Директор-Инфо №16'2004
Директор-Инфо №16'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Страховщик — не благотворитель. Он все равно свое возьмет

Елена Покидова

Об этом часто не догадываются предприниматели, которые в отношениях с деловыми партнерами полагаются на авось и на то, что контрагент догадается застраховать свой интерес. Дескать, если что — страховщик заплатит. Но и у страховщика есть законные права на компенсацию потерь в том случае, если он сможет обосновать свои претензии.

Причины возникновения вреда имуществу или интересам предпринимателей могут быть различными. Например, если помещенный на склад по договору складского хранения товар будет поврежден или погибнет в результате стихийного бедствия (наводнения, урагана и пр.), то никто не будет возмещать вред собственнику, если товар не застрахован. С другой стороны, если на том же складе прорвет ветхую трубу системы отопления, и вода зальет какие­то вещи, то отвечать за это перед поклажедателем будет хранитель1. Возместить свои убытки собственник сможет за его счет. Но если товар был застрахован, то поклажедатель обращается к страховщику, и тот выплачивает соответствующее возмещение. Получается, что страховая компания вместо склада возместила убытки поклажедателя… Но это вовсе не означает, что складу удастся уйти от ответственности. По закону страховщик, выплативший возмещение, получает возможность вместо страхователя требовать от лица, причинившего вред, возмещения расходов по произведенной выплате.

Переход к страховщику от страхователя или выгодоприобретателя права требования возмещения убытков с того лица, из­за которого эти убытки произошли и которое несет ответственность за причиненный вред, называется суброгация. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением норм, регулирующих отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки. Вот как это может выглядеть на практике.

Пример Экспедиторская компания приняла на себя материальную ответственность перед клиентом–отправителем товара за утрату, невозврат или повреждение переданного ей груза. Экспедитор заключил договор страхования гражданской ответственности экспедитора, застраховав свои имущественные интересы, связанные с обязанностью возмещения ущерба, нанесенного клиенту и третьим лицам вследствие физической гибели или повреждения имущества. Во исполнение своих обязательств перед клиентом экспедитор заключил договор перевозки грузов автомобильным транспортом и отправил товар адресату. Но при перевозке один из контейнеров опрокинулся, и находящийся в нем товар был поврежден. Экспедитор, оплатив осмотр и ремонт поврежденного товара, обратился к своему страховщику за выплатой страхового покрытия (стоимости услуг по осмотру товара и работ по его ремонту). Страховым актом повреждение товара было признано страховым случаем, и экспедитор получил положенное возмещение.

После этого в порядке суброгации страховщик предъявил иск о взыскании суммы выплаченного возмещения к перевозчику (лицу, ответственному за повреждение товара). Несмотря на возражения последнего, суд установил ответственность перевозчика перед экспедитором за сохранность и техническое состояние груза (при утрате — в виде стоимости, при повреждении — в виде расходов, связанных с ремонтом), признал право страховой компании на суброгацию и полностью удовлетворил ее иск.

Пример ООО–арендатор заключило договор страхования, по которому был застрахован предмет договора аренды (помещение пивного бара). По договору страхования выгодоприобретателем был назначен арендодатель (Комитет по управлению имуществом подмосковного города). В результате пожара застрахованное имущество было уничтожено, и страховщик выплатил Комитету страховое возмещение в размере 200 тыс. руб. После этого страховая компания обратилась к своему бывшему страхователю с иском о взыскании в порядке суброгации ущерба в сумме 200 тыс. руб. Страховая компания усмотрела в уничтожении застрахованного имущества вину ООО. Ответчик в возражениях на иск заявлял, что его вины в произошедшем нет. Суд не согласился с позицией ответчика, сочтя его утверждения не доказанными, и обязал ООО выплатить страховщику всю сумму иска. При этом в решении суда было указано, что договор аренды предусмативал ответственность ООО за сохранность арендуемого имущества и что помещения были уничтожены в тот период, когда ответчик использовал их для своей производственной деятельности.

Суброгационные требования страховщиков по транспортному страхованию имеют некоторые особенности. Ведь стороны договора перевозки руководствуются не только положениями этого соглашения и указаниями ГК РФ, но и нормами, закрепленными в специальных документах. Например, если товар был поврежден или утрачен в ходе морской перевозки, то нужно будет руководствоваться нормами морского права (Международная конвенция об унификации некоторых правил о коносаменте, Конвенция Организации Объединенных Наций о морской перевозке грузов, Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации и т.д.).

Если речь идет о воздушной перевозке, то нужно руководствоваться нормами Варшавской конвенции и Воздушного кодекса РФ.

