Директор-Инфо №32'2004
Директор-Инфо №32'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Инвестиции в художников «русского зарубежья». Часть 2

Владимир Богданов

Художники «русского зарубежья» — термин собирательный. Им сегодня принято обобщать художников поколения послереволюционной эмиграции, чья судьба в той или иной степени была связана с Россией и Российской Империей. При этом сегодня в России их считают русскими художниками, во Франции — французскими, в Польше — польскими, в Германии — немецкими. Вне зависимости от национальности, а скорее, по критерию вклада в культуру страны. Кем был Пикассо: французским или испанским художником? А Модильяни?

И так ли это важно? Ведь на уровне культурного обмена Европа отличалась космополитизмом еще со средних веков. Интересно другое. Не случись Первой мировой войны, потом революции и повторного передела мира, — многим из русских «французов», ставших впоследствии художниками мирового уровня, не пришлось бы заново выбирать жизненный путь. Взялся бы за кисть русский граф Андрей Михайлович Ланской? Заразил бы он своим примером барона Николая Владимировича Сталь фон Гольштейна? И не нашел бы себе более праздного занятия, чем труд живописца, сын конезаводчика Сергей Георгиевич Поляков? Вовсе не факт. И вовсе не факт, что в других условиях они открыли бы в себе талант живописцев. Но история, как известно, не знает сослагательного наклонения. Любые «бы» в ней — предмет фантазий для исследователей. Роковым образом выстрел в Сараево вверг Европу в «эпоху перемен», сыграл на руку «строителям коммунизма», создал гигантские волны эмиграции, уравнял в правах и возможностях бывшего графа и бывшего простолюдина, разбудил дремлющий фашизм. А в историю французской культуры оказались вписаны такие имена, как «Андре Ланской», «Николя де Сталь», «Серж Полякофф» и многие другие, в «прононсе» которых по-прежнему чувствуется неистребимый русский акцент.

Имена Андрея Ланского, Сержа Полякова и Николая де Сталя сегодня часто упоминаются в общей «обойме»2 русско-французских абстракционистов, добившихся успеха. Успеха прижизненного, но, конечно, не сравнимого с сегодняшним. Кроме того, если критерием успеха считать современные рыночные цены, а не мнение ценителей, то творчество перечисленных художников вообще трудно сравнивать. Так, сопоставимые по техническим критериям, работы де Сталя сегодня стоят миллионы, работы Полякова — сотни тысяч, работы Ланского — десятки, реже — немногим более сотни тысяч долларов. При этом создается впечатление, что цена зачастую коррелирует не с художественной ценностью и качественными характеристиками конкретной работы, а со степенью изученности творчества художника, с вниманием публики и экспертного сообщества. Почему, скажем, работы Ланского, которого де Сталь считал своим учителем, стоят на порядок дешевле? Может, дело в художественном значении, а может, и в том, что первый в преклонном возрасте умер в своей мастерской, а второй «романтически» покончил жизнь самоубийством на пике творческой известности. Как знать... Оценка творчества — вещь инертная. Со смерти Ланского прошло всего 28 лет, а художник работал до конца жизни. Формально значительная часть его работ еще даже не успела стать антиквариатом.

Андрей Ланской

Граф Андрей Михайлович Ланской (Andre Lanskoy, 1902–1976), выпускник петербургского Пажеского корпуса, получил первые уроки живописи в 1918 году, вряд ли предполагая, что творчество вскоре станет его основным средством заработка. Недолгая служба под знаменами Белой гвардии, Константинополь, Париж (1921 год), художественная мастерская Сергея Судейкина. Первым выставочным опытом Ланского стало участие в экспозиции русских художников «Удар» 1923 года. Уже в следующем году на Осеннем салоне его заметил и помог заключить контракт с галереей H.Bing критик, коллекционер и ценитель нового искусства Вильгельм Удэ. «Черная полоса» на творческом пути Андрея Ланского на этом закончилась. Одна за одной следовали персональные выставки, совместные экспозиции, в том числе с Пуни, Шагалом и Терешковичем. Сложился постоянный круг покупателей. Впрочем, Ланской 1920-х — начала 1930-х годов — это еще не знаменитый ныне «граф абстракционизма». К беспредметности Андрей Ланской обратился лишь после 1937 года, как считается, под влиянием идей Кандинского и Клее.

