Директор-Инфо №30'2005
Директор-Инфо №30'2005
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Рынок искусства: «персональные» рекорды полугодия

Владимир Богданов

В рамках подведения итогов первого полугодия на рынке искусства аналитический ресурс artprice.com опубликовал очередной аукционный рейтинг.

Новый рейтинг ресурса artprice.com ранжирует в порядке убывания не обороты, а максимальные цены в истории аукционных продаж для работ конкретного мастера. Неудивительно, что ряд фамилий из рейтинга по обороту (см. Dиректор-Инфо № 29 2005 г.) перешел и в рейтинг «персональных» рекордов: Константин Бранкузи, Кес Ван Донген, Люциан Фрейд — каждая топовая картина сама по себе представляет заметную часть рынка, в несколько процентов. Каждая — иллюстрация процесса, когда одна многомиллионная продажа служит пропуском в любой рейтинг.

Обратите внимание, что это не рейтинг максимальных цен рынка, в первом полугодии были результаты и повыше, например «Лиз» Энди Уорхола, проданная за 11 миллионов долларов. Но для аукционной карьеры работ Уорхола 11 миллионов отнюдь не ценовой максимум. Последний же рейтинг посвящен именно новичкам, обновившим персональные рекорды.

Вообще же ценовой бум на рынке искусства привел к тому, что только в первом полугодии личные аукционные рекорды установили более 4,6 тысячи художников. Цены на произведения 65 художников превысили планку в 1 миллион евро. Так что представленный срез посвящен только самым математически заметным из них.

Пожалуй, самой интересной позицией в рейтинге стало третье место. Работа Хаима Сутина (Chaim Soutine, 1893–1943) «Пирожник из Каня» (около 1922–1923) была продана в мае на лондонском Christie’s за 4,5 миллиона фунтов без учета комиссии. Хорошая живопись, хороший период, работа узнаваемая, характерная для творчества и вместе с тем без особого сутинского экстремизма.

Те же слова можно сказать и о проданном ранее полотне «Посыльный из “Максима”», которое установило предыдущий ценовой рекорд для работ Сутина.

Интерес к творчеству художника сегодня высок, как никогда.

Сутин родился в бедной многодетной еврейской семье, в деревне недалеко от Минска. Бедность, надо сказать, преследовала его всю жизнь: и в детстве, в Смиловичах, и в Минске, где он начал учиться живописи, и в Париже, куда он уехал с оказией в 1913 году.

1920-е — время расцвета французской школы (как это видно теперь) он встретил в окружении друзей — Жака Липшица, Пабло Пикассо. Писал портреты, натюрморты. Стиль его можно охарактеризовать как эмоциональный экспрессионизм парижской школы — нездоровый, яркий, выразительный, сильный.

Хаима Сутина, наряду с Василием Кандинским и Алексеем Явленским, сегодня относят к «обойме» сильнейших художников «русского зарубежья», задающей тон на мировых торгах, хотя, за исключением Кандинского, формирование особого живописного метода этих художников происходило уже вдали от родины, без какого-либо существенного влияния русской школы. Да и состоялись они как художники, увы, не в России, которая осталась лишь в воспоминаниях, притом не всегда хороших.

Вторую строчку рейтинга занимает рекорд, установленный на торгах картиной Эдварда Хоппера (Edward Hopper, 1882–1967) «Мягкий вагон» (1965), проданной в мае на Christie’s за 12,5 миллиона долларов без учета комиссии (комиссия обошлась покупателю — американской галерее Berry-Hill — еще почти в два миллиона долларов).

Эдварда Хоппера принято относить к представителям довоенного реализма. Иногда к этому определению добавляют «магического реализма». Художник любим на родине, в США, за доступность сюжета, глубокое понимание образа мыслей простых американцев. Часто на его холстах запечатлены городские сцены, бытовые сюжеты. Многие работы Хоппера по духу перекликаются с нашим соцреализмом, только без «зовущей» социальной окраски — словом, с теми вещами, которые художники рисуют для души. Меланхолические мотивы, повторяющаяся подтема человеческого одиночества — вот настроение работ Хоппера. Его картины могут быть предметом школьных сочинений, а может, так оно и есть. В творческой манере Хоппера угадывается влияние французского импрессионизма, на родине которого художник побывал в середине 1900-х.

В начале 1920-х Хоппер рисовал рекламные макеты и занимался книжной иллюстрацией. В Америке его картины не только находятся в экспозициях лучших музеев. Американцы продолжают любить их как часть своей истории. Репродукции картин по-прежнему узнаваемы благодаря книгам, открыткам, плакатам.

Инвестиционная «математика» по Хопперу посредственна. По расчетам artprice.com, его ценовой индекс падает второй год подряд. Условно 100 долларов, вложенные в работы художника в 1997 году, превратились в 172 доллара к середине 2005 года (в середине 2003-го эта цифра была на уровне 284 долларов). За год на торги выставляется от пяти до двадцати работ художника, и нередко лишь половина из нах меняет владельца.

