Директор-Инфо №32'2005
Директор-Инфо №32'2005
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Кто там шагает левой? Правой, Правой…

Материал подготовил Анатолий Панков

Хотим мы того или нет, но страна все больше втягивается в подготовку к выборам президента России в 2008 году.

Многие политики и политологи полагают, что итоги выборов президента в 2008 году будут заранее известны, как только по проблеме-2008 выскажется Владимир Путин. В то же время он может окончательно на что-то решиться в немалой степени в зависимости от результатов выборов в Государственную думу, которые состоятся в 2007 году. Сейчас заговорили о «полевении» России, многие уже почти списали со счетов «правых». Они действительно бесперспективны? Или это домыслы их идеологических противников? Что на самом деле происходит на правом фланге политических сил страны?

Максим Артемьев, обозреватель:

То, что либерализм потерпел в России окончательное поражение, а «демократы» ушли в тень всерьез и надолго, стало окончательно ясно в 2003 году, после бесславного поражения «Яблока» и СПС на парламентских выборах. Впервые в Думе оказался полностью не представленным правый фланг отечественного политического спектра.

С того момента прошло уже свыше полутора лет, но до сих пор «демократы» пребывают в тяжелейшем кризисе, разброде и шатании. Поражение на выборах стало провозвестием, точнее, симптомом безнадежно запущенной болезни. И «Яблоко», и СПС фактически перестали существовать как сколько-нибудь значимые политические партии. Особенно тяжелая ситуация сложилась в СПС. Если в «Яблоке», несмотря на то, что курс ее вождя завел партию в тупик, нет серьезной оппозиции Григорию Явлинскому, то в Союзе правых сил идейное и организационное разложение достигло своего пика. Вся прежняя верхушка (Чубайс, Немцов, Хакамада и пр.) подала в отставку, и организация осталась на длительный срок фактически без руководства.

Не так давно, правда, СПС вроде бы определился со своим руководством, избрав лидером двадцатидевятилетнего Никиту Белых. Назначение Белых, помимо основной своей функции — недопущения к руководству случайных и неконтролируемых людей, — стало, тем не менее, неким символом попытки омоложения рядов «демократов».

Но не видно очереди из желающих приходить на смену столь «известным» личностям среди действительно серьезных политиков. СПС оказался не способным репродуцировать своих руководителей, выращивать и демократически выдвигать свою смену. Зато интересную попытку представляет собой выдвижение детей вождей первого призыва — Гайдара и Немцова — прийти на смену затертой родительской колоде.

Дарья Гусева, обозреватель:

На фоне замешательства власти в решении «проблемы-2008» — назначить ли преемника или запустить сценарий «третьего срока» — правая оппозиция пытается продемонстрировать политическую активность. Центр способен отреагировать на это двояко, однако исход может оказаться одним и тем же. Будет ли власть игнорировать оппозицию или демонстративно вставлять ей палки в колеса, она рискует оказаться в проигрыше. Вопрос в том, что именно произведет большее впечатление на общественное мнение.

Выяснилось, что инициативная группа по выдвижению бывшего главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского кандидатом в депутаты Государственной Думы по 201-му Университетскому округу Москвы может быть сформирована в ближайшие дни. Причем автора идеи «левого поворота» в этом начинании поддержали представители Союза правых сил и других демократических движений. КПРФ же возможность участия в пока гипотетической избирательной кампании олигарха для себя исключила. Кстати, по данным разных опросов, олигарха на следующих выборах президента готовы поддержать около 4 % россиян. Тем не менее опасность для власти он представляет.

