Директор-Инфо №24'2004
Директор-Инфо №24'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Российские банки: кризис ликвидности или кризис доверия?

Ефим Синецкий

Сейчас у большинства средних и мелких российских банков (или, как говорят сами банкиры, банков второго и третьего круга) два основных источника головной боли. По одному на каждое полушарие мозга. Как эта боль отражается на компаниях­клиентах?

ГОЛОВНАЯ БОЛЬ №1

Банки в России всегда были самым «зарегулированным» видом бизнеса. Однако в последнее время степень контроля государства над коммерческими банками все более и более соответствует выражению «под колпаком».

Ряд нововведений ЦБ в области банковского законодательства негативно отразился в первую очередь на мелких и средних банках, которых в российской банковской системе физически больше, чем крупных.

Требования ЦБ РФ к ежедневному расчету банками экономических нормативов. Одно из самых болезненных для банкиров новшеств – необходимость ежедневного расчета экономических нормативов. Раньше, когда нормативы рассчитывались ежемесячно по состоянию на 1­е число, у банка в течение всего месяца была возможность всячески манипулировать своей ликвидностью (например, искусственно показывать высокую ликвидность). Теперь же «с легкостью необыкновенной» нарисовать красивые цифры в отчетности банк не может. При пятикратном несоблюдении нормативов в течение месяца Центробанк вправе применить к банкам­нарушителям различные неприятные для них меры воздействия. Поэтому с введением ежедневного расчета нормативов значительно осложнилась жизнь у банков с завышенным капиталом, неликвидными активами и короткими привлеченными средствами. Т. е. в первую очередь у «схемных» банков. Многие клиенты подобных банков уже успели почувствовать на себе ежедневный прессинг расчета нормативов.

Требования ЦБ к формированию уставного капитала банков. Требования к формированию уставного капитала (УК) банка также значительно ужесточились. Раньше уставной капитал банка формировался его владельцами в основном за счет заемных средств. Это было удобно как для самого банка, так и для его учредителей. Простейшая схема: банк выдает кредит своему учредителю. Учредитель вносит полученные деньги в УК этого же банка. Более сложная схема: банк выдает кредит компании А, которая в свою очередь выдает заем компании Б. Компания Б вносит деньги в УК банка.

Теперь уставной капитал банка должен формироваться только из собственных средств акционеров. Причем это должно быть документально подтверждено. Каждая эмиссия тщательно проверяется и утверждается Банком России.

В связи со вступлением в действие инструкции по формированию уставного капитала Банк России также ужесточил контроль за ранее сформированными капиталами. Если при проверке будет обнаружено, что уставной капитал сформирован не из собственных средств, то Банк будет вынужден его пересчитать, что приведет к несоблюдению экономических нормативов. Далее неизбежно возникают санкции.

Как это отражается на акционерах банка? Им становится невыгодно вкладывать средства в банк. По существующим нормативам, максимальный размер кредита, который банк может предложить заемщику–юридическому лицу, не может составлять более 25% от основного капитала банка.

Пример Основной капитал банка равен 100 ед. Для того чтобы изъять половину вложенных в банк средств, единоличный владелец банка должен воспользоваться двумя юридически никак не связанными фирмами, каждая из которых может получить в банке кредит в размере не более 25 ед.

А вот непосредственно своим акционерам–физическим лицам банк не может дать кредит более чем 3% от суммы основного капитала.

Сейчас банку невыгодно быть подконтрольным одному акционеру­хозяину. Ведь для того, чтобы вложить деньги в банк, необходимо их «очистить». Т. е. они должны представлять официально зарегистрированный доход, с которого в установленном порядке уплачены все налоги. Итак, вкладывая в банк даже 100 млн руб., хозяин банка должен показать их в отчетности своей компании как чистую прибыль. Можно себе представить российскую компанию, которая показывает в качестве прибыли такие суммы?

