Директор-Инфо №13'2007
Директор-Инфо №13'2007
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Если выделяют миллиарды, значит это кому-то нано?

Материал подготовил Анатолий Панков

Нанотехнологическая революция, с которой руководители нашей страны связывают самые радужные надежды на будущие экономические успехи, уже началась.

События развиваются стремительно: послание президента Федеральному собранию, посещение Курчатовского института, утверждение правительством федеральной целевой программы, создание наблюдательного совета во главе с одним из возможных кандидатов на пост президента, принятие Госдумой законопроекта о создании государственной корпорации «Роснанотех», предложения о внесении изменений в федеральный бюджет и выделение на развитие нанотехнологий невиданных сумм… Политическая нано-революция началась, только сколько в ней экономики? Это реальная перспектива или Нью-Васюки?

Владимир Путин, президент РФ:

Перед нами стоит задача формирования научно-технологического потенциала, адекватного современным вызовам мирового технологического развития. И в этой связи хочу особо подчеркнуть необходимость создания эффективной системы исследований и разработок в области нанотехнологий, основанных на атомном и молекулярном конструировании.

Сегодня для большинства людей нанотехнологии — это такая же абстракция, как и ядерные технологии в 30-е годы прошлого века. Однако нанотехнологии уже становятся ключевым направлением развития современной промышленности и науки. На их основе в долгосрочной перспективе мы в состоянии обеспечить повышение качества жизни наших людей, национальную безопасность и поддержание высоких темпов экономического роста.

Оценки ученых говорят о том, что изделия с применением нанотехнологий войдут в жизнь каждого — без преувеличения — человека, позволят сэкономить невозобновляемые природные ресурсы.

Мною утверждена недавно стратегия развития наноиндустрии, которая определяет главные приоритеты и организационно-правовые механизмы создания инфраструктуры соответствующей отрасли. В нее войдут государственные научные центры и университеты, а также лаборатории частных корпораций.

Государством должны быть выделены необходимые средства на материально-техническое, кадровое и организационное обеспечение соответствующих работ. Эти средства будут переданы в управление специально создаваемой Российской корпорации нанотехнологий.

Всего же, с учетом федеральных целевых программ, на это направление должно быть запланировано в федеральном бюджете около 180 миллиардов рублей.

Мы, по сути, открываем еще одно, сопоставимое с общим финансированием науки, направление. Почти в таком же объеме!

При этом важнейшим вопросом является создание условий для роста негосударственных инвестиций в развитие наноиндустрии. Рассчитываю на интенсивную совместную работу Правительства, формируемых государственных структур и частных компаний по реализации конкретных проектов. В том числе и в таких сферах, как авиа- и судостроение, ракетно-космическая промышленность, атомная энергетика, медицинская техника и жилищно-коммунальное хозяйство.

Это то направление деятельности, на которое государство не будет жалеть никаких средств. Вопрос только в том, чтобы эта работа была правильным образом организована и чтобы средства, которые будут запрашиваться на реализацию этой программы, эффективно расходовались, чтобы они эффективно вкладывались и дали ожидаемый результат. И, конечно, здесь очень важно, как будет организована эта работа.

Михаил Ковальчук, руководитель ФГУ «РНЦ Курчатовский институт»:

Объясняя людям, зачем это надо, мы говорим, что все это направлено на улучшение качества жизни, на укрепление обороноспособности страны и на создание наукоемкой экономики. Нанотехнологии — это первый надотраслевой приоритет, фундамент для развития всех без исключения отраслей новой наукоемкой экономики постиндустриального общества. Если вы собираете что-то из атомов, вы кто? Химик, геолог, биолог? Вы опять становитесь естествоиспытателем, как 300 лет назад Ньютон, но на новом уровне знания. Вот такая логика.

Считается, что человечество пережило две революции до сегодняшнего дня. Первая — когда приручило скот и научилось сеять, а вторая была промышленная революция. Третья революция, по масштабам превосходящая обе предыдущие, — нанотехнологическая. Просто напомнить: нано — это десять в минус девятой степени метра, миллиардная доля метра, то есть мы перешли к размеру атома. На самом деле мы уже 100 лет назад знали и видели отдельные атомы. Но сегодня мы не только их видим и можем следить за ними, а можем ими манипулировать.

Надо создать технологии и оборудование для атомно-молекулярного конструирования. Это сможет делать та страна — создавать эти технологии, — которая будет иметь адекватную этим технологиям атомарную диагностику.