Одновременно с выдвижением Ходорковского экс-премьер Михаил Касьянов из-за границы подверг письменной критике политику Владимира Путина. 22 августа британский негосударственный Центр международной политики выпустил сборник статей в рамках проекта «Будущее России», автором предисловия к которому стал господин Касьянов. Экс-премьер констатировал, что выстроенная Владимиром Путиным «вертикаль власти» уничтожила в России «почти все характеристики современного демократического государства», и изложил собственную программу действий. Рейтинг Касьянова на момент заявления президентских амбиций в феврале 2005 года составлял не более 2 %. После жалобы депутата Хинштейна в Генпрокуратуру на незаконное приобретение Касьяновым в бытность премьером дачных комплексов едва отличимый от статистической погрешности рейтинг не изменился.

В тот же день лидера Объединенного гражданского фронта, члена «Комитета-2008» Гарри Каспарова, по его словам, из политических соображений задержали в аэропорту при возвращении из-за границы. А один из лидеров Республиканской партии, также участник «Комитета-2008» Владимир Рыжков на прошлой неделе в одном из федеральных изданий не согласился с тезисом «суверенитет превыше демократии». До этого «правые» объявили о том, что им удалось объединить свои усилия на предстоящих выборах в чеченский парламент.

Никита Белых, председатель политсовета СПС:

Одна из наших главных и, к сожалению, не единственная проблема — оторванность от избирателя, потому что наше общество живет штампами и стереотипами. Сегодняшнее общество почему-то воспринимает Ельцина и Гайдара не как людей, которые стали отцами демократии и спасли страну от войны, а как тех, кто развалил российскую экономику. Таким же образом массовый избиратель видит и Союз правых сил. С оптимизмом смотрю на перспективы объединения российских демократических сил.

Разногласий между демократическими силами на региональном уровне практически не существует. В 12 регионах страны правые уже активно взаимодействуют: заключают соглашения, формируют избирательные блоки на выборах и выдвигают единые списки кандидатов. Весьма успешным был конгресс демократических сил Подмосковья. За последние десять лет это первое подобное мероприятие. Мы будем инициировать проведение подобных конгрессов в других регионах России. До конца года как минимум в пяти-семи регионах такие конгрессы проведем.

Я считаю, что в настоящий момент «Комитет-2008» реально не существует. Он создавался в ответ на результаты предыдущих президентских выборов и выполнял локальные задачи. Сейчас все, кто входил в «Комитет-2008», реализуют свои проекты. Те же Немцов и Надеждин в гораздо большей степени занимаются делами Союза правых сил. У Гарри Каспарова — Объединенный гражданский фронт. Здесь нет никакого перетягивания каната: мы играем по разным правилам и на разных площадках. Гарри Кимович не признает парламентских методов борьбы и потому не отбирает у нас электорат.

Свое молодежное движение развиваем и в сентябре будем проводить молодежный съезд СПС. И если мы не столь ярко заявляем о себе какими-либо акциями, то лишь потому, что готовы делать заявления в другом качестве. Мы не рассматриваем молодежную организацию исключительно как уличных бойцов. А те движения, о которых вы говорите, действуют как раз именно в таком ключе. Наша задача — дать молодежи самореализоваться.

Если хотите, то самый яркий наш проект — это избрание 29-летнего Никиты Белых руководителем Союза правых сил. И следующие шаги будут в этом же направлении. У нас уже и Маша Гайдар, и Жанна Немцова делают реальную политическую карьеру.

Борис Надеждин, член политсовета СПС:

В конгрессе демократических сил Подмосковья приняли участие представители восьми демократических партий: СПС, «Яблоко», «Наш выбор», «Республиканская партия», «СЛОН», Российская демократическая партия «Зеленые», Партия развития предпринимательства и Демократическая партия России. Сегодня в одном зале собралось несколько сот активистов правых партий, и было видно, что у нас нет никаких проблем и разногласий. Демократы договорились о выдвижении единого списка кандидатов на выборы в органы местного самоуправления Подмосковья. На этих выборах мы выдвинем около 300 общих кандидатов.

Коалиция с «Яблоком» и другими демократами на выборах в Мосгордуму все же сложится. Это в любом случае лучше, чем если бы мы шли самостоятельно. Москвичей, потенциально готовых проголосовать за единый демократический список, около 25–30 %. Если пойдем одни, то точно преодолеем барьер в 10 %, но результат не будет таким впечатляющим.