В «фирменных» композициях Ланского сегодня поражают по меньшей мере две вещи: цвет и большой размер, усиливающий «давление» на зрителя. «Жирный» антрацитовый черный, яркие синий, красный и желтый — это не фрагментарные мазки, это толстые пласты блестящей и «светящейся» краски. Это не «холст-масло» — это почти рельеф. Попытка сфотографировать живописную композицию Ланского со вспышкой заведомо приведет к плачевному результату — зеркальные пласты красочного рельефа зальются бликами, а антрацит черного придется воссоздавать по памяти, по визуальному впечатлению от работы. Такой уж стиль. Не случайно, судя по воспоминаниям о Ланском, художник не пользовался классической подставкой-палитрой. Жирные краски он замешивал прямо на столе, а их утраченный «рецепт» позволяет знатоку на взгляд распознать подделку — достоверно повторить «красочный ансамбль» художника практически невозможно.

Инвестиционная статистика для работ Андрея Ланского сегодня вполне благоприятна. Только за прошлый год ценовой индекс artprice.com вырос на 16%, а за период с 1997 по 2003 год 100 долларов, условно инвестированные в работы Ланского, превратились бы в 185 долларов. Бурный рост цен на работы художника после продолжительного «затишья» начался в 2001 году, а пик продаж по количеству работ пришелся на 2002 год. Это даже вызвало подозрения в том, что какой-то мощный ресурс брошен на дополнительную «раскрутку» художника с целью эффективной продажи большой коллекции. Но, скорее, это не так или не совсем так. Аукционные «трюки» дают краткосрочный спекулятивный рост цен с последующим спадом. А продажи 2004 года свидетельствуют о сохраняющейся тенденции к росту. Возможно, просто сработал «русский фактор» — всплеск спроса со стороны новых российских коллекционеров, открывших для себя Ланского. Не стоит также сбрасывать со счетов сохраняющуюся моду на авангард и изменение подходов к художественной оценке творчества «графа абстракционизма». Максимальная зафиксированная цена для рейтинговых аукционных продаж Ланского, по данным artprice.com за 1997–2003 годы, составила чуть менее 162 тысяч долларов. Но это «математика», статистика, не учитывающая продажи на внеаукционном рынке, да еще и без данных за 2004 год. Реалии же таковы, что за большие3 холсты «композиций» 1960-х годов галеристы — участники Moscow World Fine Art Fair, состоявшейся в начале июня 2004 года, просили 150 тысяч евро4, то есть около 184 тысяч долларов. Правда, «просили» не значит «продали» — такой уровень специалисты по русскому искусству считают пока завышенным, причем весьма серьезно. На французских аукционах вещи классом чуть ниже можно приобрести за 60–80 тысяч долларов. В частности 30 июня 2004 года на парижском аукционе Calmels-Cohen (S.V.V.) композиция «Без названия» (1960; холст, масло; 146 х 97) была продана за 50 тысяч евро (60,4 тысячи долларов), по нижней границе эстимейта. Небольшие по меркам Ланского работы продаются значительно дешевле. Так, 27 июня 2004 года на израильском аукционе Matsa счастливому покупателю удалось купить ранний холст «Семья в комнате» (1935; холст, масло; 45 х 61) всего за 4800 долларов — но это скорее курьез, вызванный неспокойным местом проведения аукциона, чем общая тенденция по переоценке творчества. «Ранний Ланской», доабстракционистский, действительно стоит дешевле, чем «беспредметный», но не настолько. В Европе работа подобного класса, вероятно, была бы продана в 3–4 раза дороже. А уровень 8000–8500 долларов — современный ценовой ориентир для ярких и довольно больших гуашей Ланского, которые периодически встречаются на французских аукционах.

Среди рейтинговых продаж 2004 года на Sotheby’s можно отметить несколько работ Андрея Ланского, которые были приобретены по цене, в несколько раз отличающейся от эстимейтов. Естественно, в большую сторону. Так, рекордное отклонение на Sotheby’s 30 июня 2004 года показала ранняя работа «Портрет крестьянки», созданная в середине 1920-х годов. Это уже не ученическая работа, но от встречи художника с абстракцией ее отделяет еще долгих 10 лет. Тем не менее для поклонников творчества Ланского она представляла серьезный интерес, коль скоро ее продали по цене, в 6 раз превышающей верхний эстимейт — за 12 тысяч долларов. К ценному периоду творчества — периоду узнаваемого Ланского-новатора — относятся две проданные 24 июня 2004 года на Sotheby’s композиции без названия. Большая работа (128 х 87,5) 1955 года создания в итоге ушла за 52,8 тысячи фунтов при верхнем эстимейте 20 тысяч фунтов. Композиция поменьше (79,3 х 63,5) и «поспокойнее» была продана за 21,6 тысячи фунтов при верхнем эстимейте 12 тысяч фунтов.