Николай Поросков, эксперт:

Даты рождения нанотехнологий у разных исследователей разнятся. Российские знатоки называют 1934 год, когда первый результат дали исследования в области так называемых ультрадисперсных материалов. Одним из первых опытов использования нанотехнологий считается дамасская сталь и знаменитые златоустовские клинки. Американцы же считают, что все началось в 1959 году, когда лауреат Нобелевской премии Ричард Файнман прочитал лекцию под названием «Внизу полным-полно места». Ученый был убежден, что создавать новые вещества можно с помощью «атомной укладки», располагая частицы в нужном порядке. С начала 80-х годов прошлого века при производстве транзисторов и лазеров использовалась искусственная пленка толщиной около 10 нм, что позволяло значительно улучшить характеристики приборов.

Япония уже в 1991 году приняла государственную программу по развитию техники манипулирования атомами и молекулами. США, хотя давно занимаются этой проблемой, лишь в 2001 году обнародовали свою «нанотехнологическую инициативу». В следующие пять лет схожие программы приняли около 50 стран. Теперь к ним присоединяется и Россия. Сумма выделяется немалая, однако надо учесть, что электронный микроскоп высокого разрешения, без которого немыслимы наноисследования, стоит 7-8 миллионов долларов. В России пока нет ни одного такого микроскопа. Зато много упущений в этой тонкой области. И чтобы не усугубить отставание, выделенные деньги необходимо направить по приоритетным направлениям, а не хвататься за все сразу.

Правительство США на нанотехнологии дает даже больше денег, чем запрашивают. Ежегодные вливания — более одного миллиарда долларов. К этой сумме надо добавить деньги частных фирм и фондов. Американцы ведут наноисследования примерно по тысяче направлений, японцы — по трем сотням. Американцы подсчитали, что к 2015 году для работы в сфере нанотехнологий потребуется примерно два миллиона человек, Россия к тому времени будет нуждаться по крайней мере в 20 тысячах специалистов. Но и их надо подготовить.

Алексей Шварев, профессор-ассистент Oregon State University:

Выделение значительных средств для поддержки науки в России есть замечательная положительная тенденция. Автор работал над кандидатской диссертацией во второй половине 1990-х и помнит, как все было очень плохо. Очень надеюсь, что сейчас стало лучше.

Однако у молодого поколения, которое только начинает свой путь в науку, может создаться впечатление, что нанотехнология есть реальная, быстро прогрессирующая область человеческой деятельности, включающая науку и технологию. К сожалению, это не так.

Нанотехнологии, как и драконов, не существует. «Нанотехнология» есть блестящая, просто гениальная операция по выкачиванию денег из федеральных бюджетов многих стран. Весьма и весьма положительное явление, потому что деньги в большинстве своем идут на финансирование научных исследований. Но это не «прорыв в будущее», а нормальное развитие естественных наук. Стремительный локомотив нанотехнологии есть наш старый добрый паровоз естественных наук, только покрашенный наночастицами в «кастрюльный» цвет, «чтоб блестел».

Как оставаться в здравом уме в обстановке НАНО-пурги? Помните: настоящей науке не нужна приставка «нано». Используйте простое правило: если видите слово «нано», смело можете предположить, что это мусор. Не верьте пресс-релизам. Обратите внимание на структуру их сообщения: в конце всегда есть предложение о том, что это не работает, ломается, не воспроизводится, далеко от внедрения в производство (нужное подчеркнуть). В точности, как надпись мелкими буквами внизу на рекламном щите.

Вадим Кухарев, эксперт:

В тот день, когда будут сконструированы первые полноценные наномашины, ядерное оружие навсегда утратит свое нынешнее значение и отойдет в ту архаичную область, к которой сегодня относят лук и стрелы. Днем позже в историю отойдет мировой рынок нефти, на смену которому придет рынок нанороботов. В планах Пентагона уже на 2008 год запланирована демонстрация боевых наномеханизмов, а отдельные фрагменты (касающиеся разведки) уже были продемонстрированы в боевых условиях Афганистана. С точки зрения оружия наноэры нынешний военный потенциал России абсолютно небоеспособен.<…>

Нанотехнологии являются главным источником глобальной конкурентоспособности в будущем мире. Ведущие научные эксперты ряда стран прогнозируют переход в ближайшие 10 лет всей полупроводниковой промышленности и половины фармацевтической на достижения нанотехнологии.

В 2015 году ожидается очередная революция в области хранения и обработки данных с помощью наноэлектромеханических устройств. В долгосрочной перспективе (2015–2030 годы и далее) видна глобальная тенденция к переходу мировой экономики на новую базу. В эти годы начнется тотальное отмирание всей промышленности в нашем нынешнем понимании. Все заводы, фабрики, электростанции и другая устаревшая промышленность остановятся по причине абсолютной неконкурентоспособности по сравнению с промышленностью, основанной на молекулярной сборке.

