Директор-Инфо №36'2004
Директор-Инфо №36'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Осенний аукцион: кому достанется госпакет «ЛУКОЙЛа»?

Александр Зубанов

Инвестиционные аналитики отнеслись к этой информации с достаточно большой долей скепсиса: информация, мол, неофициальная и доверия не заслуживает. ConocoPhillips объявила, что слухи не комментирует, а в «ЛУКОЙЛе» и вовсе назвали это сообщение «бредом». Вероятно, в порядке бреда акции российской компании на РТС немедленно выросли в цене, но вскоре ситуация успокоилась, чему немало способствовали опровержения, последовавшие из «ЛУКОЙЛА». В одном из своих тогдашних интервью первый вице-президент компании Дмитрий Тарасов сказал следующее: «Слухи всегда имеют место, а практически никаких переговоров у нас не ведется. Это достаточно конкретный ответ». И добавил, что в программе стратегического развития «ЛУКОЙЛа» никаких слияний не предусмотрено — ни на краткосрочную, ни на более отдаленную перспективу.

Но то ли стратегия неожиданно изменилась, то ли слухи не всегда имеют обыкновение оказываться ложными, то ли бизнесмен намеренно лукавил, но сегодня практически ни у одного эксперта не вызывает сомнений исход аукциона по госпакету «ЛУКОЙЛа» (7,59 % акций), который назначен на 29 сентября. «Назначен» также и его победитель, которым, по всеобщему убеждению, окажется именно ConocoPhillips. Эта компания уже подтвердила свое участие в торгах.

Справедливости ради необходимо отметить, что соперники у американцев все-таки есть. Интерес к акциям проявляют фирма Dabir International некоего Дэвида Гугенхейма (США), а также российский Промсвязьбанк. О владельце первой мало что известно кроме того, что он предположительно состоит в родстве с известным семейством коллекционеров художественных ценностей, а вот про банк известно несколько больше. В частности то, что размер его активов несколько меньше, чем стартовая цена указанных акций, которая составляет 1,928 миллиарда долларов. Получается достаточно виртуальная гонка двух статистов за очевидным лидером в отсутствие сколько-нибудь адекватного конкурента: ни одна российская топливная компания не изъявила желания побороться за «кусок “ЛУКОЙЛа”».

Вероятно, все отечественные игроки этого рынка находятся в предвкушении распродажи «ЮКОСа», которая вот-вот начнется. Кроме того, крупный аукцион по-русски — это забава с непременным участием и обязательным одобрением государственного чиновника рангом не ниже премьер-министра. А в случае с ConocoPhillips и «ЛУКОЙЛом», договаривающиеся хозяйствующие стороны получили высочайшую санкцию самого Владимира Путина.

Отметим, что это не единственная сделка по покупке иностранными компаниями активов в России, которая обсуждалась с Путиным. Так, в начале 2003 года Президент в ходе визита в Лондон встречался c главой British Petroleum Джоном Брауном, после чего BP и ТНК объявили о начале процесса слияния. Само подписание соглашения о создании ТНК—ВР также проходило в присутствии Владимира Путина.

В конце июля нынешнего года он встречался с двумя другими президентами — Вагитом Алекперовым (в представлении не нуждается) и Джеймсом Малвой (ConocoPhillips). «Мне очень хотелось бы, чтобы отношения между российским и американским бизнесом развивались активнее, особенно в такой стратегической области, как энергетика», — заявил Владимир Путин после этих трехсторонних консультаций. Он также отметил, что владеет информацией относительно инвестиционных планов ConocoPhillips, и выразил надежду, что «и это направление вашей деятельности будет таким же успешным, как и то, что вы делали до сих пор».

После таких слов первого лица государства ни у одного здравомыслящего российского предпринимателя даже соблазна не возникнет посмотреть в сторону «ЛУКОЙЛа», поскольку роли в этих торгах, очевидно, уже распределены, а нарываться на кремлевский гнев — дело (как показывает опыт печально известной троицы Гусинского, Березовского и Ходорковского) небезопасное. Посему приз — в виде госпакета — ожидает своего обладателя в лице ConocoPhillips. Правда, в отличие от активов «ЮКОСа», которые надо продать быстро, дешево и, по возможности, без особого шума, продажа акций «ЛУКОЙЛа», напротив, требует активного положительного пиара. Вероятно, поэтому лично Путин и исполняет роль своеобразного посредника.

