Директор-Инфо №35'2005
Директор-Инфо №35'2005
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Ловушки для рейдера. За что судят захватчиков предприятий. Часть 1

Сергей Манахов, начальник управления Следственного комитета при МВД России, полковник юстиции; Павел Сычёв, старший следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД России, майор юстиции

Отдельной статьи, предусматривающей ответственность за криминальные захваты чужого бизнеса, в УК РФ нет. Но это вовсе не означает, что тех лиц, которые проводят недружественные поглощения, нельзя наказать по закону.

Методы рейдеров1 далеки от норм деловой этики, к тому же эти люди часто бывают недосягаемы для уголовного законодательства. Но целый ряд недавно прошедших уголовных процессов вселяет надежду на скорое изменение положения. Уже сейчас можно утверждать, что в России наконец-то наработана достаточная практика по расследованию и рассмотрению таких дел.

Разные стадии захвата — разные преступления

Решая вопрос о возбуждении уголовных дел, их расследовании, рассмотрении и назначении наказания, правоохранительные органы и суды исходят из того, какие преступные деяния успели совершить захватчики, на какой стадии преступление было пресечено и пр. На каждой из указанных ниже стадий захвата могут совершаться те или иные преступления, предусмотренные УК РФ.

Стадия I. Внедрение

На первом этапе захватчики пытаются получить минимальные (формальные) права на часть имущества предприятия, намеченного к захвату. Тут большое значение имеет организационно-правовая форма юридического лица.

Так, в ООО и ЗАО участники или, соответственно, акционеры имеют преимущественное право покупки доли/акций в уставном капитале своих компаний, и без их согласия третьи лица не могут войти в состав участников или акционеров. Поэтому преступники составляют фиктивные договоры дарения или мены, из которых следует, что свою долю или пакет акций участник или акционер передали третьим лицам. Или же составляется фиктивный документ о том, что согласие на отчуждение доли или акций третьим лицам дали остальные участники/акционеры.

Одно из самых распространенных преступлений — подделка учредительных и правоустанавливающих документов компаний.

Являются подложными протокол собрания акционеров (участников), которого в действительности не было, или учредительный договор, составленный на основании данного протокола, или новая редакция устава компании, которая была «утверждена» несостоявшимся собранием...

Кроме учредительных документов, фальсифицируются и иные бумаги: заявления, договоры, передаточные распоряжения, на основании которых легитимные акционеры (участники) обществ передают свои акции (доли в уставном капитале) третьим лицам. О существовании подобных документов и о том, что им причинен ущерб, легитимные собственники акций/долей могут долгое время даже и не догадываться.

Если в ходе подобных действий происходит неправомерное изъятие у законного собственника имущества, то налицо явные признаки хищения и действия захватчиков квалифицируются по ст. 159 УК РФ («Мошенничество»).

По этой же статье можно привлечь к ответственности и лиц, которые на основании подложных документов незаконно завладели имуществом юридического лица, причинив ему ущерб. В последнем случае сфальсифицированные бумаги якобы были подписаны руководителем компании-цели.

Пример Правоохранительные органы квалифицировали по ст. 159 УК РФ действия двух организаторов захватов ОАО «Тулабумпром» и Сокольского целлюлозно-бумажного комбината. По той же статье были квалифицированы и действия захватчиков Мытищинского электромеханического завода. По этим уголовным делам в настоящее время ведется расследование.

Доказательством совершенного хищения служат:

  • переход права собственности на предприятие или его имущества к непосредственным организаторам захвата или подконтрольным им (аффилированным) организациям;
  • факты распродажи или другие способы перевода активов предприятия в собственность третьих лиц;
  • сворачивание производства, сдача в аренду или отчуждение высоколиквидного имущества предприятия (обычно недвижимости).

Обман или злоупотребление доверием законных собственников предприятия на практике выражается, например, в фальсификации правоустанавливающих документов и дальнейшей их регистрации под видом подлинных в налоговой инспекции, которая вносит изменения в ЕГРЮЛ2. Захватчики получают подлинные свидетельства, закрепляющие факт государственной регистрации их прав на долю в уставном капитале, а следовательно, и в имущественном комплексе юридического лица. Подлинные свидетельства о регистрации изменений в уставных документах захватчики без опасений предъявляют суду и правоохранительным органам по первому требованию, ведь именно эти документы подтверждают права новых собственников и руководителей компаний.

Если цель корпоративных стервятников — получить хотя бы минимальный пакет акций и в дальнейшем увеличить его до размеров блокирующего, то захватчики должны располагать наиболее полной информацией из реестра акционеров и выяснить анкетные данные владельцев ценных бумаг. Реестр может хранить либо само АО, либо специализированная компания-регистратор3.

