Директор-Инфо №24'2004
Директор-Инфо №24'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Оппозиция здравому смыслу

Олег Татарников

Впрочем, и рядовые автовладельцы в различных интернет­конференциях тоже часто хвалят Subaru, но опять же в большинстве те, кто еще не купил их или сразу после покупки. А те бедолаги, которые встретились с реальными трудностями при эксплуатации автомобилей этой марки, быстро исчезают из Интернета и начинают эпопею долгих мытарств по автосервисам.

Безотчетное преклонение соотечественников перед многократным обладателем мирового титула чемпиона по ралли (WRC) как в командном, так и в личном зачетах — марке Subaru — очевидно, причем эту марку у нас считают спортивной даже те, кто слова «ралли» и слыхом не слыхивал. Впрочем, удивляться тут нечему — этот имидж постоянно подогревается и самой корпорацией Fuji Heavy Industries (FHI), владеющей маркой Subaru, и первым официальным дилером Subaru в России — компанией «У Сервис+», главой и основателем которой является знаменитый спортсмен­автогонщик Сергей Успенский.

Когда сочиняется «спортивная» сказка, казалось бы, не нужно никого уверять, что между ее персонажами и живыми людьми нет ничего общего. А вот в автомобильном бизнесе, даже если постоянно напоминать, что между спортивными болидами Subaru Impreza WRC, участвующими в ралли, и скромными седанами/универсалами гольф­класса Subaru Impreza довольно мало общего, покупатели последних все равно отказываются этому верить.

Между тем большинство владельцев этой марки в мире — скучнейшие прагматики, которых абсолютно не волнует раллийная харизма, созданная стремительной Subaru Impreza WRC. Среди главных причин покупки автомобиля Subaru они обычно называют полный привод (который особенно практичен зимой), японское качество и нейтральный имидж, благодаря которому опасность угона сводится до минимума.

И правда, трудно найти машины более скучные и «правильные», чем большинство моделей Subaru. Они — как витамин, который принимаешь по необходимости, пытаясь отдалить наступление старческого маразма. Аскетичные салоны, плохо освещенная приборная панель, дешевая внутренняя отделка, скрипучая пластмасса, жесткий кожзаменитель, архаичные средства управления вентиляцией, тесное внутреннее пространство, достающееся водителю и пассажирам. Ничто в этих автомобилях не пробуждает светлых чувств, и покупаются они только теми, кто осознанно выбирает безопасность и хочет уверенно передвигаться по любым дорогам при любых погодных условиях. Ведь полноприводному автомобилю Subaru по большому счету все равно, в каком состоянии эти самые дороги находятся. Засыпаны ли они снегом, покрыты ли слоем грязи или испохаблены дорожными службами...

Не нравится — не ешь!

Серьезной ошибкой ряда местных дистрибьюторов Subaru является позиционирование этих автомобилей как машин для фанатиков или «людей, которые реально знают толк». Да, на этапе «раскрутки» марки это, возможно, обеспечит некоторый наплыв покупателей (ведь многие втайне надеются, что они­то уж точно знают толк!), однако со временем это может дать определенный перекос в имидже данной марки и отвратить от нее серьезных людей.

Впрочем, формированию имиджа «только для понимающих» немало способствовала и сама компания FHI. Кредо компании было сформировано еще на этапе ее становления, когда руководитель группы конструкторов первого легкового автомобиля марки Subaru (модель 360 начала 1950­х была чем­то похожа на отечественную инвалидную коляску из кинофильма «Операция “Ы” и другие приключения Шурика») господин Момозе сказал: «Делайте то, что не делал еще ни один производитель». Тем самым он определил основную концепцию развития марки Subaru и, если хотите, философию этой компании на годы вперед. Затем был сделан первый переднеприводный автомобиль в Японии, а чуть позже, в начале 1970­х, первый полноприводный семейный седан/универсал в мире (в 2002 году компания отмечала 30­летие своего «полного привода»).

С тех пор многое изменилось, японский автопром завоевал прочные позиции в Старом Свете и вытесняет с рынка даже таких признанных производителей автомобилей, как немецкие. Причем, завоевывая другие рынки, японские производители неизменно мимикрируют под популярные местные марки, удовлетворяя тем самым локальные запросы потребителей. А вот компания Subaru, напротив, крайне неохотно меняет свою суровую самурайскую философию и продолжает проповедовать приземленный аскетизм, оставаясь единственным островком японского здравого смысла.