Необходимо показать мировой бизнес-элите, что Ходорковский — это и впрямь единичный случай, а в остальном у нас отличный инвестиционный климат. И время для продажи выбрано точно — ровно тогда, когда рынок (и мировой, и тем более российский) получил такое количество негативных сигналов в связи с «делом “ЮКОСа”», что позитив жизненно необходим. И согласитесь, что просто невозможно представить себе что-либо более идиллическое и успокаивающее, чем покупка большого пакета российской нефтяной компании № 1 американской компанией № 3 (ConocoPhilips идет следом за Exxon Mobil и Chevron Texaco). Кроме того, после «разноса» империи Ходорковского позиция эталонной российской компании остается вакантной, и здесь обновленный и слегка американизированный «ЛУКОЙЛ» придется как нельзя кстати.

Еще один фактор, подтверждающий, что лучшего кандидата на госпакет «ЛУКОЙЛа» не найти — солидный опыт сотрудничества этой российской НК и ConocoPhillips. В частности компании имеют опыт совместной работы в рамках проекта «Полярное Сияние» (Polar Lights Oil Co.). Основанная в 1992 году, эта компания на 50 % принадлежала ConocoPhillips, еще 20 % акций контролировала «Роснефть», а оставшиеся 30 % находились в собственности «Архангельскгеолдобычи», дочернего предприятия «ЛУКОЙЛа». В прошлом году «ЛУКОЙЛ» уступил «Роснефти» свою долю в «Полярном Сиянии» в обмен на 25 % акций «Архангельскгеолдобычи», но за долгие годы ConocoPhillips успела присмотреться к своему партнеру.

Еще один шаг по сближению двух компаний был сделан в январе нынешнего года, когда «ЛУКОЙЛ» приобрел у ConocoPhilips ни много ни мало 795 АЗС, расположенных в штатах Нью-Джерси и Пенсильвания. Стоимость приобретения составила 265,75 миллионов долларов. Ежегодный объем продаж этой сети АЗС составляет 1,2 миллиарда галлонов нефтепродуктов, что практически удваивает рыночную долю «ЛУКОЙЛа» на северо-востоке США. Напомним, что в 2000 году «ЛУКОЙЛ» приобрел около 1300 АЗС американской компании Getty Petroleum, расположенных в тринадцати штатах на северо-востоке США.

В свою очередь, ConocoPhillips имеет обширные планы освоения российских запасов нефти и газа. В первую очередь это касается проекта «Северные территории», который охватывает четыре месторождения в центральной части Ненецкого автономного округа: Южно-Хыльчуюское, Хыльчуюское, Инзырейское, Ярейюское, а также участок недр в северной части Колвинского мегавала и Хорейверской впадины. Запасы оцениваются в 135 миллионов тонн нефти и 63 миллиарда кубометров газа. Проект «Северные территории» имеет уже довольно долгую историю. Начавшийся в 1993 году, с подписания договора о проведении поисково-разведочных работ между Conoco, «Архангельскгеолдобычей» и администрацией Ненецкого автономного округа, проект долго не мог сдвинуться с мертвой точки. Основная причина простоя — отсутствие взаимопонимания между местной властью и иностранным инвестором по вопросам перевода проекта на СРП (соглашение о разделе продукции). Кроме того, по мнению руководства округа, проекту была отдана слишком большая территория.

В марте 1998 года к проекту присоединился «ЛУКОЙЛ», а в ноябре 1999 года Президент России подписал закон о включении «Северных территорий» в перечень СРП. Это дало возможность компаниям-участникам начать подготовку текста соглашения. Весной 2000 года создана правительственная переговорная комиссия по «Северным территориям», но дальше первого заседания, на котором был представлен проект соглашения, дело не пошло. Согласно расчетам инвесторов, капитальные вложения в проект должны составить более 3 миллиардов долларов. Если госпакет «ЛУКОЙЛа» действительно достанется ConocoPhillips, то это может приблизить участников проекта к его реализации.

В этом случае «ЛУКОЙЛу», который на территории России владеет всего четырьмя НПЗ, загруженными на 75—90 %, потребуются новые перерабатывающие мощности, которые есть у ConocoPhillips: компания владеет двенадцатью НПЗ.