Сергей Иваненко, заместитель председателя партии «Яблоко»:

СПС кормит нас этим объединением уже не первый год, и, видимо, этот крест нам нести еще долго. Все наши предложения отмели, поэтому на этом этапе, я думаю, разговор окончен.

Валерий Зубов, член Республиканской партии:

Партия рассматривает г-на Лебедева (депутат Госдумы и глава Национального резервного банка) как одного из центральных и серьезных игроков на предстоящих выборах. Он кажется мне не обремененным какими-то обязательствами перед группами влияния. Не исключено, что банкир может занять первую строчку в списке партии, а «скромное» второе место отведут депутату Госдумы Владимиру Рыжкову.

Владимир Рыжков, независимый депутат:

Я думаю, по тому, позволит ли власть Ходорковскому зарегистрироваться и принять участие в избирательной кампании, мы поймем, насколько она его боится. Это неизбежно станет ясно по действиям властей, судов, прокуратуры, московских властей и так далее. Во-вторых, это привлечет интерес общественности. И может быть, будет интересно посмотреть на опросы общественного мнения — как общество отнесется к этому факту и ко всему, что будет с этим связанно.

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

Никаких политических последствий от выдвижения Ходорковского в депутаты не произойдет. Это зондаж. Электоральных перспектив у этого явления нет, но, я думаю, у тех, кто это делает, есть намерение прозондировать, во-первых, сам факт, уровень возможной поддержки и ее состав. И второе: прозондировать систему путинской политической обороны, типа разведки боем. Поскольку он передал право распоряжения брендом своего имени данной политической команде, которая этим занимается, то он принял на себя и последствия. Это же не он проектирует. Он передает свое имя, своего рода франчайзинг другим политическим командам, и в какой степени он их контролирует, мне трудно сказать. Это повышает уровень противостояния и недоверия в обществе и создает дополнительные предрассудки, питает агрессию как со стороны бюрократии, так и со стороны каких-то общественных групп.

Алексей Макаркин, политолог:

С одной стороны, создаются новые информационные поводы: о Ходорковском говорят, причем говорят не только на московском, но и на региональном уровнях. А для него сейчас самое страшное, если о нем забудут, если он окажется всего лишь одним из огромного числа наших заключенных. То, что о нем говорят, — это дополнительные возможности оставаться значимой фигурой политического пространства. С другой стороны, для тех, кто его выдвигает, это возможность корректировки облика нашей оппозиции. В общем, идет размежевание на либеральном фланге на радикальную и умеренную оппозицию. Поддержать выдвижение Ходорковского это значит подчеркнуть свою радикальную оппозиционность власти. В возможностях его избрания в федеральные или региональные законодательные органы я сомневаюсь. Думаю, что в связи с этим процесс рассмотрения его дела во второй инстанции будет ускорен. И приговор будет подтвержден.

Нелли Кречетова, вице-губернатор Томской области:

Сегодня кризис не у либеральной идеологии, а у СПС, у «Яблока». У правой идеологии достаточно сторонников в России. Нужна правая партия, которая возьмет на себя проведение нового этапа реформ в России и ответственность за их проведение.

Я думаю, что нужно активно работать в регионах. В центре все проваливается. В регионах нужно объединять лидеров, подбирать людей, которые либерально настроены, и пытаться продвигать их в городские и областные законодательные органы.

Гарри Каспаров, председатель «Комитета-2008»:

Мы сейчас подошли к моменту, когда практически снова начинаем все с чистого листа, потому что совершенно очевидно, что этот проект (назовем его «Владимир Путин») сам себя исчерпал… Очень важно, что строительство новой России — это открытый проект. Сегодня растаскивать по левым, правым, центристским партийным квартирам идеи будущего обустройства неверно, потому что мы так и не начали жить в нормальном демократическом государстве. Может быть, в начале формирования российской государственности были какие-то мгновения, когда это происходило, но в итоге мы все равно живем в стране, власть которой на дух не переносит никакого нормального, народного, демократического волеизъявления.

