Директор-Инфо №3'2005
Директор-Инфо №3'2005
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Политэкономия года суровой птицы

Материал подготовил Анатолий Панков

Прогнозы, как всем известно, дело неблагодарное. Но все равно хочется заглянуть в день завтрашний. Что нам готовит год Петуха в политике и в экономике? Какие прогнозы делают специалисты?

Андерс Аслунд, директор российской и евразийской программы Фонда Карнеги «За мир во всем мире»:

Насколько я понял Путина по его действиям в первый президентский срок, у него четыре основных цели. Одна из них состояла в установлении политического контроля сверху. Вторая заключалась в мощных темпах экономического роста. Третью составляла правовая реформа, о которой он много говорил и к которой, похоже, вполне серьезно относился. Четвертая цель — это реалистичная внешняя политика, максимальное обеспечение интересов России безо всякой идеологической зашоренности. Однако в последний год мы стали свидетелями того, что обеспечение политического контроля полностью заслонило собой достижение остальных целей. Существует естественное противоречие между политическим контролем и тремя другими целями. Сегодня политический контроль полностью доминирует над всем остальным. Наблюдается замедление экономического роста. Добыча нефти в последние два месяца снизилась. С правовой реформой покончено. В результате своего фиаско на Украине Путин успешно сплотил Европейский союз и Соединенные Штаты, сделав то, что казалось практически невозможным. Но сплотил он их против себя самого.

United Press International:

За стенами Кремля не все так хорошо. В течение ряда месяцев либеральные экономисты Путина публично задавали вопросы о том, в каком направлении движется российская экономика. Что это — бунт либералов на корабле Владимира Путина? Дни либеральных экономистов сочтены? Отнюдь.

Да, Илларионов больше не принадлежит к узкому кремлевскому кругу, однако возможно, что Путин будет по-прежнему прислушиваться к его наблюдениям и резкой критике — пусть даже она звучит со стороны. Следует ожидать, что Греф останется на своем посту. Путин уже давно привык к критике Грефа. Возможно, именно поэтому Владимир Путин в последние годы неоднократно его поддерживал.

На самом деле либералы Путина не бунтуют. Они делают именно то, о чем их всегда просил Путин — откровенно выражают свое мнение. Большинство людей из окружения Путина никогда публично не скажут плохого слова о своем боссе или о его политике. Путин ценит такую лояльность, но, вероятно, он уважает своих либеральных экономистов больше, чем кого бы то ни было из своего узкого кремлевского круга.

Герман Греф, министр экономического развития и торговли РФ:

Сейчас происходит коренная смена системы ценностей вообще. Происходит изменение системы управления, и поэтому то, с чем мы сейчас сталкиваемся, это зачастую и сбои в этой системе, и ошибки. Но проблема не в ошибках, даже в самых тягостных, а в выводах из этих ошибок. Самое главное, чтобы мы не отклонялись от этого верно выбранного курса, когда в центре всей системы государственной машины должен стоять человек.

В будущем году если не произойдет никаких катаклизмов, связанных с какими-то природными, стихийными или преступными действиями, то никаких экономических проблем какого-то взлета цен и обнищания населения не предвидится. Да, мы имеем большое количество проблем, многие вещи не удалось сделать, но мы сумели сделать главное — мы создали базис для стабильного развития и для того, чтобы сегодня в поле своего влияния в тех вопросах, которые находятся под нашим контролем, гарантировать, что никаких эксцессов не совершится, что рубль не упадет и не подскочит. Что заработные платы будут выплачены вовремя, что монетизация льгот пройдет нормально и так далее.

Владимир Тихомиров, аналитик финансовой корпорации «Уралсиб»:

Основной фактор, раскрутивший инфляцию в ушедшем году, коим стал рост цен на топливо (главным образом на бензин), отчасти потеряет свою актуальность.

Одна из причин слишком частой смены ценников на российских бензоколонках — рост цен на нефть на мировых рынках — сойдет на нет. Со второй причиной — монополизацией региональных рынков нефтепродуктов одной-двумя нефтяными компаниями — в сегодняшних российских условиях бороться, судя по всему, проще. Свое веское слово еще не сказала Федеральная антимонопольная служба и по ее подсказке — законодатели.