Требования к страхованию вкладов. В этом году вступил в силу закон о страховании вкладов физических лиц. Причем если банк не подал до определенного времени заявку на совершение операций со средствами физических лиц, то ранее выданная лицензия становится недействительной. Для получения подобной лицензии кредитной организации необходимо пройти комплексную проверку. Даже если у банка все идет хорошо, «заинтересованная» проверка всегда может обнаружить разного рода нарушения, которые в итоге не позволят банку получить лицензию. Поэтому на первый план при лицензировании выходит придание ходу проверки «нужного русла». Справедливости ради стоит заметить, что комплексные проверки банков проводятся достаточно редко, примерно один раз в два года. Впрочем, и при такой частоте проверяющий орган может отыскать в банке достаточное количество нарушений, а значит, отказать банку в выдаче лицензии.

Обострение борьбы с экономической преступностью. В начале 2002 года вступил в силу Федеральный закон №115­ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Как известно, закон обязывает банки сообщать в Федеральную службу по финансовому мониторингу (ФСФМ) об операциях своих клиентов на сумму от 600 тыс. руб. и выше, а также об операциях в иностранной валюте, эквивалентных вышеуказанной сумме.

Лицензия у Содбизнесбанка была отозвана вследствие неисполнения им требований этого закона. О чисто «политическом» характере проблем Содбизнесбанка свидетельствует хотя бы тот факт, что по соотношению суммарных обязательств и чистых активов этот банк до недавнего времени выглядел чуть ли не лучше, чем более крупные и солидные банки. По данным за I кв. 2004 г., суммарные обязательства Содбизнесбанка составляли 4,3 млрд руб., в то время как чистые активы — почти 6,6 млрд руб. А собственный капитал покрывал почти половину суммарных обязательств.

Вскоре после «несчастного случая» с Содбизнесбанком, глава ФСФМ Виктор Зубков, выступая на сессии Международной группы по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF) заявил, что в так называемом «черном списке» банков, подозреваемых в отмывании преступных доходов, находятся еще 10 кредитных организаций. Банки замерли в ожидании. Кто же будет следующим? На основании слухов об общем с Содбизнесбанком владельце, межбанковская молва назначила новым «козлом отпущения» Кредиттраст. Благо косвенные доказательства тому имелись: именно тогда в злосчастном банке проходила проверка ЦБ. Для того чтобы минимизировать риски, банки­корреспонденты Кредиттраста принялись закрывать открытые на него кредитные линии. А это привело в конце концов к тому, что банк не смог или не захотел расплатиться по своим обязательствам по досрочному выкупу облигаций.

Поскольку точный состав «черного списка» никому из банкиров не известен, банки стали настороженно приглядываться даже к вчерашним «добрым соседям» по межбанковскому рынку.

Головная боль №2

Мало того, что банкам стало трудно дышать под нахлынувшим «девятым валом» циркуляров и предписаний. Осложнилась ситуация на рынке межбанковских кредитов, то есть «кровообращение» банковской системы стало весьма и весьма нестабильным.

Ставки на рынке межбанковских кредитов начали понемногу расти еще с конца марта. К концу апреля они выросли до 12–15% для банков первого круга и до 30% — для второго уровня. Все это проходило на фоне достаточно существенного снижения суммы средств на корреспондентских счетах и депозитах. Еще зимой этот показатель находился на уровне около 0,5 трлн руб., а уже к маю снизился вдвое. Сам по себе факт уменьшения остатков средств на корреспондентских счетах ничего страшного не означает. Банки могут вкладывать свободные денежные средства в высоколиквидные (ОФЗ) или высокодоходные активы. Однако настораживает другое.

После отзыва лицензии у Содбизнесбанка и сворачивания деятельности Кредиттрастом, банки в панике стали закрывать друг на друга лимиты (попросту говоря, перестали давать друг другу в долг). В первую очередь этот негативный процесс затронул банки второго и третьего круга. В результате возникла ситуация: банку срочно нужно взять в долг деньги у другого банка. Однако тот просто боится дать кредит. Если банк осмелился дать деньги в кредит, то плату за риск по такой операции он заложит в более высокий процент. Что и вылилось в процентную свистопляску на рынке МБК. В самый разгар кризиса, в начале июня, процентные ставки по МБК у банков второго–третьего круга доходили до 70% годовых. В то время как банки первого круга кредитовали друг друга под 1–2% годовых. Разумеется, банки могут в любой момент обратиться за денежной помощью к «старшему брату» Центробанку. Однако для получения кредита при этом необходимо заполнить столько бумаг, что банку­заемщику наверное проще будет напечатать свои собственные деньги. Встречаются просто анекдотические ситуации, когда работники Банка России настойчиво звонят в нуждающийся банк и интересуются, по каким причинам банк не берет деньги в долг у государства.

