Директор-Инфо №24'2004
Директор-Инфо №24'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Банк в овечьей шкуре

Олег Боев

За судьбу своих денег, находящихся в российских банках, опасаются не только предприниматели, но и граждане­вкладчики. Банкам теперь мало кто доверяет. Но отчасти в кризисе доверия имеется большая доля вины и самих кредитных организаций, вернее их должностных лиц, которые во многих случаях рассматривают банк как личную кормушку. Мы уже неоднократно писали об этом, приводили некоторые способы увода денег из банков.

В этой статье мы приведем другие примеры того, как уводятся деньги и как кредитные организации обманывают своих кредиторов и должников.

Система под угрозой?

Уже много лет основная масса кредитов, которые получают заемщики, идет на развитие малого и среднего бизнеса. До последнего времени банки очень активно занимались таким финансированием. И при желании потенциальный заемщик, обзаведясь минимальным набором бумаг, подтверждающих его благонадежность и платежеспособность, мог найти банк, который соглашался выдать кредит на любой срок. Но в результате событий последних нескольких месяцев (отзыва лицензий у Содбизнесбанка и Кредиттраста), в «банковском мире» произошли некоторые изменения, и активность банков, связанная с кредитованием, заметно поубавилась.

Самые нелепые и абсурдные слухи подхватываются и распространяются многими СМИ, а бредовые идеи и предположения выдаются за прогнозы на ближайшее будущее. В итоге всеобщая истерия только подливает масла в огонь. Кредитные организации перестали доверять друг другу, и сегодня в банковской среде даже между старыми партнерами складываются более чем прохладные, а иногда даже и весьма напряженные отношения. В результате деятельность банков по взаимному кредитованию оказалась практически парализована. Итог налицо: дефицит наличных денег, которые нельзя найти ни под какие проценты.

Кстати, и клиенты банков сегодня активнее чем когда бы то ни было интересуются скандалами и слухами, которые касаются банковской системы страны и стремятся выяснить, насколько устойчивое положение у банка, в котором открыт счет или который является должником по какому­то обязательству. Но даже сами собственники кредитных организаций в большинстве случаев не знают, что их ждет дальше, в будущем, окажется ли оно светлым и стоит ли в него идти. Сразу отметим, что не радужные перспективы у тех банков, которые допускали и продолжают допускать нарушения законодательства и не исполняют предписания Банка России по их устранению.

Cудить о благополучии банка отчасти можно по его кредитному портфелю. К примеру, если кредитный портфель состоит из векселей Газпромбанка, банка «Абсолют» и еще пяти­шести известных кредитных организаций, то можно в 80% случаев говорить о том, что банк успешный. Если же кредитный портфель состоит из акций ООО «Ромашка» и ЗАО «Колокольчик», а учредителями банка выступают несколько кредитных организаций средней надежности, то выводы напрашиваются сами. Хотя как у первого, так и у второго банков в балансе могут быть указаны хорошие цифры, и обе кредитные организации могут находиться в одной и той же категории надежности банков.

Банк банку — друг, но…

Бывает, что кредиты, взятые на законных основаниях, на самом деле разбазариваются заемщиком и тратятся им не по назначению. Причем этим грешат и сами банки, которые берут под проценты деньги у другой кредитной организации, а в итоге такое «проедание» кредита приводит банки к отрицательному капиталу и в конечном счете — к банкротству. Однако вместо того чтобы принять меры к выправлению ситуации, банки­должники набирают все больше и больше межбанковских кредитов, совершенно не думая о том, как их потом отдавать, и тем самым только наращивают риски.

Нередко банки, получая кредиты под какие­то свои проекты, не могут правильно распорядиться заемными средствами и оказываются в «долговой яме», из которой им уже трудно выбраться.

Пример Региональный банк взял у другого банка кредит на 20 млн долл., необходимый для строительства промышленного комплекса. Через некоторое время банк­заемщик надеялся получить от этого объекта очень большую прибыль. Но с самого начала дела как­то не заладились: часть кредитных денег почему­то «ушла» в неизвестном направлении, возникли и другие препятствия со строительством. Представители и собственники банка, поняв, что им теперь уже никогда не вернуть этот кредит, да еще и с процентами, принялись растаскивать все, что осталось. После того как банк оказался «на дне», у него была отозвана лицензия, и позднее он был признан банкротом.

