвенцию лишает ее места в органе, где эти притязания будут рассматриваться. Таким образом, пока ратификация не состоялась, их должны отвергнуть страны, входящие в его состав. Честь и хвала отважным покорителям глубин, но вопиющая территориальная экспансия неприемлема.

Стивен Харпер, премьер-министр Канады:

Поскольку международный интерес к региону растет, мы будем предпринимать меры, направленные на энергичную защиту канадского суверенитета в Арктике. Мы расширяем территорию национального парка Nahanni с 5,4 тысячи до 10 тысяч квадратных километров. Я заказал корабли для военно-морского флота Канады [затраты — более 2 миллиардов долларов. — Ред.]. Мы создадим два новых военных объекта в Арктике. В населенном пункте Резольют на острове Корнуоллис будет создан армейский центр подготовки к боевым действиям в условиях Арктики. А в бывшем поселке горняков Нанисвик на Баффиновой Земле будет создан глубоководный порт для военных и коммерческих судов. Нынешние инициативы говорят миру о том, что Канада реализует программу растущего и долговременного присутствия в Арктике.

Канада построит в Арктике тренировочный центр и глубоководный порт. С такой опорой канадские власти будут чувствовать себя увереннее в спорном регионе, на который претендуют также Дания, Норвегия, Исландия, Россия, Швеция, Финляндия и США. У нашего правительства агрессивные планы в Арктике: экономическое развитие, раскрывающее ресурсный потенциал севера; защита окружающей среды — уникальной северной среды; защита национального суверенитета — территории, воздушного пространства и территориальных вод. Если сегодня не использовать особый статус Арктики, то потом ее можно просто потерять. Полярный регион привлекает многие страны большими запасами полезных ископаемых в Северном Ледовитом океане. Кроме того, из-за меняющегося климата ледники быстро тают, и если таяние продолжится с той же скоростью, то через некоторое время в океане могут открыться новые морские пути между Европой, Северной Америкой и Азией.

Питер Маккей, министр иностранных дел Канады:

Нельзя разъезжать по миру, устанавливать флаги и говорить: «Это наша территория». Такое было возможно в XV веке, сегодня существуют правила международного сообщества. Никакой угрозы канадскому суверенитету в Арктике нет. Нас совершенно не беспокоит эта экспедиция — по правде говоря, это всего лишь только российское шоу.

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ:

Читал сообщения о тех заявлениях, которые были сделаны моим коллегой из Канады П. Маккеем. Я его неплохо знаю — совсем на него не похоже. Они меня искренне удивили насчет «разбрасывания флагами». Никто флагами не разбрасывается. Когда первооткрыватели достигают какой-то точки, которая до этого момента не была никем освоена, там принято оставлять флаги. Так было и на Луне, между прочим. Что касается юридической стороны дела, то мы с самого начала говорили, что эта экспедиция является частью большой работы, которая осуществляется на основе Конвенции ООН по морскому праву, в рамках международного органа, где рассматривается заявка России на те подводные хребты, которые, мы считаем, являются продолжением нашего шельфа. Знаем, что это нужно доказать. Те пробы грунта, которые были взяты, послужат работе по подготовке таких доказательств.

Андрей Кокошин, депутат Государственной думы РФ:

Россия имеет высокие шансы на самостоятельное и эффективное освоение арктического шельфа. Это связано и с тем, что по опыту исследований Арктики ни одна страна в мире с Россией сравниться не может. Сегодня мы обладаем уникальными исследованиями в области арктического климата, ледовой обстановки, гидрологии и геологии этого района. Пришло время, когда это наше богатство будет работать на всю страну, и страшно подумать, что в 1990-е годы мы едва не уступили его за бесценок некоторым зарубежным компаниям, которые активно суетились в этой области. Поэтому в области научных знаний мы в освоении арктического шельфа вполне конкурентоспособны. Также развитие экономики Крайнего Севера устранит вероятность военных конфликтов в регионе. Кроме России, на шельф претендуют Дания, Норвегия, Канада и США. Но центральную роль на Крайнем Севере будет играть экономическая активность России — интенсивность освоения Северного морского пути, его использование, создание необходимой инфраструктуры.

Том Кейси, официальный представитель Госдепартамента США:

То, что российское правительство пытается сейчас сделать в Арктике, — это, опираясь на положения Конвенции ООН по морскому праву, обосновать свои претензии, которые должны быть тщательно изучены соответствующими международными органами. Другой вопрос, что ни США, ни кто-либо еще не считают это окончательно решенным делом. Администрация США выступает за скорейшую ратификацию американским Конгрессом Конвенции ООН по морскому праву в целях защиты своих интересов в Арктике. Мы надеемся, что осенью, когда Конгресс вернется с летних каникул, Конвенция будет ратифицирована.