В конце июня ситуация в банковском секторе вновь обострилась. Рейтинговое агентство НАУФОР приняло решение о приостановке рейтингов надежности банков «Диалог­Оптим» и «Павелецкий». Эксперты НАУФОР связывают подобное решение со сложной ситуацией на межбанковском рынке. Таким образом, ситуация «вспышка справа—вспышка слева» в банковском секторе продолжается.

Многие СМИ поспешили назвать происходящее на межбанковском рынке «кризисом ликвидности». Однако эксперты считают, что более правильным названием будет «кризис доверия». Банки первого круга продолжают проявлять осторожность при кредитовании более мелких банков. Те в свою очередь отказывают в кредитах своим клиентам, а для того чтобы восполнить дефицит ликвидности, готовы брать межбанковские кредиты под значительные проценты.

Обострилась и хроническая болезнь российских банков: у многих из них очень «короткие» заемные средства. Это означает, что банк постоянно кредитуется на МБК на срок всего 1–2 дня, а вот дает деньги в долг не менее, чем на полгода, чаще на год–два. В результате возникает явный дисбаланс между заемными и размещенными средствами. А значит, если к банку обратятся все его основные кредиторы, то у него реально не будет средств для погашения своих долгов.

Нынешняя накачанная слухами ситуация придает этой болезни оттенок летальности. Ведь в случае возникновения на рынке ажиотажа и паники (скажем, из­за слухов о возможности отзыва лицензии или применения госорганами санкций) многие банки сильно рискуют не расплатиться по своим обязательствам и оказаться «на боку».

Доходность банковского бизнеса продолжает неуклонно снижаться. Среднему, а тем более мелкому банку приходится выбирать: либо полностью соответствовать жестким нормативам ЦБ РФ и размещать привлеченные от клиентов средства в высоколиквидные активы (с точки зрения Центробанка таковыми являются только ОФЗ), получая при этом низкую доходность. Либо зарабатывать деньги на высокодоходных активах, принеся в жертву ликвидность и поминутно рискуя получить санкции от Банка России.

Прогноз банковской погоды

Время «карманных» банков прошло. Сейчас подобный банк не приносит дохода своему владельцу, да и эффективно обеспечить банковское обслуживание бизнес­процессов основной компании–владельца он уже не в состоянии. Разумеется, если «карманный» банк работает без «черной кассы», обналичивания и прочей псевдобанковской атрибутики начала 1990­х годов.

Крупнейшие российские банки сейчас предоставляют своим компаниям–клиентам гораздо больший пакет услуг. Они крепче стоят на ногах, привлекают более дешевые средства, меньше подвержены волнениям из­за различных рыночных слухов и гипотез.

Ситуация в секторе банков второго и третьего круга нестабильна. Появление малейших слухов о возможности применения к данному банку санкций со стороны ЦБ РФ или, тем паче, правоохранительных органов создает для него достаточно серьезные трудности. А значит, клиентам этих банков, к сожалению, спокойный сон отнюдь не гарантирован.

Вообще, российские банки в подавляющем большинстве своем живут сейчас слухами о возможных проблемах того или иного банка, а не здравым смыслом или реальными экономическими показателями. При взаимном кредитовании банками друг друга более значимую роль играют устойчивые личные связи их руководства и репутация топ­менеджеров и учредителей банков, а вовсе не фундаментальная аналитика и показатели финансовой устойчивости.

Одна из достаточно реальных перспектив развития российской банковской системы — уменьшение количества банков (поглощение мелких крупными, отзыв лицензии у наиболее «грязных» и т. п.) и обеспечение «прозрачности» их деятельности для государства. Ведь в этом случае контролировать бизнес­процессы непослушных компаний становится намного проще. Как говорится, в прозрачном банке — прозрачный счет.