Встречаются случаи, когда кредиты выдаются под обеспечение векселей фирмы­заемщика. Но часто такие схемы используются для вывода активов банка, и подобные сделки заключаются с фирмами, подконтрольными учредителям этого же банка. А при проверках деятельности кредитной организации оказывается, что у фирмы­заемщика, руководство которой «растворилось» вместе с деньгами, имеется только оболочка, и никакими активами даже для прикрытия она не располагает и никогда не располагала. Как в такой ситуации она получила кредит, да еще и под собственные векселя, — непонятно. В итоге у контрольных органов к банку возникает множество вопросов. В подобных махинациях замечены не только полукриминальные кредитные организации, созданные специально для того, чтобы намыть или отмыть деньги, но и внешне вполне благополучные «киты» российской банковской системы. Впрочем, иногда вывод активов все же пытаются как­то замаскировать, чтобы хотя бы внешне все выглядело более или менее пристойно.

Пример Банк X выдал некоему ЗАО кредит на развитие бизнеса. В качестве обеспечения выступили собственные векселя ЗАО. Позднее это ЗАО выпустило новые векселя и продало их банку X. По сути, был получен новый кредит. Но, так и не успев создать своего производства, фирма обанкротилась, и банк оказался в убытке. То оборудование, которое покупалось фирмой, как оказалось, ничего не стоило, несмотря на то что в представленном банку бизнес­плане все было прописано очень красиво. Конечно, банк получил какие­то копейки в процессе банкротства ЗАО, но эти суммы погасили лишь небольшую часть долга.

В других случаях банками применяется следующая схема: банк выдает кредит некой фирме, а та в качестве обеспечения передает банку векселя, плательщиками по которым является компания, в финансовом благополучии которой сомневаться не приходится. Через некоторое время после того, как кредит и проценты по нему не возвращаются в срок, банк предъявляет векселя к оплате и… получает обоснованный отказ. Дело в том, что служащие банка просто «забывают» предъявить векселя к оплате, когда наступит срок платежа, указанный в этих ценных бумагах. Иногда такие векселя более года лежат в банке, ждут своего часа, пока не будут предъявлены плательщику, и не выяснится, что буквально накануне истек срок платежа.

Встречаются ситуации, когда занимающие ключевые посты представители банка, которые не намерены долго задерживаться на своем месте, обогащаются за счет своей кредитной организации и как могут «помогают жить» своим близким знакомым и родственникам. После увольнения некоторых должностных лиц банка всплывают многие их прежние злоупотребления.

Пример Гражданин X получил ипотечный кредит в банке под крайне низкий процент. Некоторое время платежи приходили исправно, но потом на протяжении трех месяцев от заемщика не было ни слуху ни духу, ни денег. В банке забеспокоились и провели небольшую проверку. Выяснилось, что кредит был выдан знакомому недавно уволившегося председателя правления банка и по указанию последнего. Обеспечением по договору выступал домик в деревне, находящейся в отдаленном регионе. Банк обратился в суд и в результате получил право реализовать развалины «исторического» домика. А банку пришлось долго и трудно объясняться с представителями контрольных органов, доказывая, что злоупотребление было допущено уволившимся председателем правления.

Под подозрением контрольных органов могут оказаться и сделки, по которым банк выдал кредит под необычайно низкий процент или вовсе без процентов. Если количество таких кредитов превысит некую критическую точку, то уже сам банк испытывает нехватку средств, и тогда возникает угроза остановки работы кредитной организации. В таких случаях банки, чтобы продолжить работу, привлекают заемные средства и сами берут кредиты. А чтобы информация об их финансовом неблагополучии не распространялась, банки просто не сдают обязательную отчетность в ЦБР. При этом частенько банки просто идут по кругу, беря кредит за кредитом, до той поры, пока не получат отказ… После этого остается всего полшага до банкротства.

С помощью лже­кредитов банки уводят активы, причем это делается достаточно открыто, и представители банков не боятся последствий. Между тем по закону за ряд финансовых махинаций предусмотрена уголовная ответственность.

