Директор-Инфо №27'2004
Директор-Инфо №27'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Фондовый рынок: не сезон

Алексей Логвин

Сложившиеся ранее негативные тенденции в июне преодолены не были — среднесрочный нисходящий тренд сохранился. Кроме того, возник ряд факторов, затрудняющих возобновление устойчивого роста в ближайшем будущем.

В июне можно выделить два достаточно похожих периода ценовых движений акций. В начале каждого из них отмечался относительно быстрый рост, который был результатом того, что инвесторы получили повод для менее пессимистичной оценки некоторых крупных компаний. Соответственно, этот рост оказывался непродолжительным, и вскоре рынок вновь переходил под контроль «медведей». Движение индекса РТС (рис. 1) происходило в рамках краткосрочного нисходящего канала (красные линии). Оба периода роста окончились неудачной попыткой преодолеть важный уровень сопротивления, линию 200­дневного среднего, что является сильным негативным сигналом.

Рост в начале месяца мог рассматриваться как коррекционное движение после масштабного падения в конце мая, вызванного новостями по ЮКОСу и ГМКН. Действия первой компании были восприняты участниками рынка как подготовка к выводу активов, вторая же стала жертвой общей напряженной ситуации на рынке, когда любая новость может быть интерпретирована как сигнал к продажам.

Более важные события развернулись во второй половине июня. К середине второй декады одной из основных идей, на которых строились торговые стратегии, была идея о скором банкротстве ЮКОСа, проигравшего суд против МНС и вставшего перед необходимостью выплатить астрономические недоимки по налогам. Поэтому многие игроки ожидали значительного движения рынка вниз и активно открывали короткие позиции. В период с 9 по 16 июня индекс РТС опустился на 9,4%, потери же самого ЮКОСа достигли 25% (рис. 2). Однако ожидания «медведей» не оправдались. Сделанное Президентом заявление о нежелательности банкротства нефтяного гиганта радикально изменило складывавшуюся картину: уже через час после появления этой информации на лентах ведущих агентств на ММВБ и в РТС пришлось приостанавливать торги, поскольку закрытие коротких позиций приобрело панический характер.

Заявление Путина позволило переоценить ряд политических рисков, которым подвержен не только ЮКОС, но и некоторые другие компании. Примечательно, что по темпам роста в тот момент от акций ЮКОСа лишь ненамного отстали бумаги ГМКН, который также весьма подвержен «олигархическим» рискам.

Развитие событий вокруг ЮКОСа в мае — начале июня позволяло предположить, что практические шаги властей, отражающие произошедшие изменения в их отношении к компании, будут предприняты достаточно быстро. На самом же деле все вышло наоборот — в судебных разбирательствах объявлялись длительные перерывы, разъяснений по поводу графика выплат, якобы согласованного с МНС, не появилось. По­видимому, любое затягивание судебного разбирательства должно рассматриваться как негативный сигнал.

В списке самых важных из неразрешенных пока вопросов главными можно назвать вопросы о возможной продаже части активов компании и ее будущем менеджменте. Предложенная самим ЮКОСом схема, когда активы продаются госкомпании, а вырученные средства используются для расчета с МНС, может вызвать возражения со стороны миноритарных акционеров. Справедливая оценка стоимости — вот основной камень преткновения. Замена г­на Кукеса на «настоящего» иностранца, г­на Тиди, является для инвесторов сигналом о неизменности политики компании по отношению к миноритариям. Сигнал этот, однако, не стоит переоценивать. Возможная в скором будущем смена владельцев контрольного пакета способна радикально изменить ситуацию.

С технической точки зрения картина c акциями ЮКОСа выглядит достаточно тревожно. Пока график удерживается вблизи верхней границы канала, формировавшегося сразу после ареста Ходорковского, однако сигналы индикаторов носят явно выраженный «медвежий» характер. Первые же шаги МНС и судебных приставов, связанные с реальным взысканием 99 млрд рублей, могут спровоцировать значительное движение цен вниз. Целью падения могут оказаться уровни 180–190 рублей.

Цены «голубых фишек» по итогам месяца изменились разнонаправлено (рис. 3). В числе аутсайдеров оказались акции ЛУКОЙЛа, ГМКН и Мосэнерго. Лишь в случае ЛУКОЙЛа (рис. 4) подобный результат отражает фундаментальные изменения. По­видимому, в цены LKOH уже начинает закладываться проведение в III квартале аукциона по продаже остающегося в государственной собственности пакета акций (7,6%). Хотя способ продажи (одним лотом) является наименее болезненным для рынка акций, сам по себе факт проведения аукциона в среднесрочной перспективе будет оказывать понижающее давление и перевешивать другие корпоративные новости. График цен LKOH вот уже три месяца остается в пределах нисходящего канала (оранжевые линии). Перелом сложившейся тенденции возможен здесь лишь в случае радикального улучшения общей ситуации на рынке.