Investor’s Business Daily (США):

США, Норвегия, Канада и Дания не признают российских притязаний. Однако они вполне могут оказаться на повестке дня, если США ратифицируют Договор по морскому праву (ДМП) [речь идет о Конвенции ООН по морскому праву. — Ред.], который по непонятной причине проталкивает администрация Буша.

Не исключено, что подлинная цель последнего шага Москвы состояла в том, чтобы подтолкнуть США к ратификации соглашения. В 2001 году Россия представила объединяющей 21 страну Комиссии ООН по границам континентального шельфа, созданной в соответствии с ДМП, который Москва подписала, заявку на расширение территории своего континентального шельфа. Русские утверждают, что дно Северного Ледовитого океана соединяется с их территорией так называемым хребтом Ломоносова, а значит, они имеют право претендовать на эту зону. США доказали ложность этого аргумента.

Стоит, однако, отметить, что в 2002 году Комиссия не утвердила, но и не отвергла заявку Москвы, порекомендовав ей провести дополнительные исследования по этому вопросу. Россия планирует вновь подать заявку и надеется, что к 2010 году Комиссия примет иное решение, причем США будут юридически обязаны с ним согласиться, если присоединятся к Договору. К сожалению, нынешняя администрация, похоже, готова принять участие в этой схеме. Однако, если ДМП вступит в силу, обоснованность российской заявки не будет иметь ровно никакого значения; все будет зависеть от каприза 21 страны — участницы международной комиссии. А ведь среди них могут оказаться враги США или приятели возрождающейся агрессивной России. Только представьте себе, что произойдет, если судьбу российских притязаний в Арктике будут решать представители Ирана, Кубы и Венесуэлы! В общем, ратификация этого договора станет «морским Мюнхеном», поэтому его следует отправить на свалку.

Ариэль Коэн, старший научный сотрудник аналитического центра Heritage Foundation:

Оборотная сторона медали — политика. Разведка и эксплуатация нефти и других ресурсов Полюса может стать мегапроектом XXI века. Именно этой возможности добивается Россия; именно ею она может подкрепить свои амбиции — амбиции, как выразился президент Владимир Путин, «энергетической сверхдержавы».

Кризиса вокруг российских претензий на Арктику можно избежать, если Россия будет готова вести себя более цивилизованно. Если Москва предложит освоение ресурсов Арктики в сотрудничестве и партнерстве с Соединенными Штатами и другими странами, то проект может стать примером весьма продуктивного международного сотрудничества. Но развернувшаяся сегодня гонка за господство в Северном Ледовитом океане и обладание всем, что можно найти на его дне, показывает, что на самом деле главные качества «нового русского белого медведя» — это агрессия и жадность.

<…> В скандинавских странах вообще недобро смотрят на попытку России установить свой контроль над морским дном. И правильно делают. Также США должны скоординировать с Канадой возможность подачи иска против грабительских претензий России в Международный суд в Гааге.

США, Канада и другие северные страны должны разработать совместную стратегию по Крайнему Северу — решение России агрессивно подойти к вопросу освоения Арктики не оставляет им другого выбора. К тому, чтобы внести свой вклад в расширение присутствия Запада в Арктике, необходимо пригласить и другие дружественные нам страны, например Великобританию. Речь может идти в том числе и о строительстве современного ледокольного флота, батискафов, геофизических и сейсмических судов, а также специальных самолетов. На карту поставлено слишком много, чтобы подарить все это русскому медведю.

Анатолий Колодкин, президент Ассоциации международного морского права, судья Международного трибунала ООН по морскому праву:

Наша граница заканчивается там, где заканчивается граница территориального моря — 12 миль. А дальше мы обладаем определенными правами в отношении ресурсов этой зоны. Конвенция по морскому праву предусматривает деятельность Комиссии по границам континентального шельфа, поскольку между государствами идут бесконечные споры, решение которых является обязательным для участников Конвенции ООН по морскому праву.

Также рассматриваются вопросы о границах шельфа за этими пределами. Могут идти границы в соответствующих обстоятельствах до 350 миль. И, наконец, вопрос: составляют ли хребет Ломоносова и платформа подножья Менделеева часть континентального шельфа? Ответ на этот вопрос дают естественники-ученые. Они должны были представить документы в комиссию.