При этом в компании стараются никогда не копировать других: наоборот, именно конструкторам Subaru принадлежат многие разработки, не имевшие (или не имеющие до сих пор) аналогов в мире.

Возможно, корни такой нарочитой оригинальности и нездорового консерватизма уходят глубоко в историю компании, которая создавалась японской военщиной. Дело в том, что современный концерн FHI является прямым потомком компании Nakajima Aircraft, которая была создана еще в 1917 году как Авиационная исследовательская лаборатория. В скором времени эта лаборатория превратилась в Nakajima Aircraft Co., Ltd и стала производить военные самолеты, которые принимали активное участие в боевых действиях во время Второй мировой войны. Однако к моменту окончания войны в 1945 году производство самолетов было остановлено, а компания прекратила свое существование в рамках демилитаризации Японии. Затем, после долгих мытарств и поиска других потребителей тех высоких технологий, которые использовались в авиационной промышленности, объединений и разделений, образовался наконец военно­промышленный концерн Fuji Heavy Industries. Тот самый, который мы знаем сегодня, и который, помимо самолетов, железнодорожных вагонов и прочих изделий тяжелой промышленности, стал производить и автомобили.

А лозунг современной марки Subaru еще более амбициозен, чем прежние — «Think, Feel, Drive» («Думай, Чувствуй, Управляй»), что, безусловно, не может не отпугнуть простого обывателя.

Непомерная сложность…

В автомобиле нет не важных частей. Любая составляющая выполняет определенную роль, отведенную ей конструкторами. В этом смысле машины марки Subaru можно выделить в отдельную группу. Причины кроются в их конструктивных особенностях. Все модели, официально поставляемые на российский рынок, имеют так называемые «оппозитные» двигатели (т. е. с горизонтальным расположением цилиндров). Такая конструкция заимствована из авиастроения: подобные двигатели до сих пор применяются в легких спортивных самолетах.

С одной стороны, это хорошо, так как использование подобной компоновки обеспечивает автомобилю низкий центр тяжести, а следовательно, он незначительно кренится в поворотах, быстро и точно реагирует на действия водителя.

Кроме того, оппозитный двигатель легче двигателей других типов, так как блок цилиндров у него короткий и жесткий, а сам двигатель выполнен из алюминиевого сплава. Мотор хорошо уравновешен, обладает низким уровнем шумов и вибраций.

Но с другой стороны, подобные двигатели (как и в целом моторы V­образной компоновки) более сложны в ремонте и обслуживании по сравнению с обычными рядными двигателями. Так, например, ресурс опорных шеек коленвала по сравнению с рядными двигателями снижен, так как на каждую из них приходится двойная нагрузка.

Из­за того, что цилиндры расположены друг напротив друга, такая простая операция, как замена свечей (особенно актуальная при нашем отвратительном бензине) превращается в сложную процедуру, требующую навыков, специального инструмента и сопровождающуюся снятием части навесного оборудования или даже приподниманием самого двигателя (на некоторых моделях), которое невозможно осуществить в «полевых» условиях. Еще более сложные операции приходится проделывать при замене ремня ГРМ и при некоторых других работах. Кроме того, не все «оппозитники» Subaru отличаются высокой прочностью и надежностью. Часть из них весьма склонна к перегреву, короблению блока и пробою прокладок головок блока цилиндров (что обойдется владельцам в кругленькую сумму — около 1,5 тыс. долл. и выше), причем перегрев может случиться на втором­третьем году жизни (при пробеге в 40–60 тыс. км), что, опять же, усугубляется использованием некачественного бензина. Компания FHI, кстати, так и не признала наличие проблемы хронического перегрева своих моторов EJ25 (2,5 л DOHC), но в 1999 году модифицировала эти двигатели (пойдя скорее по пути упрощения конструкции). В результате теперь они брызгаются антифризом гораздо реже и немного по­другому.

Как видите, использование оппозитных двигателей на автомобилях Subaru ничего хорошего не сулит (недаром 4–х и 6–ти цилиндровые оппозитные двигатели выпускает в Японии только компания Subaru, а в мире есть еще один производитель подобных конструкций — Porsche).