Более низкими темпами будет расти стоимость платных услуг населению. В прошлом году, например, из-за подорожания бензина цены на услуги пассажирского транспорта выросли на 18 %. Кроме того, рост государственных тарифов будет меньшим, чем в прошлом году. Как бы то ни было, инфляция превысит правительственные оценки и составит минимум 9–9,5 %.

Антон Струченевский, экономист ик «Тройка Диалог»:

По оптимистическому сценарию, если к концу 2005 года удастся добиться экономического роста на уровне 5,3 %, инфляция может не выйти за пределы 9,5%. В противном случае даже этот показатель, и так на 1 % превышающий правительственный прогноз, не будет достигнут.

Владимир Кириллов, аналитик:

Если в конце 2005 года курс рубля к доллару США будет находиться на уровне конца 2004 года (27,83 рубля за доллар), то годовая инфляция в России в 2005 году не превысит 6 %. Если же за это время рубль номинально укрепится на отметке до 27 рублей за доллар (что вполне возможно при сохранении нынешнего уровня нефтяных цен), то удастся выполнить прошлогоднее майское поручение президента: в течение двух лет снизить годовой уровень инфляции до 3 %. Таким образом, 2005 год, скорее всего, будет годом «охлаждения» российской экономики. Конечно, этот процесс, да еще после шести лет непрерывного и интенсивного роста, будет достаточно драматичным, но он настолько же неизбежен, насколько и необходим. Прежде всего — для оздоровления банковской системы. Только после приведения экономики в равновесное состояние можно ожидать от нее качественного роста за счет банковских кредитов, предоставляемых на длительные сроки под нормальный процент.

Алексей Гордеев, министр сельского хозяйства РФ:

В 2005 году погода не будет способствовать сельхозпроизводителям. Однако нынешний урожай сможет компенсировать это: в 2004 году, по прогнозам министерства, предполагается собрать 77–77,5 миллиона тонн зерна, что на 10 миллионов тонн больше, чем в прошлом году. Более точный прогноз на 2005 год будет сделан в конце февраля.

Но уже сейчас нужно быть готовыми к тому, что в стране каждые семь лет один год получается критическим. Несмотря на возможный неурожай, причин для роста цен нет. Для потребителя рынок будет относительно спокоен.

Сергей Шойгу, министр РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий:

Принятыми мерами за последние 15 лет в ядерной энергетике обеспечена довольно высокая степень защиты. Поэтому мы не прогнозируем на 2005 год чего-то чрезвычайного. То же самое касается химических предприятий. При этом обеспокоенность МЧС в прогнозе чрезвычайных ситуаций на 2005 год вызывают газо-, трубо- и нефтепроводы. И я не раскрою здесь какого-то секрета, если скажу, что 72 % этих продуктопроводов нуждается в замене.

ОПЕК:

Согласно прогнозам, цены на нефть в 2005 году установятся в коридоре 30–35 долларов за баррель.

Вячеслав Томашевский, начальник управления казначейских операций Международного промышленного банка:

Драгоценные металлы на мировом рынке традиционно номинируются в долларах США. Поэтому устойчивый рост котировок золота с начала 2001 года по настоящее время больше связан с падением американской валюты, чем с повышением реальной стоимости этого металла.

Я не ожидаю в 2005 году резкого изменения цен на драгметаллы. Золото будет стоить в пределах 400–480 долларов за тройскую унцию (на сегодняшний день цена золота составляет 425 долларов за тройскую унцию). Рынки платины и палладия менее ликвидны и, соответственно, более подвержены влиянию таких факторов, как спрос со стороны промышленности, в частности автопроизводителей, использующих их в производстве катализаторов для очистки выхлопных газов автомобилей. Физическим лицам стоит с осторожностью относиться к инвестициям в золото: ликвидность драгметаллов и изделий из них в России по-прежнему невысока. При покупке слитков необходимо платить НДС, а продать их можно лишь по цене металла, да и это непросто.

Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии:

В конечном итоге монетизация льгот как-то выстроится, хоть и породит некоторое количество недовольных. На эту реформу наложится проведенная реформа ЖКХ, в феврале начнутся демонстрации и голодовки из-за реформы ЖКХ. Следом начнется муниципальная реформа, в ходе которой выяснится, что с передачей с уровня на уровень забыли поменять принадлежность какого-нибудь детского сада, больницы, скорой помощи, поликлиники или чего-то в этом роде, не выплатили зарплату, — и опять будут недовольные. Наверняка всплывут острые проблемы, связанные с недоработкой административной реформы в регионах. И нас будет лихорадить до лета. Это не заговор, это обычное российское головотяпство, связанное с одним фундаментальным обстоятельством: в стране отсутствует хоть кто-либо, кто отвечал бы за социальную политику в целом. Она не выработана концептуально. Несмотря на то, что прошла новая административная реформа, у нас сохранился именно ведомственный подход, а не проблемно-политический, когда новое министерство должно отвечать за проблематику в целом и выступать инициатором мероприятий в правительстве. А поскольку ведомственная этика запрещает влезать в чужие дела, то координация отсутствует, что подрывает социальную стабильность и доверие в конечном счете к президенту.

Михаил Дмитриев, научный руководитель Центра стратегических разработок:

Предоставление льгот совсем не дешевое удовольствие, и в результате, на протяжении всех 15 лет перехода к рыночной экономике, стране так и не удалось изыскать возможности для формирования эффективных программ помощи самым бедным гражданам. Бедные оказываются за бортом системы социальной политики, и не в последнюю очередь потому, что основная часть средств уходит на финансирование безадресных льгот.

Существует и еще одна проблема, которая затрагивает большинство наших граждан. Она связана с тем, что отрасли жилищно-коммунального хозяйства, транспорта, связи в силу существования большого числа массовых льгот фактически не в состоянии развиваться в нормальной рыночной среде и окупать затраты на оказание соответствующих услуг. И, естественно, они не могут привлечь частный капитал для обновления основных фондов. Именно это и является одной из причин постепенной деградации жилищно-коммунальной сферы, которая во многих регионах уже достигла катастрофического характера. Плохое состояние инфраструктуры ведет к ухудшению положения подавляющего большинства граждан, включая и самих льготников.

Виталий Лейбин, главный редактор Полит.ру:

В новом году вероятно будет новая попытка государственных чиновников создать иллюзию стабильности и наведения порядка. Будет очередная попытка что-то сделать с прогрессирующей административной неразберихой и перераспределить «лишние» нефтедоллары. Иллюзия стабилизации развеется в момент очередного кризиса, сравнимого с крупным терактом, когда даже «новые довольные» начнут понимать, что нужно срочно что-то делать. И будут предприняты новые судорожные административные действия из тех, что первые лягут на стол президенту.

Байрон Вин, аналитик компании Morgan Stanley Dean Witte:

В 2005 году население России пресытится силовой политикой Владимира Путина. Разоблачение широко распространенных случаев коррупции приведет ко второй русской революции, и Путин уйдет. Экономика рухнет, рубль покатится вниз, а российский рынок ценных бумаг потеряет 25 %. Администрация Буша будет продолжать политику поддержки сильного доллара.

Но случится обвал, и за один евро будут давать 1,5 доллара, а курс доллара к иене составит 1:85. Европа и Япония будут стараться переломить эту тенденцию. Несмотря на слабость доллара, дефицит торгового баланса США будет нарастать.

Цены на нефть в 2005 году будут подвержены сильнейшим колебаниям. После того как цена барреля опустится до 30 долларов, из-за дисбаланса спроса и предложения она вновь поднимется и достигнет уровня в 60 долларов. Несмотря на то, что стратегические нефтяные резервы останутся стабильными, американский конгресс даст разрешение на добычу нефти в национальном парке на Аляске.

The Financial Times:

В прошлом году российский фондовый рынок продемонстрировал наихудшие показатели, начиная с 2000 года, и мало кто из инвесторов надеется, что он восстановится уже в первой половине 2005 года. После не вполне честной национализации лучшей нефтедобывающей компании «ЮКОСа», а также требований погасить задолженность по выплате налогов, предъявленных в прошлом году и другим компаниям, иностранные инвесторы бездействуют, ожидая дальнейших шагов Кремля, которые объяснят его экономическую политику. По утверждению главы отдела стратегических исследований «Альфа-Банка» Криса Уифера, инвесторы в настоящий момент ожидают возможных перестановок в правительстве: после массовых выступлений, вызванных заменой льгот, предусмотренных еще советской системой, на денежные компенсации. Инвесторы считают, что дальнейшая судьба реформаторов в российском правительстве, таких как министр экономического развития Герман Греф, окажет большое влияние на фондовый рынок. Г-н Греф, как известно, обвиняет правительство в затягивании экономических реформ.

