Директор-Инфо №35'2005
Директор-Инфо №35'2005
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




SAPE Error





 

Электронная мышеловка

Александр Зубанов

Таможня взялась за «серый» импорт электроники, оптовики — за «белые» схемы. Покупателям бытовой техники остается держаться за собственный кошелек. И еще — покупать, пока цены остаются низкими.

Федеральная таможенная служба России 14 сентября собрала представителей зарубежных компаний — производителей бытовой техники (чья продукция реализуется на российском рынке) для жесткого разговора. Говорили о наболевшем — о «сером» импорте. Среди приглашенных оказались крупнейшие зарубежные компании, представляющие известные во всем мире товарные марки: Samsung, Panasonic, Hitachi, Philips, Ardo, Candy, Bosch, Siemens, Sony, Archelik, Elektrolux, Loewe, Thomson, JVC, Toshiba, De’Longhi S.p.A, Sharp Electronics, Daewoo Electronics, Wirpool, Merloni Elettrodomestici.

Таможенная логика

Татьяна Голендеева, заместитель руководителя российской таможенной службы, сообщила собравшимся о том, что ее ведомство за последние несколько месяцев приложило немало усилий по наведению порядка в сфере борьбы с «черным» и «серым» импортом бытовой техники. По словам чиновника, реализация мер жесткого администрирования дала свои положительные результаты.

С этим не поспоришь — в августе нынешнего года контрабандные мобильные телефоны изымались с таможенных терминалов и оптовых складов сотнями тонн. Надо думать, что и повышение цен на сотовые аппараты (во многих крупных розничных сетях трубки подорожали на 15–20 %) — тоже положительный результат.

Выяснилось, что сотовые рейды — это только проба пера, и в дальнейшем таможенники расширят сферу наблюдения, с тем чтобы «навести порядок» теперь уже на всем рынке бытовой техники.

Декларируемая цель понятна — руководство ФТС намерено бороться с контрабандой во всех ее проявлениях, главным образом с недостоверным декларированием ввозимых товаров по различным параметрам (начиная с количества и номенклатуры и заканчивая занижением таможенной стоимости). Серьезность намерений таможенников подтверждается тем, что к «зачистке» импорта уже подключились кураторы ФТС — Минфин и МЭРТ. В частности, Герман Греф отстранил от занимаемых должностей начальников Шереметьевской и Находкинской таможен. Пока всего на месяц — на период проведения служебных проверок.

Напомним, что именно в Шереметьево изымались наиболее крупные партии сотовой контрабанды. Таможня Находки к нелегальному ввозу бытовой техники отношения не имеет — здесь обнаружили контрабандное китайское мясо. Это, кстати, говорит о том, что рынок бытовой техники — не последний в «черном списке» ФТС. Дойдут руки и до продуктов питания — дайте только срок. Но пока приоритетное направление очевидно, и первыми под таможенный пресс попадут утюги, телевизоры, музыкальные центры и т. п.

При чем тут производители? А при том, что, по мысли ФТС, компании-производители сами должны переходить к прямым продажам своей техники, минуя посредников в лице фирм-однодневок, которые нередко создаются под разовую поставку техники. После того как поставка завершена, т. е. товар ушел с таможни, такие фирмы прекращают свое существование. При этом товар декларируется либо по заниженной цене, либо вообще маскируется под зеленый горошек (с соответствующими таможенными сборами). В итоге имеем то, что и послужило причиной атаки на таможенные терминалы, где хранились мобильники, — во втором полугодии 2004 года в стране было продано около 20 миллионов сотовых телефонов, а легально ввезено в Россию только около двух миллионов трубок. Разница — на порядок.

Вероятно, после скандала с тоннами «серых» телефонов таможенники осознали, что в одиночку им с проблемой не справиться, и решили часть своих служебных обязанностей (к ним относится и борьба с фирмами-однодневками) переложить на производителей.

Кроме того, производителей практически обязали сдать в ФТС ценовую информацию — прайс-листы с оптовыми ценами на продукцию. Эта информация будет использоваться для сравнения с заявляемой другими импортерами таможенной стоимостью товаров. Ранее таможенники уже говорили об аналогичном применении сведений о ценах на мобильные телефоны, ввозимые по «белым» схемам компанией Dixis.