При корпоративных захватах по ст. 183 УК РФ («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну») квалифицируется неправомерный доступ к информации, содержащейся в реестре акционеров общества, для использования в преступных целях. По данной статье могут быть привлечены к ответственности как лица, осуществляющие незаконным способом сбор сведений, составляющих коммерческую тайну (по ч. 1), так и лица, незаконно разгласившие такие сведения, которые доверены или известны им по службе или работе4 (по ч. 2).

Если удается получить информацию из реестра, корпоративные захватчики начинают склонять акционеров к продаже своих ценных бумаг. Именно на первой стадии захватов часто совершаются такие преступления, как вымогательство. Корпоративные захватчики под угрозой применения насилия нередко требуют от акционеров, участников общества-цели передать третьим лицам принадлежащие им акции или доли в уставном капитале. А незаконные требования передать третьим лицам имущество организации могут выдвигаться органам управления компании (генеральному директору, членам правления или совета директоров). Все эти действия квалифицируются по ст. 163 УК РФ.

Предложения о продаже акций могут поступать акционерам, независимо от размера их пакетов. Например, часто давление оказывается на миноритарных собственников (членов трудового коллектива и бывших работников предприятия, получивших свои акции в результате приватизации). Скупив акции миноритариев, рейдеры начинают «давить» на владельцев средних и крупных пакетов, вынуждая их расстаться со своими ценными бумагами. Например, захватчики утверждают, что они как миноритарные акционеры компании, реализуя свои права, готовы по надуманным искам добиваться отмены решений общих собраний акционеров, оспаривать каждый шаг совета директоров и руководителя общества (все это называется корпоративным шантажом). Практика показывает, что подобными действиями можно действительно парализовать деятельность общества и довести даже процветающую компанию до банкротства.

В других ситуациях захватчики могут попытаться сразу же внести в реестр акционеров выгодные им изменения. Это необходимо, если им требуется подтвердить свои права на акции подлинными выписками из реестра. Этот документ в последующих судебных заседаниях по корпоративному спору может оказать решающее воздействие на мнение арбитражного суда, особенно если такую выписку предоставит уполномоченное лицо (профессиональный участник рынка ценных бумаг, компания-регистратор, которая ведет реестр акционеров АО-цели). Но, поскольку регистратору предоставляются подложные документы, это также является мошенничеством. В данном случае тоже имеют место обман или злоупотребление доверием, ведь по подложным передаточным распоряжениям компания-регистратор списывает с лицевого счета легитимного владельца ценных бумаг и зачисляет акции на счет другого лица (лиц).

Отдельно оговорим, что подделка документа и его использование преследуется по ст. 327 УК РФ, если этот документ является официальным и предоставляет права или освобождает от обязанностей.

Если же документ подделан и использован с целью совершения мошенничества, то квалификации по ч. 1 ст. 327 УК РФ подлежит только сам факт подделки, а использование такого документа охватывается диспозицией ст. 159 УК РФ.

Если поддельный документ изготовлен и использован в суде, например в качестве доказательства по гражданскому делу, то данное деяние квалифицируется по ч. 1 ст. 303 УК РФ («Фальсификация доказательств»).

Представление подложных протоколов, учредительных и иных документов при регистрации проспекта эмиссии акций может быть квалифицировано как злоупотребление при эмиссии ценных бумаг, то есть как преступление, предусмотренное ст. 185 УК РФ. Такие преступления часто совершаются, когда захватчики хотят «размыть пакеты акций» компании-цели. Например, получив некоторое количество ценных бумаг, корпоративные стервятники намерены отстранить неугодных акционеров от активного участия в делах компании и снизить их влияние на решения общих собраний... В результате различных махинаций, проведенных в ходе дополнительной эмиссии акций, уменьшается размер пакетов одних акционеров и, соответственно, увеличиваются пакеты других, либо захватчики, контролирующие процесс дополнительной эмиссии, размещают часть акций среди лояльных лиц.

Стадия II. Смена руководства

Ключевым звеном этой стадии является организация и проведение общего собрания акционеров с гарантированным перевесом голосов на сторону захватчиков.

По надуманному иску одного из миноритарных акционеров суд какого-либо отдаленного региона выносит определение о применении так называемых обеспечительных мер: на акции одного или нескольких крупных акционеров налагается арест. Далее судебные приставы по месту нахождения АО возбуждают исполнительное производство и арестовывают акции компании. На общем собрании оппозиция остается в меньшинстве, и захватчики без труда избирают нового руководителя общества.

Как вариант — инициируя созыв общего собрания акционеров, захватчики берут на себя все хлопоты, связанные с его подготовкой. При этом не все акционеры получают приглашения принять участие в собрании. Например, те, кто не поддерживает «новых акционеров», намеренных сменить руководство, вовсе не получают никаких уведомлений о предстоящем общем собрании. В результате на собрании, которое проводится в отсутствие «не явившихся» лиц, освобождается от должности прежний и избирается новый руководитель предприятия.