Сумма, уплаченная за «Мягкий вагон», способна существенно поколебать в целом ценовой уровень на рынке работ американского художника, хотя, возможно, эта продажа останется из ряда вон выходящим фактом. В значительной степени эта цена объясняется редким для Хоппера большим размером работы — 101,6 х 127: в основном его произведения имеют куда более скромные габариты — почти формат листа A4. «Масло» размером класса 60 Ѕ 90 также является редкостью и стоит 1–1,5 миллиона долларов.

Картина Фрэнсиса Бэкона (Francis Bacon, 1909–1992) «Портрет Джорджа Дайера, пялящегося в зеркало» (1967) установила ценовой рекорд для работ художника на уровне 4,4 миллиона фунтов.

Джордж Дайер, вор-рецидивист, неудачник, человек с неуравновешенной психикой, был любовником и «музой» Бэкона в 1960-х годах. Этот портрет прижизненный. А с именем Дайера в жизни Бэкона связана известная зловещая история: после разрыва, накануне важной для Бэкона выставки в 1971 году его бывшая «муза» был найден в уборной отеля мертвым. Смерть наступила от передозировки «модной» тогда в богеме смеси таблеток снотворного и алкоголя. Интересно, что после смерти самого Бэкона в его мастерской нашли незаконченный портрет, в котором некоторые видят черты Дайера. Бэкон тяжело переживал свою трагедию и в семидесятых неоднократно писал портреты Дайера, наполненные болью и депрессивной энергетикой.

Но рекордный портрет 1967 года совсем не такой — это скорее саркастическая вещь, на редкость задорная даже для Бэкона. Уж точно без трагического налета и без вызывающего натурализма, свойственного многим работам мастера. Может быть, именно потому она и вызвала столь высокий интерес у поклонников творчества классика английского послевоенного экспрессионизма. А может, и нет — ведь в творчестве Бэкона особенно ценится именно внутренний надрыв, боль, безудержные эмоции, которые в «Портрете Джорджа Дайера…» не очевидны.

С точки зрения крупных инвестиций работы Бэкона — отменный объект для вложений. По оценкам artprice.com, условно 100 долларов, инвестированные в творчество Фрэнсиса Бэкона в 1997 году, превратились в июне 2005-го в 297 долларов. Только за период 2003–2004 годов ценовой индекс творчества художника вырос на 61 %, а в первом полугодии 2005-го прибавил еще 7 %.

Рекордные продажи 2004–2005 годов современника и одно время друга Бэкона, ныне живущего английского экспрессиониста Люциана Фрейда, сделали его завсегдатаем почти всех аукционных рейтингов. За картину «Рыжеволосый мужчина на кресле» (1962–1963) покупатель заплатил 3,7 миллиона фунтов в июне на лондонском Christie’s с превышением верхнего эстимейта почти в два раза. Работы этого художника — большая редкость на рынке, поэтому практически каждая продажа — это событие. Про художника известно, что он может кропотливо работать по году над одной небольшой картиной и предпочитает довольно скромный формат полотен, что компенсируется их высочайшим качеством.

Творчество внука Зигмунда Фрейда пользуется бешеным интересом на его родине и за рубежом, число посетителей выставок Люциана бьет все рекорды. Изрядную долю интереса к его работам добавляют раздутые британской прессой скандалы и обсуждения его проектов. Взгляд художника — авторский, про себя он говорил, что пишет портреты людей, а не изображения, обладающие портретным сходством. Поэтому широкий резонанс вызвали его портреты Британской Королевы Елизаветы (крошечный портрет в диадеме, с мужеподобными чертами лица) и обнаженной беременной модели Кейт Мосс. В результате первый с почетом водружен в публичную экспозицию Королевской Коллекции, а второй был продан на торгах Christie’s за 3,9 миллиона фунтов.

Серия рекордных продаж работ Фрейда уже нашла свое отражение в инвестиционной статистике художника. По расчетам artprice.com, условно 100 долларов, вложенные в произведения Люциана Фрейда в 1997 году, превратились в 351 доллар в 2005 году. Интересно, что только за первое полугодие 2005-го ценовой индекс прибавил 26 %, что очень много.

Работа яркого французского сюрреалиста Ива Танги «Последние дни» (1944) была продана за сумму немногим ниже композиции Фрейда — 3,6 миллиона долларов на февральском Christie’s. Это довольно поздняя работа художника, который развивал в своем творчестве тему биоморфных пейзажей с конца 1920-х годов. Судя по датировке, вещь написана, вероятно, уже в США, куда художник успел эмигрировать с началом Второй мировой войны. Вдали от родины он искал вдохновение в пейзажах скалистых пустынь Аризоны, это настроение можно почувствовать и в конкретной рекордной работе.