«Ценовые игры» вокруг работ Ланского и резкий рост их стоимости — признаки сохраняющейся недооцененности работ этого русского француза. Для потенциального инвестора эта ситуация в целом благоприятна, так как открывает хорошие возможности для роста стоимости работ, по мере того как творчество художника будет «открываться» российским покупателям. А известность художника, признание на Западе и рейтинговые продажи служат определенными гарантиями инвестиций в работы Андрея Ланского. Кроме того, инвесторам стоит учитывать, что вскоре в Русском музее, а затем и в Третьяковке состоятся большие персональные выставки Андрея Ланского, после чего цены на его работы поднимутся еще выше.

Николай де Сталь

Ученик Ланского, как он сам себя называл, Николай Владимирович Сталь фон Гольштейн, Николя де Сталь (Nicolas de Stael, 1914–1955) превзошел своего учителя.

Судьба художника вызывает в памяти шекспировские сюжеты. Родился он в год начала Первой мировой войны в Петербурге, в семье генерала, барона, помощника коменданта Петропавловской крепости. В 1919 году семье чудом удалось перебраться в Польшу, где спустя три года мальчик потерял родителей. Воспитывался он в приемной католической семье. Учился в Бельгии, Голландии, путешествовал по всей Европе, брал уроки у знаменитого Фернана Леже. Огромное впечатление на путешественника произвела Голландия; по одной из версий, в 1933 году именно здесь, в стране богатых культурных и художественных традиций, он окончательно определился в своем решении стать художником. В 1939 году судьба его совершила крутой поворот — не первый и далеко не последний: ради получения французского гражданства будущий гений авангарда променял уют мастерской на службу в Иностранном легионе в Тунисе. Правда, прослужить удалось недолго — капитуляция Франции в 1940 году вызвала раскол в рядах легионеров. Де Сталь переезжает в Ниццу, в неоккупированную ее часть; в 1943 году едет в занятый немцами Париж к пожилому Кандинскому, выставляется с ним, получает первую серьезную известность. В 1944 году, как считается, под влиянием Ланского, его творчество целиком захватывает беспредметность.

После войны мода на абстрактный экспрессионизм и известность его видного представителя достигают США; художника приглашают заокеанские галеристы, но после поездок в Новый Свет де Сталь, не приняв прелестей американского стиля жизни, возвращается в Европу.

В 1952 году ташист5 и абстракционист де Сталь ненадолго обращается к предметному творчеству под впечатлением вечерней игры футболистов в свете прожекторов6. И этот новый стиль приносит ему серьезный успех. Цены на его новые работы начинают стремительно подниматься. Достигнув статуса одного из знаковых представителей послевоенного авангарда, де Сталь удивляет поклонников в последний раз. В 1955 году без видимых причин сорокаоднолетний Николас де Сталь выбрасывается из окна своей французской студии на Антибе…

Остались загадки. Остались картины. Картины редкие. Тем более что большинство своих «компрометирующих» ранних вещей художник уничтожил.

Работы художников первой величины уровня Николая де Сталя, историческая оценка творчества которых уже произведена, обычно растут в цене не очень быстро — особенно среднестатистически, в процентах. Замечено, что как только цена на картину достигает справедливо высокого уровня, ее инвестиционный потенциал на ближайшие годы исчерпывается. Цена, конечно, растет, но рост этот выражается в считанных процентах. Правда, проценты эти «капают» от сотен тысяч, а то и миллионов. Работы де Сталя — редкое исключение. За период с 1997 по 2003 год 100 долларов, условно вложенные в творчество художника, превратились бы в 206 долларов. Причем весь этот рост начинается с 2002 года. Максимальная рейтинговая цена на работу художника зафиксирована на уровне 1,674 миллиона долларов (данные только по официальному аукционному обороту за 2003 год, галерейный не учитывается, недавно этот рекорд побит). Примечательно, что на Францию приходится лишь 18% оборота, а 53% — на Англию7, еще 28% — на США. Оборот — громко сказано. Картины де Сталя — редкость на аукционных торгах. Так в 2002 году с торгов были проданы 25 работ, а в 2003-м — всего 12.

Среди рейтинговых продаж картин де Сталя на Sotheby’s в 2004 году можно отметить работу «Средиземноморье» 1954 года. Большое жизнерадостное полотно — конечно, абстракция, но нельзя не почувствовать какую-то пейзажную предметность (если представить, что изображен вид с высоты птичьего полета). Работа относится к ценному, последнему периоду творчества де Сталя, когда художник экспериментировал, немного отклоняясь от беспредметности. Не случайно верхняя граница эстимейта была установлена на миллионе фунтов (немногим меньше двух миллионов долларов). Да и результат закономерен: 1,293 миллиона фунтов — рекордный показатель для легендарного абстрактного экспрессиониста.