Свои особенности существуют и при железнодорожной, речной перевозке, и при перевозке грузов автомобильным транспортом. Например, международными соглашениями, участником которых является Россия, установлена солидарная ответственность железных дорог разных стран. В России действует Транспортный устав железных дорог Российской Федерации (ТУЖД РФ), и соблюдение норм этого документа о порядке предъявления претензий и исков строго обязательно.

Международные автомобильные перевозки регулируются международной Конвенцией о договоре международной перевозки грузов автомобильным транспортом (КДПГ). При внутрироссийских перевозках автомобильным транспортом нужно принимать во внимание положения Устава автомобильного транспорта РФ.

Если клиент обращается к страховой компании с просьбой о страховании грузов, то последняя, согласившись на заключение договора, обещает при наступлении страхового случая выплатить оговоренное возмещение. При этом страховщики рассчитывают воспользоваться своим правом на суброгацию и получить с перевозчика или с экспедитора всю сумму, выплаченную страхователю. Но полностью возместить свои убытки им не удается.

Пример Организация–грузоотправитель (она же — владелец груза), отправила автотранспортом посреднической фирме большую партию товара. Этот груз сам отправитель застраховал в свою пользу. При перевозке товара произошло ДТП, в результате большая часть товара была повреждена. Потерпев убыток, организация–грузоотправитель обратилась в страховую компанию и полностью получила положенную по договору страховую выплату. После этого страховщик обратился к компании–перевозчику с требованием о возмещении ущерба. Та отказала, и тогда страховая компания предъявила судебный иск о взыскании выплаченных страхователю сумм в порядке суброгации с автотранспортной компании.

Суд первой инстанции вынес решение, которым удовлетворил этот иск. При этом суд сослался на ст. 796 ГК РФ, регламентирующую ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа, и п. 1 ст. 965, которой предусмотрен переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация). Но в дальнейшем это решение было отменено, и в иске страховой компании было отказано. При этом были приняты во внимание положения п. 2 ст. 965 ГК РФ, в соответствии с которым «перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки». Параграфами 2 и 5 раздела 11 Правил перевозок грузов автомобильным транспортом, утвержденных в соответствии с Уставом автомобильного транспорта, предусмотрено, что претензии и иски к автомобильному предприятию в случае недостачи, порчи или повреждения груза предъявляются грузополучателем. В соответствии со ст. 161 Устава автомобильного транспорта установлена возможность передачи права на предъявление претензий и иска от грузополучателя грузоотправителю. Но такая передача права на предъявление претензий и иска в соответствии с той же статьей должна удостоверяться переуступочной надписью на документе. В данном случае на товарно­транспортной накладной, которая была представлена суду, такая надпись отсутствовала. Из этого был сделан вывод, что у грузоотправителя не было права на предъявление претензии и иска к перевозчику о возмещении убытков. Поэтому и право от грузоотправителя к страховой компании перейти не могло.

При заявлении иска о взыскании с перевозчика (экспедитора) грузов денежных средств в порядке суброгации, страховщику очень важно предоставить суду доказательства того, что:

  • страховой случай наступил по вине перевозчика (экспедитора);
  • материальный ущерб наступил из­за того, что перевозчик (экспедитор) нарушил свои обязанности, предусмотренные договором и положениями действующего законодательства.

Конечно, нести материальную ответственность не хочется никому. От выплаты денег страховщикам причинители вреда почти всегда стараются уклониться всеми правдами и неправдами. Даже если вина этих лиц очевидна и установлена компетентными органами или судом и виновники не отрицают и не оспаривают сам факт причинения вреда, при обращении в суды страховщики, бывает, терпят полное или частичное поражение. Юристы ответчиков начинают выискивать и цепляться ко всем промахам и недочетам, которые допустили когда­то страховые компании, страхователи и выгодоприобретатели при оформлении договоров, страховых случаев и выплат. Например, если по договору имущественного страхования была застрахована автомашина, пострадавшая в ДТП, то только при рассмотрении дела о взыскании денег в порядке суброгации может обнаружиться, что в различных документах, составленных в разное время, имеются расхождения в сведениях о причиненных повреждениях.

В других случаях дела затягиваются из­за того, что ответчики оспаривают заключения экспертов о причинах наступления страхового случая или акты, составленные по результатам работы оценщиков.

Кроме того, если внимательно изучить договоры страхования и те документы, которые представлены страховщиками судам, можно порой обнаружить удивительные вещи. Например, что договор страхования является ничтожным или что имущество, которому был причинен вред, на самом деле не было застраховано. Если на такие факты обратить внимание суда, он вынужден будет признать, что страховая компания произвела выплату возмещения безосновательно и, следовательно, требования, заявленные ею в порядке суброгации, также лишены оснований, и самого права на суброгацию не возникло.