Случается, что филиал банка, получает сомнительный кредит, который потом уходит неизвестно на что, а в дальнейшем банк оказывается не в состоянии погасить этот кредит и объявляется банкротом. Нередко ошибки случаются и из­за частой смены бухгалтеров банка, или же кредитные организации страдают из­за чрезмерного доверия своим партнерам по бизнесу.

Пример Банк выдал кредит АО. Кредит был основан на доверии партнеров и ничем не обеспечивался. Правда, между сторонами был подписан формальный договор залога векселей, которые, впрочем, ничего не стоили. Вскоре заемщик начал испытывать финансовые затруднения и не смог вернуть кредит в срок. Партнерские отношения сошли на нет, и события развивались, как в криминальном романе: доверие закончилось, и начались разборки. Впрочем, и эти меры не принесли результата, денег у АО действительно не было, и взять их было неоткуда. Тогда банк обратился в суд. В результате было вынесено решение суда о взыскании… все тех же векселей, стоимость которых не устраивала банк.

Бывает и так. Банки, которые обязаны проводить заседания кредитных комиссий (они должны оценить финансовое положение заемщика, сформировать его кредитное досье), не исполняют это требование, и кредиты оформляются задним числом или же вообще не оформляются. Обычно такие ситуации возникают, когда деньги выдаются второпях и оформить все бумаги нужно «еще вчера». Впрочем, если «нужному лицу» необходим очень крупный кредит, то руководство банка оказывает давление на членов кредитной комиссии, чтобы те случайно не отказали и приняли «верное решение».

Кстати, спешка, с которой выдаются кредиты, зачастую играет против банков. Из­за неправильно оформленных документов в судах они не могут доказать факты выдачи кредитов данным заемщикам по данному договору. И у суда возникает вопрос: а был ли мальчик, то есть кредит?

Нередки случаи, когда банк­заемщик не возвращает кредит другой организации, а в результате деятельность должника оказывается парализована.

Пример Один из региональных банков взял кредит у крупной финансовой корпорации. Когда наступил срок погашения кредита, отдавать долг было нечем. Кроме здания, в котором и располагался банк, у должника не было почти никаких активов. Естественно, кредитор потребовал продажи этого здания в счет погашения кредита и «набежавших» процентов. Однако отдавать кредит банк не торопился, надеясь договориться с корпорацией. Но корпорация подала иск о взыскании долга и просила применить обеспечительные меры. Суд запретил должнику пользоваться зданием. В результате возле здания была выставлена охрана, которая не пускала работников банка на рабочие места, и деятельность банка была парализована. Банку­должнику пришлось приложить усилия и изыскать деньги, необходимые для возврата кредита. После этого он смог получить здание в свое полное распоряжение.

Договор — не роскошь…

Выдача кредита оформляется договором, в котором определяются все особенности отношений сторон. Если какие­то моменты не урегулированы договором, то стороны должны руководствоваться законом или деловой практикой.

Встречаются случаи, когда умышленно или по недосмотру участников в договоре не указывается периодичность уплаты процентов по кредиту. А бывает, что вообще ни словом не упоминается о необходимости уплаты этих процентов.

Пример Банк X выдал кредит обществу Y. В кредитном договоре, который был подписан сторонами и скреплен печатями, о процентах — ни слова. Дело в том, что один из руководителей банка лично получил некую сумму от будущего должника и заверил его, что никаких официальных процентов банку платить не придется. Конечно, сумма взятки оказалась намного ниже тех процентов, которые должен был уплатить заемщик в соответствии с существующими ставками. Как потом уверяли в суде представители банка, они просто «забыли» включить соответствующие положения о процентах за кредит в текст основного договора. Помимо этого договора было заключено еще и дополнительное соглашение о залоге, согласно которому предметом залога выступал некий объект недвижимости, принадлежащий обществу Y на праве собственности.

В установленный срок заемщик вернул всю сумму кредита. Представители банка потребовали от общества еще и выплаты процентов. На это руководство бывшего заемщика указало, что обязательства были выполнены в строгом соответствии с условиями договора и что никакие проценты там вообще не упоминались. «Спохватившись», банк обратился в суд. В исковом заявлении он требовал взыскать с общества Y задолженность по кредитному договору в виде процентов. В качестве обеспечения иска банк заявил ходатайство о наложении ареста на недвижимость, которая выступала предметом залога. Это ходатайство было удовлетворено, и суд вынес определение о наложении ареста на объект недвижимости.