Правда, для осуществления этого масштабного сотрудничества, если оно, конечно, входит в планы двух компаний, пакет акций размером в 7,59 % — инструмент явно недостаточный. Не исключено, что американская компания захочет увеличить свою долю в «ЛУКОЙЛе» до 20—25 %. Во всяком случае в прессе уже появилась информация о подобных планах ConocoPhillips. В самой компании от комментариев на эту тему воздерживаются, однако именно такой вариант развития событий представляется наиболее вероятным. Во-первых, увеличив пакет акций российской НК, американцы получат реальный контроль над ее деятельностью, а во-вторых, в этом случае соответствующая доля запасов и прибылей «ЛУКОЙЛа» пополнит баланс, а следовательно, и капитализацию ConocoPhillips.

Американцы могут докупить акции как у менеджеров «ЛУКОЙЛа», так и на рынке, где обращается 40—50 % бумаг российской НК. Однако вице-президент «ЛУКОЙЛа» Леонид Федун, похоже, считает, что менеджмент своими акциями делиться не намерен. «Я могу только повторить, что менеджеры «ЛУКОЙЛа» не собираются продавать свои акции, компания не планирует допэмиссии в пользу какого бы то ни было покупателя государственных акций», — сказал недавно Федун. Но стоит ли доверять подобным высказываниям? Ведь топ-менеджмент «ЛУКОЙЛа» некогда отрицал и возможность продажи акций ConocoPhillips, но на деле выходит иначе. Не исключено даже, что американцы уже «добрали» необходимые для блок-пакета акции, не дожидаясь аукциона по госпакету. Если это действительно так, то единственным источником утечки акций могло стать руководство «ЛУКОЙЛа». Если бы ConocoPhillips скупали столь значительные объемы акций на рынке, то интервенция не могла бы остаться незамеченной. Впрочем, на данный момент это всего лишь домыслы. Об истинных намерениях ConocoPhillips можно будет судить лишь после окончания аукциона. К тому же американцы вполне могут растянуть возможный процесс консолидации блок-пакета на продолжительный срок, тем самым снизив его стоимость. В любом случае стоит признать, что на 7,59 % они не остановятся. В противном случае контролировать деятельность «ЛУКОЙЛа» будет невозможно, а смысл покупки госпакета становится неочевиден.

Что касается выгод от продажи для российской стороны, то они, напротив, прозрачны. РФФИ (Российский фонд федерального имущества), «пристроив» акции «ЛУКОЙЛа», обеспечит 90—95 % доходов от запланированных доходов от приватизации в 2004 году. В РФФИ оценивают другие поступления в бюджет от приватизации предприятий всего в 7—10 миллиардов рублей. И это не говоря о том, что если аукцион состоится — это будет крупнейшая сделка в истории приватизации. Доходы от нее превысят доходы от продажи «Славнефти» и «Связьинвеста». Кроме того, это будет один из немногих в российской практике случаев, когда приватизация акций будет происходить по их реальной, справедливой цене.

Однако основными дивидендами от продажи государственной доли «ЛУКОЙЛА» можно считать те положительные изменения, которые эта сделка может и должна привнести в российский фондовый рынок, тем самым повысив инвестиционную привлекательность страны в целом. Надо признать, что своими действиями по отношению к «ЮКОСу» власти настолько испортили реноме России в глазах мирового бизнес-сообщества, что исправить ситуацию могут только масштабные действия в обратном направлении. Необходимо срочно улучшать инвестиционный климат или по крайней мере создавать иллюзию подобного улучшения. В этом контексте приватизация государственной доли активов «ЛУКОЙЛа» действительно может сыграть роль сильного позитивного сигнала. В том случае, если ConocoPhillips планирует консолидировать в своей собственности пакет акций, близкий к блокирующему, «ЛУКОЙЛ» может стать для российского рынка акций главной «голубой фишкой», заменив собой компанию Михаила Ходорковского, агония которой привела ко всеобщему кризису на фондовом рынке. Впрочем, зависимость российских индексов от нескольких или даже от одной компании-гиганта — это в любом случае признак экономической дистрофии, для реального преодоления которой правительство должно проводить экономические реформы, не исчерпывающиеся периодической распродажей госсобственности.