В ряде случаев «захватчики» составляют полностью фиктивный протокол общего собрания акционеров (участников) без созыва собрания.

По тем же схемам смещаются со своих должностей и топ-менеджеры ООО.

Стадия III. Легитимизация нового руководства

Этот процесс заключается в следующем: протокол общего собрания акционеров (участников) и соответствующие учредительные документы с внесенными в них изменениями направляются в налоговый орган для регистрации. Как вариант — захватчики добиваются вынесения арбитражным судом соответствующего акта, подтверждающего полномочия нового руководителя. Одновременно судебное решение обязывает прежнее руководство компаний не препятствовать новым топ-менеджерам выполнять свои должностные обязанности либо прежнему руководителю прямо запрещается исполнять свои служебные обязанности. Подобные судебные акты необходимы, если прежнее руководство и владельцы оказывают активное сопротивление захватчикам5.

Стадия IV. Захват имущественного комплекса юридического лица de facto

Захват производится при участии частных охранных структур или криминальных объединений, представители которых проникают на территорию предприятия и вытесняют охрану за ее пределы. После этого блокируется доступ прежнего руководства на территорию предприятия. Именно с этого момента контроль над захваченным предприятием можно считать установленным.

Получив на руки решение или определение суда, обязывающее обороняющуюся сторону совершить какие-либо действия или воздержаться от них, захватчики нередко стремятся самостоятельно исполнить эти судебные акты. Время дорого, а потому рейдеры не дожидаются, пока обороняющаяся сторона добровольно исполнит это решение или определение или пока оно будет исполнено принудительно через ССП6. Подобные действия могут быть квалифицированы как самоуправство и наказываются по ст. 330 УК РФ.

Кстати, судебные приставы часто лоббируют интересы одной из сторон корпоративного конфликта и действуют, превышая свои полномочия. В результате нарушается закон, страдают права и интересы другой стороны конфликта. В таких случаях в отношении самого судебного пристава может быть возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ.

Физическое вторжение на территорию захватываемого предприятия, сопряженное с нанесением телесных повреждений обороняющейся стороне, с повреждением имущества, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, если в таких действиях содержатся признаки нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, образует состав преступления, предусмотренный ст. 213 УК РФ («Хулиганство»). Инициаторам силовых захватов следует напомнить и о существовании ст. 212 УК РФ («Массовые беспорядки»).

Вооруженные действия по захвату предприятия могут быть квалифицированы как грабеж (ст. 161) или разбой (ст. 162).

Пример В ходе корпоративного противостояния одна из противоборствующих групп акционеров (захватчики) добилась вынесения решения арбитражного суда «о нечинении препятствий» «новому» руководителю коммерческого банка.

Заручившись поддержкой судебного пристава, захватчики наметили дату штурма банка. В назначенный день в здание этой кредитной организации ворвались боевики, которые «с применением физической силы и подручных предметов, использовавшихся в качестве оружия», вытеснили из здания банка его охрану.

Захватчики получили под свой контроль все помещения банка. Сразу после этого они попытались проникнуть в помещение депозитария, в котором хранились деньги и ценные бумаги. Однако получить доступ к деньгам злоумышленникам не удалось: помешали сотрудники милиции.

Кстати, при данном штурме присутствовал и судебный пристав, впрочем, он незамедлительно ретировался, как только на место происшествия прибыли представители правоохранительных органов.

Действия штурмовиков правоохранительные органы расценили как разбой (ст. 162 УК РФ), совершенный с целью завладения имуществом в особо крупном размере, и в течение двух дней 40 человек были задержаны в порядке применения ст. 91 УПК РФ, причем восьмерых заключили под стражу…

Однако правоприменительная и судебная практика по сходным делам неоднозначна…

Пример По факту захвата московского ОАО было возбуждено уголовное дело. Гражданина С. обвинили в совершении грабежа (ст. 161 ч. 3 п. «б»), самоуправства (ст. 330 ч. 2) и подделки документов (ст. 325 УК РФ).

Из материалов уголовного дела, переданного в суд, следовало, что гражданин С. намеревался отстранить от исполнения обязанностей законного руководителя ОАО и для этого зарегистрировал в налоговом органе протокол об избрании нового руководителя компании. После этого С. заключил с неким ЧОПом7 договор на оказание охранных услуг. Сотрудники ЧОПа и гражданин С. вторглись в офис данного ОАО и завладели его документами. Попутно из офиса выставили оказавших сопротивление сотрудников компании, при этом здоровью двоих из них был причинен легкий вред. А у одной дамы гражданин С. даже отобрал личные документы...