После того как фирмы-производители передадут данные в ФТС, таможенная стоимость и сумма НДС на бытовую технику будут исчисляться не исходя из ее минимальной цены, заявленной производителем, а на основе прайс-листов с точными оптовыми ценами по выпускаемым им товарам. Прайс-листы с отпускными ценами производителя в ФТС будут ждать не позднее 1 октября. И скорее всего дождутся — лидеры продаж не заинтересованы в проблемах на едва ли не крупнейшем европейском рынка сбыта.

Наибольшие трудности возникнут не у производителей, а у ритейлеров, торгующих бытовой техникой, одеждой, мебелью и другими подобными товарами. Никто из них не застрахован от того, что ему перекроют каналы поставок и сеть будет вынуждена закрывать магазины или сокращать ассортимент. И кроме того, прямые закупки потребуют от розничных сетей значительных расходов на строительство собственных логистических центров или как минимум — на увеличение штата отдела логистики.

Переход на «белый» импорт займет у ритейлеров год-полгода. Именно в этот период им предстоят наиболее серьезные траты, которые, естественно, будут переложены на потребителя. Не говоря уже о том, что повышение цен при переходе на легальные схемы неизбежно приведет к росту цен на бытовую технику — возрастающие таможенные расходы больше неоткуда компенсировать, кроме как из кошелька покупателя.

Точка зрения потребителя

Львиная доля недорогой техники, ввозимой в Россию, — от электрочайника до домашнего кинотеатра — пересекает границу под видом условно «зеленого горошка». Таможенные сборы минимальные, потому и цены низкие. Пока низкие. И уже ненадолго.

Учитывая развернутую таможенниками кампанию за «белый» импорт, стоимость бытовой техники вскоре пойдет в гору. Это неизбежное зло, сопровождающее вроде бы благую идею борьбы с контрабандой. Так что с точки зрения обывателя инициативы ФТС — это просто грабеж. Ну трудно обывателю понять, почему за телефон, который вчера стоил 500 долларов, сегодня нужно заплатить уже 600 условных единиц. Но ничего не поделаешь — цивилизованность стоит дорого.

Хотя розничные сети могут и снивелировать потребительский шок. Дело в том, что даже с учетом «белых» таможенных платежей продавцы бытовой техники не останутся внакладе, просто маржа станет меньше. Другой вопрос, захотят ли ритейлеры взять на себя все бремя цивилизованности. Вряд ли. Отсюда совет: покупайте электронику без промедления, завтра будет дороже. По разным оценкам, цены на бытовую технику могут подняться на 10–30 %. Эксперты, впрочем, утверждают, что скачок цен будет временным, и через несколько месяцев все вернется к нынешним значениям. Правда, в хорошее верится с трудом, особенно если учесть, что в России подорожание чего бы то ни было — процесс необратимый. Продукты питания, цветы, бензин, услуги ЖКХ — все это дорожало не один раз, а вот чтобы дешевело, такого в истории российской торговли не было. Вспоминается даже одна фраза из советских времен, когда цены повышали исключительно «по пожеланиям трудящихся». В ответ трудящиеся отчаянно сквернословили, но изменить уже ничего не могли.

Есть, конечно, и положительные моменты. Так, например, «серую» технику довольно непросто пристроить в ремонт, если она сломалась. «Родные» сервисные центры от такой электроники чаще всего отказываются — мол, наша уважаемая компания ничего подобного в вашу уважаемую страну не ввозила. По крайней мере, на законных основаниях. Теперь, когда весь импорт станет «белым и пушистым», такие казусы происходить не будут.

Впрочем, исходя из многолетнего опыта «серых» покупок, можно сделать вывод: контрабандная электроника ломается нечасто. А продавцы давно разработали свои собственные гарантийные схемы. Например, в крупных компьютерных салонах неисправную деталь меняют без звука и безо всяких сервисных центров — доходы от оптовой контрабанды позволяют покрывать незначительные убытки от единичного брака. Теперь и эти издержки будут компенсироваться из кошелька потребителя. Так что российский покупатель, которому уже не раз давали понять, что он далеко не всегда прав, может быть твердо уверен только в одном: он навсегда останется крайним.