Инвесторы опасаются, что правительство не способно воспользоваться исключительно благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой для того, чтобы уменьшить зависимость российской экономики от энергопоставок. Иван Мазалов, отвечающий за управление инвестициями клиентов в Prosperity Capital Management, считает: «Отток капитала, который увеличился в прошлом году из опасений (более активного) перераспределения собственности, продолжает сдерживать рост инвестиций коммерческих предприятий. Кроме того, ход реформ замедляется из-за неэффективности правительства». В то же время, участники рынка говорят о том что проницательные инвесторы могут сейчас неплохо зарабатывать на недорогих акциях российских предприятий.

Глеб Павловский, президент Фонда экономической политики:

Смена правительства и не предлагается демонстрантами. Это в Думе требуют сдачи голов Зурабова и Грефа, но кому? Рогозину с Зюгановым, чтобы те высушили их и повесили над камином в виде трофея, чтобы продемонстрировать силу своих партий. А силы-то нет. Мы все знаем, что реальной политической силы, достаточной для создания правительства, у думской оппозиции нет. Партии «Родина» вообще нет в природе, со стороны КПРФ нет возможности взять на себя государственную ответственность. Оппозиция сегодня может предлагать только революцию и смену режима, но не способна выработать простейшей правительственной альтернативы, хоть сколько-нибудь убедительной.

Критика Путину обеспечена, что бы он ни делал. Если Путин отправит правительство в отставку, она усилится. Если Путин отменит монетизацию льгот, критика взметнется до небес — значит, пора валить и президента! Правительство безмозгло спроектировало реформу, но оппозиция не предложила альтернативы, кроме припева «Путин, геть!» — «Подите прочь, мистер Путин, в отставку, вместе со своим правительством!» А что, если Путин обопрется на своих сторонников и отправит «в отставку» саму оппозицию? Его рейтинг высок и, думаю, не изменится в ближайшее время. Нынешний кризис не меняет его массовый потенциал. Он волен действовать умеренно, но волен действовать и радикально.

Лилия Шевцова, ведущий эксперт Московского центра Карнеги:

На протяжении 2004 года в России произошло слишком много событий, требующих рефлексии: президентские выборы; принятие решения о монетизации социальных льгот; банковский кризис; трагедия в Беслане; централизация власти; вмешательство России в выборы на Украине и в Абхазии; разгром «ЮКОСа»; трения между Россией и Западом; остановка экономических реформ. Эти события, внешне не связанные друг с другом, тем не менее заставляют делать вывод о нарастании в стране признаков системного кризиса.

В 2005 года России предстоит испытание на способность выйти из прострации и начать осознавать, что означают появившиеся тревожные симптомы, пока еще есть время размышлять. С одной стороны, уже очевидно, что правящая команда с упорством, достойным лучшего применения, строит систему, которая не только таит в себе колоссальные угрозы для российского общества, но и может выйти из-под контроля своих строителей. Но с другой стороны — в России до сих пор нет политических альтернатив и влиятельных сил, которые могли бы остановить скатывание страны к опасной черте, за которой обществу грозит загнивание, обвал, либо попытка диктатуры.

Оксана Дмитриева, член комитета Госдумы по бюджету и налогам:

Мы сейчас находимся в эпохе «нео-застоя» — высокие цены на нефть, ничего не происходит. Так же, как было в конце 1970- х — начале 1980-х годов. И высокие цены на нефть частично нейтрализуют все ошибки. Я не прогнозирую сильное снижение цен на нефть в 2005 году. Они будут ниже, чем в 2004 году, но все равно останутся в интервале 34–37 долларов за баррель, поэтому катаклизмов не будет, но и роста тоже не будет. То есть будет медленное снижение темпов роста экономики. Как это скажется на людях? Относительное положение пенсионеров и бюджетников будет ухудшаться.