Суд счел недоказанным умысел С. на хищение чужого имущества и личных документов, исключив из обвинения ст. 161 и 325 УК РФ, признав его виновным лишь в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Иногда суды вообще не усматривают состава преступления в действиях, связанных с захватами предприятий.

Пример Суд оправдал двух братьев, которые обвинялись в хищении акций и фактическом захвате одного из московских ЗАО, а также в последующей перепродаже акций этого ЗАО третьим лицам.

В оправдательном приговоре было указано, что между подсудимыми и потерпевшим (лицом, у которого акции ЗАО и были похищены) на самом деле «имели место гражданско-правовые отношения, явившиеся следствием корпоративного конфликта, связанного с осуществлением руководства предприятием и владением контрольным пакетом акций». Далее суд указал, что такие споры должны разрешаться в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства. В приговоре суд сослался и на неотмененные решения арбитражного суда, ранее вынесенные в пользу подсудимых.

Стадия V. Вывод активов

Целью захвата, как правило, является, хищение и отчуждение ликвидных активов предприятия. В основном корпоративных стервятников интересует высоколиквидная недвижимость. Правда, в некоторых случаях это может быть и производственный процесс в целом. Получив под свой контроль предприятие, новые собственники иногда принимают меры к развитию производства.

Нередко после того, как над предприятием будет установлен контроль, его активы сразу же продаются некой подставной фирме (юридическому лицу, зарегистрированному по утерянному паспорту или по паспортам лиц, которые подписали соответствующие документы за мизерную плату). Затем это имущество перепродается другому заранее выбранному юридическому лицу, которое приобретает заветный статус «добросовестного приобретателя». Теперь права этого приобретателя оспорить в суде нелегко.

Иногда конечным приобретателем имущества оказывается некое оффшорной предприятие, которое управляется российскими гражданами. Такие компании регистрируются в зонах с льготным налогообложением, упрощенной системой бухгалтерской отчетности. Получить информацию о таких компаниях и их владельцах нелегко даже правоохранительным органам. Например, как показывает практика, ответы на международные следственные поручения от российских правоохранительных ведомств из государственных органов и организаций Республики Кипр, Швейцарии, Гибралтара, Багамских и Каймановых островов, Науру и других приходят лишь в единичных случаях.

Распродажа имущества предприятия производится, разумеется, на основе «независимых» экспертных оценок. Услуги ангажированного эксперта оплачивает новый хозяин компании. Это означает, что на имущество установят именно ту цену, которая выгодна клиенту, причем эта цена будет экспертно обоснована. В результате законный собственник имущества — «захваченное» юридическое лицо — получает за свои активы мизерную плату, а лица, осуществившие захват, имеют колоссальный преступный доход.

Дополнительно отметим, что собственники, в том числе и новые, а также руководители коммерческой организации могут понести ответственность за свои действия (бездействие). Например, если будут выявлены факты неправомерного отчуждения активов, незаконного перераспределения финансовых потоков, формирования искусственной кредиторской задолженности, а также иные действия, направленные во вред интересам организации и причинившие такой вред, совершенные с целью защиты от недружественного поглощения либо после поглощения, то они могут быть квалифицированы по ст. 201 УК РФ. А если на основании соответствующих документов руководитель несет полную материальную ответственность, то его действия квалифицируются по ст. 160 УК РФ.

Если в результате действий руководителя или собственника в отношении компании возбуждена процедура банкротства, виновные могут понести ответственность по ст. 196 УК РФ за преднамеренное банкротство.

В случаях, когда вывод активов связан с переводом денежных средств за границу (чаще всего на счета оффшорных компаний), ответственность наступает по ст. 193 УК РФ.

Выше мы привели примерный перечень составов преступлений, которые применяются при квалификаций противоправных действий лиц, осуществляющих недружественное поглощение. Кроме указанных, могут возбуждаться уголовные дела по преступлениям против личности и собственности, по должностным, налоговым и другим видам преступлений, а также дела о банкротстве.

Окончание следует.

 


1 Рейдер — специалист по перехвату оперативного управления или собственности юридического лица путем незаконно инициированного конфликта. Возврат

2 Единый государственный реестр юридических лиц. Возврат

3 Ст. 44 Закона РФ «Об акционерных обществах» говорит о том, что каждое АО обязано вести реестр акционеров; если же в обществе более 50 акционеров, реестр должна вести компания-регистратор, которая является профессиональным участником рынка ценных бумаг. Возврат

4 Например, сотрудники и руководители фирмы-регистратора. Возврат

5 В таком противостоянии часто принимают участие трудовой коллектив и охрана предприятия. Возврат

6 Служба судебных приставов. Возврат

7 ЧОП — частное охранное предприятие. Возврат