Несмотря на значительное падение цен в конце месяца, в число лидеров роста вошли и акции Газпрома (рис. 5). Поводом для игры на повышение в середине июня стали ожидания публикации отчета об итогах деятельности в 2003 году по МСБУ. Ожидания эти из­за сохраняющихся высоких экспортных цен на газ были самыми радужными. Другой инвестиционной идеей, определявшей покупки бумаг GAZP, могла быть идея «раздела наследства ЮКОСа». Действительно, при принятии предложенной ЮКОСом в этот период схемы продажи части активов государственной компании для выплаты задолженности по налогам Газпром мог получить уникальную возможность для удачных приобретений. Заметим, что сам газовый монополист недавно заявлял о заинтересованности в расширении своего нефтяного бизнеса.

Во второй половине месяца представители Газпрома признали значительные трудности с выполнением программы контроля над издержками. По­видимому, шаг этот нужно рассматривать в контексте борьбы монополии за повышение внутрироссийских тарифов на газ.

Активная фиксация прибыли по бумагам Газпрома началась в день проведения собрания акционеров. Его итоги поставили перед инвесторами ряд вопросов. Во­первых, государство отказалось от одного из мест в совете директоров в пользу менеджмента, что не соответствует модели открытой прозрачной компании. Во­вторых, заявление о скором переводе акций Газпрома, находящихся на балансе дочерних структур, непосредственно в руки государства порождает вопрос о правах и доле миноритариев. Действительно, маловероятно, что государство напрямую выкупит акции по их рыночной стоимости — слишком велика требующаяся для этого сумма.

Давно ожидающаяся либерализация рынка акций GAZP уже с запасом заложена в цены и едва ли сможет вызвать еще хотя бы один рывок цен вверх. Напротив, всякое затягивание данного вопроса будет служить тормозом для роста или даже провоцировать активные продажи.

Отдельного рассмотрения заслуживают бумаги ведущих энергокомпаний, РАО «ЕЭС России» и Мосэнерго. Бумаги последней пострадали дважды, причем оба раза причины для падения были внешними, не связанными непосредственно с деятельностью компании. В начале месяца активные продажи бумаг Мосэнерго (рис. 6) рынок связывал с последствиями банковского кризиса: один из крупных банков­акционеров якобы существенно сокращал принадлежащий ему пакет. В то же время существовала еще одна торговая идея, определявшая продажи. Выгодным представлялся перевод средств в акции РАО «ЕЭС России» из­за ожидавшегося до конца месяца решения принципиального вопроса о распределении акций формируемых оптовых генерирующих компаний (ОГК). В последние дни июня чаша весов сдвинулась в другую сторону. Утверждение акционерами программы разделения компании по видам бизнеса стало сигналом к покупкам и позволило отыграть часть понесенных потерь.

Надеждам акционеров РАО «ЕЭС России» (рис. 7) не суждено было сбыться. Состояние неопределенности сохранится как минимум до конца года. Именно к этому времени правительство обещает определиться с важнейшим вопросом реформирования отрасли. Затягивание решения резко изменяет систему ожиданий. Привлекательность долгосрочной стратегической покупки снижается: ведь, приобретая бумаги РАО, инвесторы замораживают средства на длительный срок и подвергаются целому ряду дополнительных рисков. Соответственно, можно ожидать, что в ближайшие месяцы акции РАО будут лишены стимула к росту и останутся лишь инструментом спекулятивных операций.

С технической точки зрения в динамике акций РАО и Мосэнерго есть общее. Для цен обеих бумаг одним из основных ориентиров является сейчас значение 200­дневной средней. По­видимому, в среднесрочной перспективе лишь акции Мосэнерго смогут закрепиться на уровнях выше этой важной линии.

Июнь стал не самым удачным месяцем и для «второго эшелона». Среди всех секторов рынка лишь телекоммуникационному удалось продемонстрировать прирост выше индекса РТС (рис. 8). Тем не менее даже здесь активность участников была сосредоточена на нескольких бумагах.

Негативная динамика цен акций ОМЗ определила значительное падение индекса машиностроительного сектора. Помимо того, что трудности с объединением ОМЗ и Силовых Машин являются негативным сигналом для самих этих компаний, они могут снизить для инвесторов привлекательность всего сектора.

Понижение котировок бумаг металлургических компаний отражает начавшуюся коррекцию на рынке их продукции. Резкое (до 35%) снижение цен Мечелом, предпринятое в конце месяца, может быть лишь первым шагом. Данные по запасам металлопроката у крупнейших российских оптовых фирм также не позволяют надеяться на быстрое восстановление прежних уровней цен. Действия антимонопольного ведомства, продолжающего разбирательство о якобы имевшем место сговоре между несколькими ведущими производителями металла, являются негативным сигналом, хотя и менее значимым.

Ситуация со «вторым эшелоном», вернулась к состоянию примерно годичной давности — спрос сконцентрирован в отдельных бумагах, и цены постепенно подтягиваются к ценам «голубых фишек».