Довольно необычно выглядит и «Натюрморт» 1952 года — в нем художник снова балансирует на грани абстракции и предметности. Итоговая цена «Натюрморта» вдвое превысила нижний эстимейт и составила 700 тысяч фунтов, став еще одним «миллионником» в пересчете на доллары.

Графика де Сталя периодически предлагается на французских аукционах и отличается высокой по меркам художника степенью доступности.

Акварели, работы углем, пастели среднего размера имеют эстимейты 12–15 тысяч евро и продаются обычно по ценам, не выходящим за границы экспертной оценки.

Сергей Поляков

Сергей Георгиевич Поляков (Serge Poliakoff, 1900–1969) — ровесник XX века — добрался до Парижа в 1923 году. Позади у сына конезаводчика были Москва, где он родился, Киргизия, где вырос, и Константинополь, куда шли пароходы с русскими эмигрантами.

Рисовать Серж Поляков начал в 24 года, совмещая это занятие с игрой на гитаре (его тетя, Надя Полякова, была известной по тем временам певицей, исполняла романсы, часто гастролировала по Европе). Учился в той же парижской школе Шомьер, где и Ланской. Два года — с 1935 по 1937 — будущий художник учился живописи в Англии. Его творческую судьбу и основное направление в живописи, как и для де Сталя, определила встреча с Василием Кандинским в 1937 году и дружба с Соней и Робером Делоне. Со временем именно в жанре беспредметности Поляков добился успеха. В 1945 году состоялась его первая персональная выставка, а в 1947 году Серж Поляков уже был награжден призом Кандинского. В 1950-е годы Поляков вошел состоявшимся художником со своим стилем в абстракции. Его отличают особая геометрия композиций и, главное, особые «излучающие» краски — теплые с золотистым компонентом.

Инвестиционная «математика» по работам Сержа Полякова в трактовке аrtprice.com следующая: 100 долларов, условно инвестированные в его работы в 1997 году, превратились бы в 189 долларов в 2003 году. Резкий рост цен начался в 2001 году (что традиционно для «русского зарубежья»), однако, в отличие от де Сталя и Ланского, ценовой график восходит по более пологой, плавной траектории.

На мировом аукционном рынке среднего размера (класса 60 х 70) живописные композиции Полякова в 2004 году продаются по цене от 200 тысяч евро и выше. Но о каком-то типичном уровне говорить сложно. Эпизодически на торги попадают выдающиеся вещи, которые ломают всю «систему». Пожалуй, ценовой рекорд работ Полякова в 2004 году установила картина «Композиция с красным» (1954; холст, масло; 116 х 89), проданная 27 июня на торгах французского аукциона Perrin-Royere-Lajeunesse (S.V.V.). При эстимейте 300–400 тысяч евро ее итоговая цена составила 475 тысяч евро (577,6 тысячи долларов).

Графика художника странным образом вообще не отличается демократичностью цен. Небольшие гуаши (класса 30 х 45) продавались в диапазоне 20–40 тысяч долларов, что для графики, пусть и «сочной», необычно дорого и вполне сопоставимо с ценами на работы Полякова маслом.

Продолжение следует…

 


1 Продолжение. Начало см. в № 31 (143).. Возврат

2 В этом же контексте часто встречаются имена Сержа Шаршуна, Сони Терк-Делоне, Жана Пуни. Возврат

3 «Композиции» размером метр на два — не редкость для Ланского. Строго говоря, больший размер как технический параметр обычно повышает стоимость картины. Но есть эмпирический порог, когда слишком большой размер становится скорее недостатком картины. В случае с Ланским потенциального покупателя начинает отпугивать тот факт, что картину будет элементарно некуда повесить. Даже если удастся физически, то композиционно огромная и яркая «абстракция» затмит все вокруг, приковывая к себе основное внимание. Возврат

4 Цену в 150 тысяч евро, в частности, объявляла галерея Le Minotaure, которая привозила несколько композиций Ланского сопоставимого качества и одинаковой цены, включая очень впечатляющую «31 мая» (1960; холст, масло; 193 х 97,5). Возврат

5 Художник, применяющий технику крупных цветовых пятен. Возврат

6 На Moscow World Fine Art Fair в июне 2004 года галерея Jan Krugier, Ditesheim & Cie привозила работу де Сталя «Футболисты / Футбол в лучах прожекторов» (1952; холст, масло; 81,3 х 65,5), в качестве ориентировочной цены которой назывались 3 миллиона долларов. При этом, по оценкам экспертов, эта цифра приближается к рыночной цене на работы этого особого периода в жизни и творчестве художника. Возврат

7 Впрочем, для получения внушительного процента по обороту достаточно нескольких крупных сделок. Возврат