По легенде бывший моряк торгового флота Танги решил стать художником, когда случайно увидел метафизический пейзаж Джорджо де Кирико в начале 1920-х. Но в историю искусства он вошел уже с собственным запоминающимся стилем, очень декоративным, со спокойными «сновиденческими» сюжетами, разгадывать которые владельцам работ доставляет истинное удовольствие. Полтора-два года назад лучшие вещи Танги уже перешагивали миллионный рубеж, но не так сильно. Нормальная цена биоморфного пейзажа могла составлять 0,6–1,5 миллиона долларов. Так что нынешний рекорд интересен вдвойне.

К середине 2005 года 100 долларов, вложенные в творчество французского сюрреалиста, условно превратились в 247 долларов. Только за шесть последних месяцев ценовой индекс Танги прибавил 14 %.

Франц Клайн (Franz Kline, 1910–1962) наряду с Джексоном Поллоком и Виллемом де Кунингом считается одной из ключевых фигур в американском абстрактном экспрессионизме. Монументальный холст «Танцующий индеец племени Кроу» (1958) — пример узнаваемого стиля Клайна: черно-белая гамма (художник работал в цвете, но предпочитал монохромную живопись), тематика, чистый жест.

К абстракции Клайн обратился в конце 1940-х годов не без влияния Поллока и Кунинга. До этого он успешно писал вполне фигуративные пейзажи шахтерских городов и портреты, получал награды национальной академии дизайна. «Танцующий индеец племени Кроу» — вещь исполинского размера, декоративная, эмоциональная, поздняя, но ценного периода, отсюда и рекордная цена.

Ценовой индекс Франца Клайна был на пике в 2002 году, потом последовал спад, а сейчас график движется в сторону прежнего пикового значения. Условно 100 долларов, инвестированные в творчество художника, за 8 лет превратились в 195 долларов. Рост ценового индекса в первом полугодии составил 10 %. В год на аукционах выставляется довольно мало, обычно менее семи-десяти, живописных работ Клайна, поэтому вложения в высокачественную вещь, скорее всего, окажутся удачными.

И снова в числе рекордсменов — американский абстрактный экспрессионизм: картина «Улица» (1956) Филипа Гастона (Philip Guston, 1913–1980). Впрочем, этот художник нередко возвращался к фигуративному началу, за что порой подвергался критике. Считается, что абстрактный экспрессионизм обрел особое звучание как протест против запретов, введенных Гитлером на «дегенеративное искусство» в пользу социально и реалистически ориентированного стиля. Поэтому обращение к предметности вызывало определенное недовольство у поклонников чистой абстракции. В работах художника нью-йоркской школы ценятся энергетика, яркость, и жизнерадостность. Не случайно Гастон считал свою живопись соревнованием по борьбе с хаосом. Его своеобразный подход к управлению цветом и атмосфера ряда работ позволили сравнивать их с произведениями позднего Мане и Писсарро. Не случайно Гастона иногда называют и абстрактным импрессионистом. Говорят, что однажды, увидев картину Гастона, композитор Джон Кейдж воскликнул: «Господи, видано ли написать столь чудесную картину из ничего?» Его коллега Фельдман тогда ответил: «Зато, Джон, она обо всем».

Инвестиционная «математика» Гастона довольно странная. График динамики ценового индекса свидетельствует о спаде. По методике artprice.com, 100 долларов, условно инвестированные в творчество художника в 1997 году, превратились сегодня в 290 долларов. Все бы ничего, но к концу 2003 года эта цифра находилась на уровне 574 долларов. Впрочем, покупать на фоне спада — традиционно грамотная инвестиционная стратегия.

Ценовой рекорд работы Поля Синьяка (1863–1935) вполне закономерен.

Синьяк прочно входит в «обойму» наиболее значительных импрессионистов и много сделал для теоретической поддержки этого направления.

Работу «Андели. Прачки» (1886) по праву можно считать исключительной. Это узнаваемый Синьяк, последовательно развивающий технику пуантилизма и дивизионизма с упорядоченными мазками. Сюжет, настроение, декоративность, ценность периода, история — все на высшем уровне. Работа, в частности, выставлялась на Салоне 1887 года. Отсюда и цена — 3,25 миллиона фунтов (с учетом комиссии все 3,648 миллиона фунтов).

Ценовой индекс творчества этого художника растет из года в год без особо глубоких спадов. 100 долларов, инвестированные восемь лет назад, условно превратились уже в 164 доллара. В прошлом году индекс прибавил 24 %, а в этом уже 4 %.

Повышенное внимание к многомиллионным результатам, достигнутым на рынке, может создать впечатление, что аукционы — удовольствие только для миллионеров. Что будет в корне не верно. Аукционная статистика полугодия свидетельствует: 88 % работ, выставляемых на торги, находит покупателя за цену дешевле 10 тысяч долларов. А 49 % работ продается так и вовсе дешевле 5 тысяч долларов. Так что рынок формируется покупателями с отнюдь не заоблачными бюджетами, а многомиллионные продажи лишь придают ему «вкусный» информационный фон.