Директор-Инфо №37'2004
Директор-Инфо №37'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Вытесняй и властвуй. Поправки в закон «Об акционерных обществах»

Андрей Кинякин

В конце сентября в России после летних каникул возобновляется парламентский сезон. Участники российского фондового рынка ждут этого события со смешанными чувствами, ведь на открывающейся осенней сессии Госдумы одним из первых будет рассмотрен во втором чтении законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон “Об акционерных обществах”», который еще во время своего первого прохождения в нижней палате парламента наделал много шума. Многие сочли его тогда откровенно дискриминационным по отношению к миноритарным акционерам, утверждая, что он открывает прямой путь для «выдавливания» их из компаний под благовидным предлогом превращения последних из публичных в частные. И в последнее время «градус» дискуссии не только не снизился, но и продолжает заметно повышаться, что заставляет вновь и вновь обращаться к рассмотрению предлагаемых поправок в закон об АО.

Проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон “Об акционерных обществах”» был внесен в Государственную Думу в конце июня и рассмотрен в первом чтении в начале июля. Однако еще задолго до этого он снискал себе дурную славу во многом благодаря своему красноречивому подзаголовку «в части установления механизма “вытеснения” мелких акционеров из общества», на первый взгляд практически не оставляющему сомнений в сути предлагаемых нововведений. Тем не менее на поверку все оказывается гораздо пристойнее. Предлагаемые поправки устанавливают нормы принудительного выкупа акций контролирующим акционером, если в его собственности находится более 90 % акционерного капитала (90 % + 1 акция) общества. Подобная практика распространена в мире. Однако еще на стадии разработки законопроект вызвал немалую критику в профессиональном сообществе. Основными критическими замечаниями к предлагаемым поправкам являются нарушение прав собственников акций, связанное с требованием продажи принадлежащих им акций компании на условиях, предусмотренных требованием о выкупе (оферте), а также механизм выкупа.

Наиболее жаркие споры в настоящее время разворачиваются вокруг пункта о возможном принудительном списании со счета акций по истечении 15-дневного срока с момента получения требования о выкупе акций (выставления оферты) (ст. 80-1, п. 6). Представители миноритариев называют подобные действия не иначе как «произволом», утверждая, что в этом случае нарушаются их права собственников. Оппоненты настаивают на том, что речь идет всего лишь об ускорении процесса консолидации акционерного капитала в собственности основного акционера и недопущении корпоративного шантажа с целью выкупа акций по завышенным ценам. Истина, как всегда, находится где-то посередине. Действительно, до последнего времени акционеры в России обладали практически неограниченными правами по сравнению с их западными коллегами. Достаточно сказать о том, что до сих пор они могут обжаловать практически любое решение, принимаемое советом директоров и общим собранием акционеров в суде, даже если оно идет в ущерб интересам других собственников (акционеров), что нередко делает их орудием в руках корпоративных рейдеров. Именно с точки зрения исправления этого перекоса, а заодно и урезания инвесторской «вольницы», по мнению разработчиков законопроекта, и принимаются эти поправки в закон об АО. Однако, как полагают представители миноритарных акционеров, суть принимаемого законопроекта состоит в другом — в искусственном выдавливании миноритариев из компании путем несправедливого выкупа акций, в случае отказа от которого контролирующий акционер может просто переписать эти бумаги на себя, взамен перечислив сумму выкупа на депозит нотариуса. В этом случае нарушаются их права добропорядочных приобретателей ценных бумаг. Даже если миноритарий при этом и согласится на принудительный выкуп, то это абсолютно не означает, что предложенная ему цена будет справедливой. Согласно законопроекту, контролирующий акционер обязан за свой счет привлечь независимого оценщика (ст. 80-1, п. 2), который должен предоставить приобретателю отчет, содержащий «расчет рыночной цены акций общества». Разработчики поправок в закон об АО предлагают проводить оценку на основе суммы чистых активов общества. Однако последняя далеко не всегда объективно отражает реальное финансовое состояние общества, не говоря уже о том, что не может быть сопоставима с текущей рыночной стоимостью компании. Таким образом, акции миноритариев могут быть оценены гораздо ниже их реальной рыночной стоимости. Кроме того, сама процедура «независимой» оценки с помощью оценщика, зависимого1 от контролирующего акционера, также предоставляет широкое поле для многочисленных нарушений прав мелких акционеров. За примерами далеко ходить не надо: еще достаточно свежи воспоминания о процессе консолидации ТНК и акционерного капитала ОНАКО. При этом, как утверждают разработчики законопроекта, все спорные моменты, связанные со справедливостью оценки выкупной стоимости акций, могут быть оспорены в суде в течение 6 месяцев. Однако, учитывая предыдущий опыт обращений миноритарных акционеров в судебные инстанции с целью защиты собственных прав (достаточно вспомнить эпопею с Сургутнефтегазом), а также общую медлительность и «независимость» отечественной судебной системы, шансов на благоприятный исход дела у миноритариев не так уж много. Скорее всего, направляемые иски будут «повисать» в суде, а тяжбы тянуться долгие годы.