В коммерческом секторе, за исключением отдельных отраслей, доходы будут расти очень медленно. Но меньшими темпами, чем было в 2004 году. Разрыв между богатыми и бедными будет усиливаться.

The Wall Street Journal:

Рейтинг популярности Путина начал падать: согласно опросу общественного мнения, проведенному «Левада Центром», в декабре прошлого года всего 39 % респондентов ответили, что доверяют президенту Путину, в то время как год назад таких было 58 %. Опрос, выполненный в том же месяце фондом «РОМИР Мониторинг», показал, что всего 38 % граждан России считают, что страна идет в правильном направлении, тогда как в декабре 2003 года беспокойства по этому поводу не выказывали 53 % опрошенных. Несмотря на благоприятную экономическую конъюнктуру, в России существует много факторов общественного недовольства и падения уровня поддержки официального курса. Однако самой главной причиной остается то, что Путин, взяв в свои руки все бразды правления, как бы сказал народу: «Государство — это я». В результате все, что идет не так, как и предполагалось, заносится в «черный список» именно ему.

«Газета»:

Российский бизнес вряд ли сумеет помочь правительству в выполнении его новой среднесрочной программы социально-экономического развития страны на 2005–2008 годы. На последнем заседании совета по конкурентоспособности в Белом доме предприниматели оценили проект программы как «неплохой», может быть даже «классный», но предупредили, что претворить ее в жизнь при нынешних отношениях власти и бизнеса, по выражению главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса, самых плохих за последние 15 лет, будет невозможно. Министр экономического развития Герман Греф сразу решил понравиться аудитории: «Главный вектор программы — снижение вмешательства государства в эффективные бизнес-процессы».

Александр Шохин, глава наблюдательного совета инвестиционной компании «Ренессанс Капитал»:

Основной текст среднесрочной программы и отраслевые программы соединены во многом механически: с одной стороны, либеральные реформы, с другой — стратегии отраслей, написанные в духе «освоения новых месторождений» или «ввода мощностей», для чего реформы в общем-то и не нужны. В итоге реформы оторваны от финансовых ресурсов. Получится, как с монетизацией льгот — плохо просчитали, а в результате расходы окажутся в несколько раз больше, чем планировали.

Но главная проблема вообще не в программе. У бизнеса сейчас нет уверенности в действиях властей. Налоговыми претензиями можно уничтожить любую компанию. Разговоры о пересмотре итогов приватизации — цветочки по сравнению с этим. Стратегии проблему не решат, нужны немедленные действия властей. Хорошо, чтобы правительство установило самому себе индикатор: если капитализация фондового рынка к концу года вырастет на 30 %, значит, оно работало эффективно.

По прогнозу целого ряда аналитиков, темп экономического роста в следующем году упадет до 5 %. Если такая динамика реализуется на практике, то это может подстегнуть власти проводить экономическую политику более энергично, но в то же время может усилить административный раж и подтолкнуть власти к концентрации финансовых ресурсов по еще большему усилению роли государства, в том числе в инвестиционной политике. Тогда мы будем иметь модель государственного капитализма, которая может привести к более глубокой стагнации, нежели к кратковременному спаду в экономической динамике. Поэтому властям очень важно определиться с курсом экономической политики. Самый худший вариант — «сидеть на двух стульях», поскольку именно это формирует элемент неопределенности у инвесторов, у большого, среднего и малого бизнесов.

Главной задачей следующего года является формирование внятной и прозрачной экономической политики, какой бы она ни была. Поскольку именно тогда можно оценивать плюсы и минусы той или иной модели экономической политики. В условиях, когда декларация является либеральной, а поведение больше соответствует государственной дирижистской модели, трудно понять, в чем причины тех или иных проблем экономического роста и каковы последствия.

Использована информация сайтов: www.1tv.ru; www.gazeta.ru; www.gzt.ru; www.inosmi.ru; www.echo.msk.ru; www.kreml.org; www.lenta.ru; www.komerrsant.ru; www.vremya.ru. www.rian.ru; www.polit.ru; www.shohin.ru; www.rambler.ru; www.rosbalt.ru; www.ng.ru;