Комиссия рассмотрела нашу заявку о том, чтобы признать эти территории составляющими продолжение континентального шельфа, и сказала: ваши исследования недостаточны. Вот мы и решили отправить экспедицию. Так что заявления о том, что Россия действует методами «времен Великих географических открытий», ошибочны и связаны исключительно с недостаточными юридическими знаниями. Это неправильно — этого (проведения экспедиции) потребовала Комиссия по границам шельфа, и именно она будет рассматривать эти результаты.

К январю 2008 года будут закончены все исследования образцов, поднятых со дна Северного Ледовитого океана, после чего будут озвучены выводы экспедиции «Арктика-2007» о том, является ли арктический шельф площадью 1,2 миллиона квадратных километров продолжением российской территории. В том случае, если России удастся доказать, что хребет Ломоносова и поднятие Менделеева связаны с российским шельфом, это будет блестящим научным достижением России, которое даст ей возможность на разведку и разработку естественных природных ресурсов, находящихся на этой территории. Россия намерена решать этот вопрос строго в границах международного права, и я не вижу в связи с этим причин для обострения дипломатических отношений России с другими государствами. Россия — единственная страна, подавшая заявку на эти территории. Ни с кем из других государств никаких совпадений нет, на те же территории пока никто не претендует. Данный глубоководный район морского дна подчиняется режиму общего наследия человечества. Установка на дне океана капсулы с российским флагом носит чисто символический характер и не имеет никакого значения в правовом плане. В случае если удастся доказать связь этих территорий с российским континентальным шельфом, это не будет означать расширения территории российского государства. Шельф не входит в состав территории государства, как и особая экономическая зона. Прибрежные государства обладают не суверенитетом, а исключительными суверенными правами, которые позволяют осуществлять разведку и разработку естественных природных богатств. Согласно международным документам, в частности международным конвенциям ООН от 1952 и 1982 годов, другие государства пользуются правами пролета и прокладки трубопроводов через континентальный шельф других государств. Поэтому, когда Польша заявляет о том, что ей не нравится намерение проложить через ее континентальный шельф трубопровод, она не может препятствовать осуществлению такого проекта, однако существует необходимость согласовать трассу прокладки трубопровода.

The Edmonton Sun (Канада):

Москва, заметим, говорит, что уважает международное право и собирается предъявлять свои претензии на Арктику в ООН. Правильно делает. По крайней мере, одна крупная держава заявляет о приоритете международного права. А ведь Москва могла бы пойти по пути, проторенному правительством Буша в Ираке, и заявить, что собирается оккупировать Северный полюс, поскольку «деструктивно настроенные тюлени» наверняка спрятали там оружие массового поражения.

Ну ладно, хватит шуток. Все-таки столь масштабные территориальные претензии Москвы — это уже чересчур. С вопросом использования ресурсов Арктики, который не только реально важен, но и потенциально опасен, так обходиться нельзя. Чтобы сдержать грозящую выйти из-под контроля новую «золотую лихорадку», есть гораздо лучший способ.

Весь овал арктической зоны, окруженный двухсотмильными зонами Канады, США, Норвегии и Дании, должен стать особой зоной под контролем ООН, и любая страна, которая захочет заниматься в этом районе бурением или добычей полезных ископаемых, должна будет покупать концессии у ООН и платить роялти, которые будут тратиться на гуманитарные и экологические проекты. Те места, где исключительные экономические зоны разных стран пересекаются — у берегов Гренландии, в Беринговом проливе, у норвежского Шпицбергена и российской Земли Франца-Иосифа, между греческими и турецкими островами в Эгейском море, на архипелагах Парасель и Спратли в Южно-Китайском море, — также должны стать особыми международными территориями (как Антарктида) и экономическими зонами под управлением ООН.

Это и есть самый «взрослый» способ разрешения глобальных ресурсных конфликтов. Он называется «надо делиться».

Эрик Познер, профессор юриспруденции Чикагского университета:

…Исход спора решит не международное право, а военная мощь заинтересованных сторон. Этот факт признается и в самом международном законодательстве, где «правовой титул» страны на ту или иную территорию зависит от ее способности контролировать эту зону. Способность России контролировать зону, на которую она претендует, сомнений не вызывает; к Канаде, однако, это не относится. Она не в состоянии помешать судам других стран использовать Северо-Западный проход — это периодически демонстрируют США, чтобы расставить точки над i.

Если США поддержат заявку Канады на Северо-Западный проход в обмен на некие гарантии доступа в эту зону американских военных кораблей и гражданских судов, это укрепит позиции обеих стран в споре с Россией. Глобальное потепление продолжается, и обоим государствам надо готовиться к возобновлению прежнего международного соперничества в борьбе за ресурсы, а в «битве за Арктику» США и Канада — естественные союзники.