Но и это не главное. В западной практике слияний/поглощений (к которой все время апеллируют разработчики законопроекта) выкупная цена акций, как правило, превышает текущую рыночную цену, т. е. покупатель предлагает продавцу определенную премию. И это, в принципе, справедливо. Ведь помимо дифференциальной стоимости (дивидендов) инвестор, имеющий в своем портфеле определенные бумаги, рассчитывает еще и на рост их курсовой стоимости, а путем предоставления премии покупатель компенсирует ему как держателю ценных бумаг часть недополученной прибыли. Однако в России дело обстоит далеко не так. Выплата премии оставлена на усмотрение покупателя, полагаться на «добрую волю» которого, учитывая пока еще низкий уровень корпоративного управления в большинстве российских компаний, не стоит. Причем если раньше такие случаи имели место, хотя и являлись довольно редкими (в основном когда речь шла о попытках недружественного поглощения), то теперь ограниченный срок действия оферты будет вынуждать миноритария продавать свои акции по любой, даже заведомо не устраивающей его, цене. Больше всего от этого страдает фондовый рынок, т. е. участники рынка акций, которые покупают бумаги именно с расчетом на рост их курсовой стоимости. Помимо того что большинству из них не только придется «перетряхивать» свой портфель в случае, если в нем окажутся не те бумаги, им еще придется смириться с мыслью о потере части недополученной прибыли. А это уже чревато массовым уходом с рынка инвесторов, которых, судя по росту числа ПИФов, становится все больше, что нанесет непоправимый вред не только фондовому рынку, но и экономике — за счет уменьшения инвестиционных ресурсов. Ведь никто не знает, как долго еще продержится благоприятная конъюнктура на мировых сырьевых рынках. И что бы при этом ни говорили разработчики поправок в закон об АО, у инвестора не остается выбора, кому продавать акции, поскольку в условиях ограниченного срока действия оферты, а также итогов «независимой» оценки, единственным покупателем акций, по сути, может выступать только контролирующий акционер, т. е. принцип состязательности как таковой отсутствует.

Весьма интересны представления разработчиков поправок в закон и о корпоративной судебной практике, где вопреки сложившейся мировой практике вовсе не миноритарный акционер является пострадавшей стороной. По мнению депутатов, именно миноритарий в настоящее время выступает либо гринмейлером («профессиональный миноритарий»), либо «марионеткой» в руках «темных сил», которые в процессе корпоративной борьбы стремятся парализовать деятельность предприятия. Во многом это действительно так. Однако действия миноритариев не идут ни в какое сравнение с действиями мажоритарных акционеров, которые на протяжении ряда лет с помощью различных ухищрений — трансфертного ценообразования, вывода активов, сделок с заинтересованностью и т. д. — всеми силами пытались не допустить миноритариев к разделу «корпоративного пирога». Сейчас, когда государство озаботилось проблемами улучшения качества корпоративного управления и законодательно урегулирует многие нормы (в частности, предлагается в обязательном порядке направлять 10 % от консолидированной чистой прибыли на дивидендные выплаты), многие мажоритарии не на шутку обеспокоены этим и стремятся свести долю миноритарных акционеров к нулю. И этот законопроект придется им как нельзя кстати.

Кстати, разработчики законопроекта всячески отвергают мысль о том, что вносимые поправки в закон об АО направлены именно на «вытеснение» миноритариев из крупных компаний, утверждая, что он принимается в основном в интересах малых обществ, которые якобы более других страдают от «набегов злобных миноров». Однако корпоративная практика последних лет свидетельствует об обратном. Да и стоит ли сомневаться в том, что первыми на вооружение новый законопроект возьмут именно крупные компании, как они делали это раньше со всеми подобными «новинками». В этой связи хочется надеяться на то, что разработчики законопроекта просчитали все возможные сценарии развития событий, поскольку в обратном случае очень скоро о миноритарном акционере можно будет говорить, как о вымирающем виде. Возвращаясь же к сути законопроекта, стоит сказать, что необходимость механизма принудительного выкупа акций, учитывая развитие отечественного корпоративного законодательства, а также пока низкий уровень корпоративной культуры, назрела давно. Однако в том виде, в каком это предлагается сделать сейчас, он является опасным, поскольку открывается путь для многочисленных нарушений прав собственников. Кроме того, этот законопроект потребует внесения дополнительных изменений в Налоговый кодекс РФ, закон «О рынке ценных бумаг» и в закон «Об акционерных обществах». Последний, в частности, нуждается в существенной доработке механизма урегулирования процесса приобретения крупных пакетов акций. Пока этого не будет сделано, все разговоры о принудительном выкупе акций миноритариев обречены заканчиваться ничем.

 


1 А в ряде случаев и аффилированного. Возврат