При этом двигатели Subaru, как правило, отличаются умеренной степенью форсирования, отсутствием изменяемых фаз газораспределения, систем непосредственного впрыска топлива и т. п. Это, соответственно, не позволяет им достигать той же мощности на литр объема, что и у конкурентов. Кстати, и дизели на автомобили марки Subaru не ставят.

Помимо оппозитного расположения цилиндров, отличительной особенностью автомобилей Subaru является симметричная трансмиссия. Двигатель, коробка передач и карданный вал находятся в продольной оси автомобиля, так что при этом длина всех четырех полуосей, вращающих колеса, одинакова. В результате масса автомобиля разнесена поровну на каждую сторону, что обеспечивает хорошую балансировку. Как результат — высокая устойчивость автомобиля на дороге.

Однако и в конструкциях трансмиссий автомобилей Subaru есть одна неприятная особенность — автомобиль может быть оснащен 4­ступенчатой автоматической или 5­ступенчатой механической коробкой передач, но как по конструкции полного привода, так и по поведению на дороге — это будут абсолютно разные машины. Кстати, автомобили с механической коробкой передач, имеющие нетурбированные двигатели, иногда зачем­то оснащаются демультипликатором, хотя никакими особенными внедорожными свойствами они при этом не обладают.

Четырехступенчатый «автомат» Subaru заметно приглушает темперамент и без того не самых динамичных двигателей. Разница во времени разгона до 100 км/ч между механической и автоматической коробкой передач в зависимости от двигателя составляет две–три секунды. По современным меркам, это почти вечность. Более быстрой и четкой работой автоматической трансмиссии отличается 5­ступенчатая коробка с режимом ручного переключения передач (водитель меняет передачи, покачивая рычаг вперед­назад), но она ставится только на самые дорогие версии Legacy Outback, оснащенные шестицилиндровыми моторами объемом 3 литра (этот вариант обозначается 3.0R).

Таким образом, если вам не нужен полный привод (который увеличивает потребление топлива, снижает максимальную скорость, повышает шумность и усложняет конструкцию), то выбор автомобилей марки Subaru не кажется привлекательным.

Отсутствие комфорта

Свой полувоенный аскетизм компания FHI стремиться завуалировать все той же раллийной харизмой и налетом исключительности. По ее убеждению, когда водитель Subaru берется за руль, то в его памяти должен тут же вспыхивать образ раскрашенного по­боевому болида WRC, в салоне которого нет места всяческим излишествам, улучшающим комфорт — есть только трипкомпьютер, регулятор давления наддува турбины и тугие четырехточечные ремни безопасности.

И хотя какой­нибудь Outback или Forester никогда не выступал и не будет выступать ни в каком в раллийном первенстве, его салон все равно должен ассоциироваться с кокпитами спортивных сородичей по марке.

При этом даже в самых дорогих современных моделях Subaru трудно подобрать удобную посадку, так как руль там до сих пор не регулируется по вылету. В результате, несмотря на наличие многочисленных регулировок, добиться идеальной посадки никак не удается (к тому же подводит ступенчатая регулировка угла наклона спинки водительского сидения и ограниченный диапазон ее перемещений) и создается впечатление, что салон рассчитан на длинноруких и коротконогих людей. И вообще, на высокорослых (свыше 185 см) эти автомобили не рассчитаны, а сзади у таких моделей как Impreza или Forester с комфортом сможет разместиться разве что малолетний ребенок. Да и сами сиденья не слишком удобны для таких дорогих автомобилей.

Внутренний интерьер автомобилей Subaru ничем особенным не отличается. Если закрыть эмблему на руле, сфотографировать и показать снимок даже знающему человеку, тот едва ли определит марку — это просто добротный салон среднего японского автомобиля. Интерьер отличается предельной строгостью, а в отделке салона изобилует недорогая пластмасса серых тонов, невзрачную традиционность которой не могут освежить даже «металлические» вставки на панелях. И хотя каждая деталь сделана с высоким качеством, во всем чувствуется своеобразный «пластмассовый» привкус.