Много говорят о том, как будет происходить объединение на правом фланге, как идет объединение на левом фланге, происходит много процессов, которые вызывают у всех, на мой взгляд, нездоровый интерес, потому что никакого отношения к тому, что происходит в стране, эти процессы не имеют. Более того, когда вы начинаете ставить перед собой небольшие задачи (если вы говорите, как объединиться всем на праволиберальном фланге), то автоматически сужаете спектр задач настолько, что уже даже людям, которые входят в этот объединительный процесс, довольно сложно договариваться, потому что они вынуждены мыслить этими узкими категориями.

Сегодня в России сложилась довольно странная ситуация, когда как минимум 70 % электората живет в политическом вакууме, потому что идеологическая составляющая есть у СПС и «Яблока» и, с известными оговорками, у КПРФ и «Родины». Все остальное — это вакуум, болото, в котором сегодня поселилось образование под названием «Единая Россия», которое к политическим партиям никакого отношения не имеет. Ясно, что в какой-то момент это объединение начнет разваливаться, люди вряд ли будут, если им, конечно, дадут такую возможность, следовать в фарватере такого безликого политического объединения. Именно к этому моменту нам нужно как-то подготовится.

Василий Кононенко, обозреватель:

До сих пор считалось, что предвыборная лихорадка в России сродни «золотой» лихорадке. С середины 1990-х годов рост стоимости кандидата в депутаты Госдумы происходил в геометрической прогрессии. Если в начале культивирования западных избирательных технологий на российской почве требовалось каких-нибудь 100 тысяч долларов для организации кампании на одного кандидата, то на минувших выборах 2003 года эта планка, по неофициальным данным, была поднята за миллион долларов.

Но на сегодняшний день ситуация с финансированием партий резко изменилась. Им перестали нести деньги мешками. Причем не только по причине боязни повторить участь Ходорковского-Лебедева, но и в силу наступивших разочарований в способности политиков выполнять условия гласных и негласных соглашений. В результате политические партии стали намного беднее, а на правом, либеральном фланге функционеры заговорили о нищете.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Левый поворот неизбежен. Вопрос, где он остановится. Вопрос, как, в каких условиях он будет проходить. Мне кажется, что чрезвычайно необходимо создание серьезной правой оппозиции, которая будет проигрывать, будет терпеть обидные выпады в свой адрес, которую будут преследовать, обижать и унижать. Но вот эта достойная правая политика остро необходима в условиях нарастающего вала вот этого левого социально справедливого запроса общественного. Надо спокойно, уверенно говорить что да, пожалуйста, будет вам справедливость, но эффективность при этом упадет. И надо эту идею вносить в мозги людей, надо ее отстаивать спокойно, мужественно, не покидая своих боевых порядков.

Иван Стариков, секретарь политсовета СПС:

Некоторые окололиберальные теоретики в последнее время любят рассуждать примерно так: СПС — партия бизнеса, бизнес не может быть в оппозиции к власти (какой бы то ни было власти), Владимир Путин во многом проводит либеральный курс в экономике (монетизация льгот и др.), стало быть, правые силы должны быть горой за Путина.

Как практик хочу подчеркнуть, что в реальности десятки тысяч предпринимателей — членов и сторонников СПС почему-то не поддерживают Владимира Путина и нынешний кремлевский курс. Вопреки теоретическим выкладкам и книжным представлениям о природе политических интересов бизнеса. СПС изначально создавался как партия людей с высоким IQ и значительными творческими амбициями. Эти люди не любят, когда их считают идиотами. Ничего, кроме смеха, у них не вызовет повторение сценария 2003 года — борьба с Рогозиным, отказ от критики «Единой России», оправдание властей угрозами «коммунизма», «национал-социализма». Поэтому я не согласен с теми, кто вновь хочет наступить на те же грабли, доверившись обещаниям «нарисовать 7 %» и отказавшись как от профессиональной политики, так и от действительно опасного для властей гражданского контроля над выборами.