Time:

Северный полюс не единственный «приз», к которому присматривается возрождающаяся российская империя, — Москва также стремится восстановить контроль над частью акватории Берингова моря (площадью более 47 тысяч квадратных километров, или 18 тысяч квадратных миль), отделяющей Аляску от Чукотки. Эта территория была передана США в 1990 году, в соответствии с советско-американским Соглашением о линии разграничения морских пространств, подписанным госсекретарем Джеймсом Бейкером и министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе. Хотя эта договоренность, вероятно, способствовала снятию напряженности времен холодной войны, советские «ястребы»-антиреформаторы с самого начала возражали против уступки территории, богатой биологическими и углеводородными ресурсами: именно они, а затем их преемники-националисты не допустили ратификации соглашения. Сегодня оно по-прежнему действует на временной основе в ожидании ратификации российским парламентом.

The Financial Times:

«Зеленые», конечно, будут протестовать, но для множества политиков и энергетических компаний, истосковавшихся по новым месторождениям, Арктика может оказаться слишком мощным магнитом — пусть даже до того дня, когда там реально можно будет работать, остаются еще многие годы. Вне зоны, которую отобьют для себя русские, приоритет из-за огромной технической сложности проектов получат компании, имеющие большой опыт работы на шельфе — BP, Royal Dutch Shell и норвежская Statoil. Новое поле для бизнеса получат и геологоразведочные фирмы.

Внутри зоны, которую отобьют для себя русские, большие надежды на расширение плацдарма, созданного участием в разработке Штокмановского месторождения газа, появляются у Total. Понятно, впрочем, что первыми в любом проекте будут «Газпром» и «Роснефть». Поскольку у них в разработке таких проектов сравнительно мало опыта, освоение, скорее всего, пойдет медленнее.

Однако геополитическая картина еще мрачнее экономической. Канадские и американские власти поспешили объявить российскую акцию провокационным трюком, но не будем забывать, что обе эти страны сами заинтересованы в эксплуатации потенциальных богатств Арктики. США, например, обещают выпустить обновленную геологическую съемку региона уже в следующем году. Несмотря на всю силу американского «зеленого» лобби, главным приоритетом энергетической политики США остается не снижение спроса, а повышение предложения. В этом смысле кое-кому из обитателей Капитолийского холма сегодняшняя Арктика может напомнить 1970-е годы, когда Запад с энтузиазмом принялся разрабатывать Северное море. Несмотря на опыт холодной войны, нынешняя арктическая оттепель ведет отнюдь не к разрядке.

The Sunday Times:

В одной из статей, недавно опубликованных в журнале издательства Professional Engineering, говорится, что в Арктике «не надо даже и думать» о строительстве трубопроводов, потому что стоить они будут столько, что не будут иметь никакого экономического смысла. «Единственный мыслимый способ транспортировки добытого — морской, с использованием гигантских танкеров, наполняемых сжиженным природным газом», — пишут авторы статьи.

Но перспектива использования танкеров-ледоколов для скоростной перевозки взрывоопасного газа в полярных морях, изобилующих айсбергами, вряд ли воодушевит экологов, уже сегодня принципиально настроенных против любой эксплуатации девственных полярных территорий. Однако президент России Владимир Путин показал такую решимость установить первенство России в Арктике, что у других стран просто не остается выбора: либо они бегут вместе с остальными, либо обречены в буквальном смысле замерзнуть.

Уже сейчас Россия контролирует самые крупные в мире запасы газа, а по объемам добычи нефти уступает лишь Саудовской Аравии. В правительствах Европы и Америки беспокоятся, что если претензиям Москвы на 463 тысячи квадратных миль Арктики ничего не противопоставить, то в скором времени Запад может оказаться в политически опасной зависимости от российских энергоносителей.

Александр Медведев, генеральный директор ОАО «Мурманское морское пароходство»:

Компания намерена расширить профиль своей деятельности и в ближайшее время займется переоборудованием атомного лихтеровоза «Севморпуть» в буровое судно. Эта операция будет проведена в минимально короткие сроки. Лихтеровоз будет переоборудован в буровое судно всего лишь за 18 месяцев на СРЗ «Звездочка».

Использованы материалы сайтов: www.bunich.ru; www.inosmi.ru; www.kreml.org; www.mid.ru; www.murman.ru; www.radiomayak.ru; www.rg.ru; www.rian.ru