Видя, что чаша весов склоняется в пользу банка и что при неблагоприятном исходе разбирательства, велик риск потерять недвижимость, поскольку цена иска росла изо дня в день, общество Y выплатило банку всю сумму процентов.

Иногда между банком и заемщиком возникают споры из­за того, что кредиты выдаются в долларах, а возвращаются в рублях. Тут при возврате долга заемщики обычно руководствуются устными договоренностями с представителем банка. Между тем при возврате долга банк эти договоренности игнорирует и стремится получить деньги по максимуму. Кроме того, стороны нередко стремятся сыграть на курсовой разнице. Бывает, что банк требует возврата кредита по ставке рефинансирования, существовавшей на момент выдачи кредита, а заемщик желает выплатить сумму, рассчитанную по курсу, установленному на день возврата кредита. Чтобы избежать конфликтов, все подобные вопросы лучше заранее решить в договоре. В противном случае придется обращаться в суд. А практика по таким делам весьма противоречива, и неизвестно, в чью пользу будет вынесено решение.

Хочу вернуть кредит, но кредитор не хочет

Представьте себе парадокс: добросовестный должник желает возвратить свой долг банку, но не может этого сделать, поскольку препятствия создаются самим же банком­кредитором. Последний нарочно не принимает от должника денежные средства или документы на их перевод, надеясь «раскрутить» заемщика еще и на дополнительные проценты, искусственно создав просрочку платежа.

Обычно такое случается, когда до истечения срока погашения кредита остается всего лишь несколько дней. Например, кредит должен быть возвращен в форме наличных денег, а руководство банка выдумывает короткий операционный день. В других случаях должнику указывают на несуществующие недостатки оформления платежного поручения (нечеткие, бледные, смазанные печати, подписи, выполненные «не теми» ручками и чернилами). Когда эти недостатки будут устранены, «всплывут» новые, и окажется, например, что подписи на платежном документе почему­то не похожи на те образцы, которые имеются в банке, и пр. Ну а если никаких недочетов не обнаружится, то банк просто может не принять платежное поручение или деньги без каких­либо объяснений.

В таких случаях грамотные заемщики в спешном порядке осуществляют платежи по кредитам с других своих счетов, открытых уже в других банках.

Дважды в один карман…

Стороны кредитного договора часто стремятся поправить свое финансовое положение за счет другого участника. Так, заемщики не возвращают кредиты, а банки пытаются необоснованно стрясти деньги с проштрафившихся должников.

Пример Банк Х выдал кредит на развитие бизнеса обществу Y под финансирование строительства объекта недвижимости. В течение всего срока действия договора общество исправно ежемесячно погашало свою задолженность перед банком. Когда оставалось осуществить последний платеж, деятельность фирмы внезапно пошла на убыль — сказалась конкурентная борьба. Фирма не отказывалась погашать оставшуюся часть кредита, однако попросила небольшую отсрочку. Но представители банка заявили, что «не желают больше терпеть подобного», и дали фирме предусмотренный договором 10­дневный срок для погашения оставшейся суммы. За это время заемщик предпринял все возможные усилия для поиска денег, обращался во многие организации, но никто не смог помочь. Продав в экстренном порядке по бросовым ценам строительную технику, фирма погасила лишь часть задолженности перед банком. Но долг все же оставался, что и послужило банку формальным поводом для обращения с иском о взыскании задолженности с общества. По некоторым сведениям, банк желал получить в собственность часть почти возведенного объекта недвижимости, причем рассчитывал максимально затянуть рассмотрение спора, чтобы к моменту вынесения судебного решения долг общества подрос.

Однако до начала первого заседания по делу обществу все­таки удалось найти деньги и полностью погасить и оставшуюся часть задолженности, и «набежавшие» проценты. Вопреки ожиданиям общества, банк не отозвал свой иск. Когда в судебном заседании представители общества представили платежное поручение о переводе банку денежных средств в счет погашения долга, представители банка заявили, что переведенная сумма не имеет никакого отношения к долгу по кредитному договору. Правда, никаких доказательств этому у банка не нашлось. В итоге в иске банку было отказано.