Одна политическая технология, на мой взгляд, все же остается исключительно эффективной. Эта технология — чистая правда. Та партия, которая будет говорить на 100 % честно о проблемах страны, может рассчитывать на самый серьезный успех на выборах 2007 года. Потому что противостоять такой партии будет все та же «Единая Россия», которая не может позволить себе ни слова правды и вынуждена будет строить кампанию на постоянно согласуемой с кремлевскими бюрократами циничной полулжи.

Эту нишу мы — СПС, или правые силы, можно назвать как угодно — вполне можем занять. И получить не жалкие, пораженческие 7 %, а 25–30 % голосов. Все исследования показывают, что именно таков потенциальный электорат последовательных либералов в современной России.

Владимир Рыжков, независимый депутат:

Нам все время продают количественные данные: экономика растет, золотовалютные запасы растут, резервы растут… Но все это ерунда — надо смотреть качественные показатели, то есть уровень образования, продолжительность и качество жизни, конкурентоспособность, технологический уровень, уровень развития инфраструктуры. Так вот, по всем этим показателям Россия катится вниз, причем с нарастающей скоростью.

Я уж не говорю про продолжающуюся дезинтеграцию. Россия теряет будущее, конкурентоспособность. Один из фундаментальных показателей — уровень глобализированности страны, включения в мирохозяйственные связи — показывает, что мы постоянно падаем. И вопрос не в том, объединится СПС с «Яблоком» или нет, а в том, найдется ли политическая сила, которая предложит выход из этого тупика. Я убежден, что реальную альтернативу могут дать только демократические, либеральные силы.

Левый рецепт — все отнять и поделить — это путь в никуда. То есть все рецепты, связанные с национализацией, огосударствлением, госуправлением, госприсутствием, госпланированием, госрегулированием, — это то, от чего отказываются даже китайцы. Если будет выбор между нынешним чекистским Кремлем и левым проектом, это будет означать, что мы из одной тюремной камеры просто переберемся в соседнюю, но при этом на окнах останутся решетки, а через дверь будут подавать ту же баланду. Единственная содержательная, разумная альтернатива является либеральной.

Должны быть на практике реализованы три базовые вещи — гражданская и политическая свобода, максимальное поощрение конкуренции, основанной на частной собственности, и, наконец, справедливость. Причем справедливость в двух смыслах: социальном и правовом. Это вещь, которую, мне кажется, старые либералы фатально недооценили. Они говорили о свободе, говорили о предпринимательстве, но третья составляющая — справедливость — часто забывалась.

Будущее России именно за средним и малым предпринимательством, наиболее гибким и способным быстро реагировать на изменения внутри страны и за ее пределами. Не за мегакорпорациями, которые у нас сегодня строит Кремль, когда «Газпром» глотает все новые куски государства. Там будущего нет, там будет только гигантская неэффективность, будут потери, сопоставимые с размером госбюджета, и больше ничего. Но непременное условие успеха — равное, а не выборочное применение закона, то есть то, что у нас никак не получается. Закон и суды по-прежнему куплены частными группами интересов. У нас не получается и честная конкурентная среда. В этом смысле страна устроена глубоко несправедливо. Во-вторых, справедливости надо добиваться в подлинно либеральном смысле, а не в коммунистическом (все отнять и поделить), прежде всего гарантируя равный доступ к качественному образованию и здравоохранению. Равный доступ к публичным услугам, к качественным знаниям, к качественному здравоохранению — вот куда надо направлять огромные ресурсы страны, получаемые от нефти. Это новый либеральный подход, он сочетает в себе политические свободы, экономические свободы и одновременно с этим заново переосмысленные государственные услуги. Я сформулирую так: или будет в стране новый либеральный проект, или будущего у России нет. Если просто произойдет передача бюрократией власти внутри себя, если вновь будет реализован вариант преемника, когда коррумпированная машина просто поддерживает статус-кво, мы продолжим путь в пропасть.