Процесс будет носить взрывной характер начиная с момента создания первого полноценного наноробота. Этот наноробот и его копии предоставят возможность чрезвычайно дешевого автоматизированного создания с атомарной точностью любой заданной структуры из практически любого сырья, обладающего должным набором химических элементов. Что именно воспроизводить, будет зависеть от программного обеспечения. Поэтому нужно заранее готовить правительственную программу по регулированию, поскольку рынок информационного наполнения нанороботов станет самым крупным в мире.

У нашей страны есть 5-7 лет стабильности, обеспеченной запасами сырья. Потом нанотехнологические разработки начнут массово выходить из лабораторий и «сырьевая игла» покажет свое коварство. Либо мы сумеем за это время создать научную и промышленную базу принципиально новой экономики, осуществить нанотехнологический прорыв, либо экономики у страны не будет в принципе.

Сергей Колесников, заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке, академик РАМН:

Что дадут нанотехнологии, например, медицине? У лекарств появляются новые свойства. Например, лекарство можно сделать из порошка, который состоит из наночастиц с особыми свойствами. Эти наночастицы, а они по размеру меньше молекул, «проскакивают» через стенку сосуда или кишечную стенку и попадают к месту назначения быстрее. Таким образом, лечение станет более эффективным. Можно изменять и свойства лекарства. «Посадив» наночастицу на лекарство, превратить его в средство направленного действия, заставить «садиться» на ту ткань, которую необходимо разрушить (опухоль, к примеру) или, наоборот, защитить (скажем, сердце, печень).

Но наноматериалы могут обладать огромной разрушительной силой. И меня очень беспокоят проблемы безопасности нанотехнологий. Все сейчас говорят о конечном продукте, но наносубстанции, то, из чего изготавливаются наноматериалы, очень опасны, потому что это весьма маленькие частицы, которые могут проникать через кожу, даже по воздуху, куда угодно — в легкие, в кишечник. Как это влияет на организм, мы еще толком не знаем — требуются очень серьезные исследования. Мы, медики, очень боимся. Помните, как начиналась ядерная энергетика?

Сергей Иванов, первый вице-премьер Правительства РФ:

Мы стоим на пороге настоящей нанореволюции, которая способна перевернуть все представления о жизни. По своему значению предстоящие изменения могут быть сопоставимы только с тем влиянием, которое оказали на обеспечение обороноспособности страны и развитие отечественной экономики знаменитый «Атомный проект» и Программа освоения космического пространства. Вместе с тем сфера применения нанотехнологий значительно шире. Это материалы и устройства, изготовленные с применением технологий, оперирующих веществом на атомарном, наноуровне. Такие технологии находят самое широкое применение при создании перспективных авиационно-космических систем, высокоточного вооружения, средств спутниковой и наземной связи и навигации, систем безопасности, в том числе антитеррористических.

Понимая все это и не желая через несколько лет оказаться в аутсайдерах глобальной научно-технической гонки, наше государство готово всемерно поддерживать национальную наноиндустрию. Полагаю и даже уверен, что и бизнес-сообщество не останется в стороне от данного процесса.

<…> Около 6 миллиардов рублей будет ассигновано на развитие инфраструктуры наноиндустрии, эти средства уже пойдут в этом году в первоочередном порядке в крупные наши научные центры — не только в Курчатовский институт, но в Томский университет, в частности, в Дубну, где у нас уже есть неплохие достижения в области нанотехнологий и наноиндустрии. И конечно, мы должны контролировать эффективное расходование огромных бюджетных средств, которые сейчас ассигнуются на развитие наноиндустрии.

Алексей Чернышов, заместитель председателя Комитета Госдумы по науке и образованию:

График «правительственных часов» устанавливается еще за три месяца, но утром того дня нам вдруг сообщили о том, что он будет сокращен. И неожиданно вклинили обсуждение законопроекта по нанотехнологической корпорации. О крайней спешке свидетельствует заключение правительства от 13 июня, которое было составлено фактически за несколько дней, хотя заключений по поводу многих других законопроектов мы ждем по 3–6 месяцев. Сам текст заключения, подписанного заместителем председателя правительства Александром Жуковым, довольно противоречив и состоит из фраз типа «механизмы не определены», «необходимо дальнейшее обоснование»…

Я выступал против, поскольку в данном случае высший орган государственной власти сам нарушает свой регламент. Создание государственной корпорации в таком виде — это фактически полномочия правительства и к Государственной думе отношения не имеет. Законы создаются не под конкретные действия, а «под проблему». По моему мнению, это было сделано для того, чтобы скрыть под коллегиальную ответственность решения, которые правительство брать на себя не хочет. При этом многие депутаты уже начали предлагать свои кандидатуры в руководство корпорацией, что неудивительно — ведь будут потрачены большие деньги. На обсуждении говорилось о том, что у законопроекта нет финансово-экономического обоснования, а об эффективности сам докладчик, который проект представлял, выразился так: «Что вы от нас требуете сейчас эффективности, когда главное отчитаться перед президентом».