Что касается внешнего дизайна, то и он у автомобилей Subaru тоже далеко не на высоте, причем невыразительность и консервативность часто сочетаются с какими­то инъекциями расхожих в автомобильном мире банальностей, словно конструкторы специально культивируют нейтральность и безликость как противоугонное средство. Одним словом, в облике автомобиля Subaru, как правило, нет и намека на изысканность или элегантность. Это такие крепкие, «правильные» работяги без излишеств.

Таким образом, и в дизайне Subaru «не хватает звезд с неба», видимо компания FHI рассчитывает, что потребителям достаточно и тех звезд, которые примостились на эмблеме Subaru.

Скрытая ненадежность

С одной стороны, автомобили Subaru отличаются высокой надежностью (особенно, если делать скидку на их конструктивную сложность) и занимают высокие места в различных рейтингах, а с другой… Вспомните, после чего разразился кризис в корпорации Mitsubishi чуть было не приведший к банкротству последней (причем дальнейшая судьба компании остается неясной до сих пор). Представители министерства транспорта Японии тогда провели обыск в штаб­квартире Mitsubishi Motors Corp. и обнаружили спрятанные пачки писем, в которых покупатели жаловались на дефекты приобретенных автомобилей. То есть вместо того чтобы переправлять жалобы в министерство транспорта, как того требует закон, корпорация их попросту утаивала и все нарекания игнорировала. Японские источники считают, что от властей утаили от 25 до 50% всех поступивших жалоб...

Так вот, нечто похожее произошло в 1998 году и с Fuji Heavy Industries, владеющей маркой Subaru. Тогда компанию серьезно оштрафовали за сокрытие жалоб (дефекты были обнаружены почти в 1,5 млн автомобилей), и ее акции тоже упали, но несколько месяцев спустя все пришло в норму.

Кстати, после этого компания Subaru «обзавелась калькулятором» и стала отметать подальше наиболее интересные, а значит, и дорогие идеи. Теперь лишь изредка прорывается что­нибудь свеженькое и необычное, а в остальном — это японские автомобили среднего уровня.

Секрет популярности

Плох тот политик, который не стремится быть в центре внимания. Хороший рецепт — уйти в откровенную оппозицию. Именно так и поступает концерн FHI, постоянно подчеркивая свою обособленность. Так, например, когда в начале 1970­х годов арабы объявили бойкот Израилю, туда перестали поставляться машины и не стало никакого фирменного обслуживания, израильтяне смогли договориться только с одной компанией в мире — Fuji Heavy Industries, владеющей маркой Subaru, которая среди прочего стала поставлять им и автомобили. Компания FHI приняла счастливое для себя и для Израиля решение, проигнорировав весь арабский мир. С тех пор прошло немало времени, но любой порядочный человек среднего достатка, достаточно долго живущий в этой стране, ездил или ездит на Subaru, причем наличие в семье хотя бы одной Subaru для некоторых слоев общества просто обязательно. И даже многие политики и общественные деятели ездят на них до сих пор, хотя могли бы позволить себе и что­нибудь получше. Большое количество новых граждан, конечно, не дают закрепиться традициям, да и парк машин там сегодня быстро обновляется, но субъективное отношение к разным маркам машин в Израиле чувствуется особенно остро. Собираясь покупать машину, израильтянин смотрит сначала не на достоинства автомобиля, а на то, кто уже ездит на желаемой модели.

Единовластие Subaru в Израиле было довольно коротким, так как конкуренты быстро сообразили, что FHI продает в Израиль столько своих машин, сколько все они вместе взятые всем арабским странам. Однако вплоть до 2000 года в Израиле было зарегистрировано больше автомобилей Subaru, чем любых других марок. Причем Subaru в Израиле любят до сих пор, хотя последние модели неоправданно дороги, капризны и теряют рынок под давлением конкурентов.

Вот только, к сожалению, Россия — не Израиль и пересадить нас на Subaru Япония не сможет, наверное, даже в обмен на Курилы, хотя многие опытные водители признали машины этой марки наиболее приспособленными к российским дорогам.

В России с маркой Subaru дело обстоит плохо. Катастрофически не хватает сервисов, выбранную в салоне модель приходится ждать месяцами, а цены на новые автомобили у нас настолько высоки, что Subaru, пожалуй, единственный производитель, у которого при наших драконовских пошлинах «серые» дилеры способны конкурировать с официальными.