Григорий Явлинский, лидер партии «Яблоко»:

Мы систематически сталкиваемся с фальсификациями, начиная с 1996 года. Вы полагаете, кому-нибудь, кроме властей, известно, сколько голосов действительно получило «Яблоко» или любая другая партия, к примеру, на последних думских выборах?

В ситуации «вы закройте рот, а мы вам разрешим существовать» — что является компромиссом? В авторитарной системе, когда назначают результаты выборов, надуманные конструкции не имеют значения. А фальшивые объединения, как показала жизнь, быстро приводят к деградации. Но если говорить о чем-то серьезном, то «Яблоко» готово к объединению.

Объединение усилий не означает слияние всех партий в одну. Кстати, какая из действующих партий, кроме «Яблока», открыто объявляет себя оппозицией не только правительству, но и президенту? Лимонов, ну, и, вроде бы, коммунисты. И все. Да и полтора года назад блоки на выборах еще никто не запрещал, не было других ограничений. Тем не менее я и сейчас могу повторить, что усилия оппозиции должны быть нацелены хотя бы на 30 % мест в Думе. К этому надо стремиться. Но для этого нужна программа, общенациональный проект российского европейского постиндустриального общества, то, что можно предложить стране как путь в будущее. А вовсе не борьба за 7 % для трудоустройства в Думе маленькой фракции для решения личных проблем. Партия учится существовать и действовать вне Думы. И мы по-прежнему будем разрабатывать высококлассный интеллектуальный политический продукт, чтобы предложить его стране, как только сложится к тому историческая ситуация.

Михаил Касьянов, руководитель «МК-Аналитика»:

Революции стоят России дорого, поэтому я против революционного развития в любом виде и считаю последовательный демократический политический процесс лучшим выходом из нынешнего тупика. Я полагаю, что, несмотря на все усилия нынешних властей, чтобы сохранить свои полномочия вне конституционных рамок, россияне вновь заявят свою приверженность современным демократическим ценностям на предстоящих выборах, если эти выборы будут свободны, справедливы и честны.

Никита Белых, председатель политсовета СПС:

Пока мы не видели действий Касьянова, которые можно было бы трактовать как претензию на лидерство в оппозиции, не было попытки объединить демократов, не было даже призывов к этому. Если он заинтересован в создании некого оппозиционного блока, то для этого должны быть осуществлены хотя бы формальные действия: обращения к лидерам партий, призывы к созданию коалиции, переговоры. Мы постоянно сотрудничаем с другими партиями в таком режиме. Михаила Михайловича в этих процессах нет.

Заявление президиума политсовета СПС:

В последнее время регулярно то депутаты Госдумы, то депутаты региональных парламентов предлагают все более экзотические предложения, направленные на преодоление установленного Конституцией России ограничения, запрещающего одному и тому же лицу занимать должность Президента России более двух сроков подряд.

Очевидно, мы стали свидетелями очередной провокации, очередной попытки некоторых политиков и СМИ прогнуться перед Кремлем — «что у вас на уме, то у нас на языке».

«Союз правых сил» убежден, что сменяемость власти — одна из основ демократии, необходимый элемент системы сдержек и противовесов в правовом государстве. Мы против любых попыток в любой форме сделать возможным третий срок Президента вне зависимости от того, это Президент Путин или кто-либо другой.

Стабильность в стране обеспечивается не сохранением у власти конкретных политиков, а стабильностью правового поля, в первую очередь — Конституции.

Использована информация сайтов: www.annews.ru; www.echo.msk.ru; www.khodorkovsky.ru; www.newizv.ru; www.ng.ru; www.novopol.ru; www.polit.ru; www.politcom.ru; www.rian.ru; www.sps.ru; www.svoboda.org; www.wciom.ru.