Сейчас же мы «подтаскиваем» огромные средства под законопроект, который нам совершенно непонятен. В лучшем случае эти деньги будут потрачены неэффективно, а в худшем — осядут на счетах швейцарских банков. Вообще госкорпорации сами по себе противоречат Бюджетному кодексу. Мы в том или ином виде вынимаем деньги из бюджета и делаем их неподотчетными. Госкорпорация получает возможность вести коммерческую деятельность и не платить налоги. Это якобы «национальное достояние», но результатами пользуются частные структуры, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Елена Панина, заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике:

Можно сказать, что мы присутствуем при настоящей революции, которая не разрушает жизненные устои, а, наоборот, несет созидательный заряд. К 2015 году товаров и услуг на базе нанотехнологий создадут на сумму в один триллион долларов, а в результате развития наноиндустрии в стране появится до двух миллионов новых рабочих мест.

Алексей Кудрин, министр финансов РФ:

Фракция «Единая Россия» после консультаций с Правительством внесла проект закона об изменении бюджета 2007 года. Смысл этого законопроекта — внесение поправок в первую очередь с целью выполнения некоторых положений Послания президента… 2,8 миллиарда рублей выделяется на усиление материально-технической базы Курчатовского института как головного института по программе нанотехнологий.

Андрей Ваганов, обозреватель:

Как бы там ни было, на днях Государственная дума РФ одобрила законопроект о создании Российской корпорации нанотехнологий — некоммерческой организации в форме государственной корпорации. Создается гигантская, судя по всему, госкорпорация, которая займется нанонаукой, нанотехникой и нано- же технологией. Правда, никто не говорит, что будет на выходе из этой корпорации. Вернее, говорят: ВСЁ! Например, уже прозвучали бодрые заявления, что вторая наша национальная гордость — дороги — будут строиться с использованием наноматериалов (нанощебень? наногудрон? нанобетон?).

Алексей Борисов, обозреватель:

Интересен состав «нанотехнологов»: это не специалисты, а люди, с удивлением узнавшие, что теперь им предстоит заниматься в качестве экспертов тем, в чем они не понимают. «Формированием рынка нанопродукции и наноуслуг», помимо первого вице-премьера правительства Сергея Иванова, будут заниматься вице-премьер Александр Жуков, глава Минэкономразвития Герман Греф, глава Минпромэнерго Виктор Христенко, глава Минобрнауки Андрей Фурсенко, глава Мининформсвязи Леонид Рейман, руководитель Роспрома Борис Алешин, начальник Экспертного управления президента Аркадий Дворкович, президент ОАО «Роснефть» Сергей Богданчиков, президент ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин, гендиректор ОАО «Северсталь» Алексей Мордашов, президент Российской академии наук Юрий Осипов... Из них только г-н Осипов, видимо, понимает, о чем может идти речь.

Самое интересное — организация Госдумой на законодательном уровне некоммерческой корпорации «Нанотех». Корпорация будет иметь право заниматься любыми видами коммерческой деятельности, не будет облагаться налогами и проверками и получит 180 миллиардов бюджетных рублей. И это не единственная корпорация, которая будет «двигать вперед» Россию.

Игорь Николаев, партнер аудиторско-консалтинговой компании ФБК:

<…> Очевидно, что сейчас достаточных проектов для того, чтобы хотя бы как-то эти деньги оприходовать, просто физически нет.

Получается, что мы решили вопрос с финансированием, а потом мы будем решать, на что их тратить. А должно быть все наоборот. Должна быть цель — кстати, какова цель? Чего мы хотим достичь? Нужен практический целевой подход: понять, какие мероприятия необходимы для достижения этих целей, а потом только выяснить, сколько на это потребуется денег. А у нас все наоборот, как известно: вот деньги (чем больше, тем лучше), а потом только подумаем, на что это потратить, по аналогии с нацпроектами. Но практика показывает, что при таком подходе все получается не очень эффективно.

Государство должно в большей степени косвенным образом стимулировать инновационное развитие. Оно должно создавать инфраструктуру тех же научных центров, всю инфраструктуру — транспортную, энергетическую, жилищно-коммунальную, чтобы туда могли ехать молодые научные работники. Это требует огромных средств, но если вы это создадите, то — будьте уверены — это будет важнейшая основа для того, чтобы эти центры жили эффективной полнокровной жизнью. А косвенное стимулирование — это инфраструктура и стимулирование разработок (налоговое, прежде всего) со стороны промышленности.

Использована информация сайтов: www.kremlin.ru; www.mn.ru; www.nakanune.ru; www.nanometer.ru; www.ng.ru; www.opec.ru; www.prs.ru; www.regnum.ru; www.rosbalt.ru; www.vremya.ru