Пример В результате ДТП, виновником которого был признан работник ОАО Х, пострадал автомобиль, принадлежащий частному лицу. Эта машина была застрахована, и ее владелец, обратившись к своему страховщику, без проблем получил страховое возмещение. После этого страховая компания обратилась в суд с иском к ОАО Х (как к причинителю вреда) о взыскании ущерба в порядке суброгации. В судебном заседании ОАО–ответчик не согласилось с требованиями истца, заявив, что пострадавшая в результате ДТП автомашина объектом договора страхования не являлась. Суд с этим согласился и в иске отказал.

Вот почему это произошло. Договор имущественного страхования, на который ссылался страховщик, был заключен между ним и транспортной компанией ООО Y. По условиям упомянутого соглашения был застрахован риск повреждения, в том числе в результате ДТП, автотранспортных средств, перечень которых был приведен в отдельном приложении (Приложение 1) к этому договору. Но в данном Приложении пострадавший автомобиль не значился. Страховщик указал, что эта машина была упомянута в числе прочих в перечне застрахованных средств, указанных в Приложении 2 к этому же договору. В качестве доказательства суду было представлено письмо ООО Y в адрес страховой компании, в котором ООО предлагало считать застрахованными по вышеуказанному договору страхования еще несколько единиц автотранспортных средств. Эти машины были перечислены в приложении к письму. Страховщик на судебном заседании утверждал, что предложение ООО–страхователя было принято, договор был изменен и что второй перечень должен рассматриваться как Приложение 2 к договору страхования. Однако суд не согласился с мнением страховщика о том, что договор страхования был изменен. При этом суд сослался на положения ГК РФ. Ведь в соответствии с ч. 1 ст. 452 соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. А из ст. 940 ГК РФ следует, что договор страхования должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение этого требования влечет недействительность договора страхования. Таким образом, совершить соглашение сторон по договору страхования об изменении его условий можно только в письменной форме.

Доказательств того, что стороны договора страхования достигли в письменной форме соглашения об изменении его условий об объекте страхования, истец представить не смог. Поэтому у суда не было оснований для того, чтобы отнести пострадавший в результате ДТП автомобиль к застрахованному имуществу.

Если в отношении причинителя вреда заявлен иск о взыскании с него в порядке суброгации некой суммы и ответчикам становится ясно, что нести материальную ответственность все равно придется, им следует обратить внимание на то, каким образом были рассчитаны выплаты по договору страхования. В результате могут всплыть промахи страховщика и его ошибки в расчетах.

Пример Страховщик, выплативший страховое возмещение по договору страхования автомобиля, обратился в арбитражный суд с иском к организации, водитель которой был признан виновным в дорожно­транспортном происшествии. Возражая против иска, ответчик указал, что калькуляция восстановительного ремонта составлена по ценам, действующим на момент составления калькуляции, а не на момент наступления страхового случая, как это было предусмотрено договором страхования.

Суд первой инстанции полностью удовлетворил исковые требования. Ответчик обжаловал это решение и добился своего: в итоговом решении по делу размер взысканной суммы был уменьшен. При этом суд руководствовался положениями ГК РФ и договора страхования. Ведь по закону при суброгации к страховщику переходит только часть требования, имеющаяся у страхователя к причинителю вреда, равная по размеру страховому возмещению. Размер страхового возмещения, в свою очередь, должен определяться по правилам, установленным в договоре страхования. Суд указал: «если расчет выплаченного страхового возмещения производился по иным правилам, чем указано в договоре страхования, то при определении размера подлежащего удовлетворению требования страховщика к причинителю вреда из суммы, выплаченной страховщиком страхователю, исключается выплата, не предусмотренная договором». Из этого и был сделан вывод, что от причинителя вреда страховщик не вправе требовать сумму, которую он выплатил страхователю с нарушением условий договора страхования.

Когда причинители вреда, против которых страховые компании в порядке суброгации инициировали судебные дела, начинают вырабатывать тактику и стратегию своей защиты, допускается множество ошибок.

Вместо того чтобы сосредоточиться на изучении доказательств, представленных страховщиком, и проверить, все ли действия участников договора страхования выполнены в соответствии с законом и договором, ответчики выстраивают свою линию защиты так: мы несем ответственность только перед теми лицами, которым этот вред был причинен. В подобных случаях такие доводы для судей абсолютно несостоятельны.

На практике это выглядит, например, так: страховщик, выплативший страхователю возмещение его убытков, приобретает право суброгации и обращается в арбитраж с иском к контрагенту страхователя (перевозчику, подрядчику и пр.). Возражая против иска, ответчики часто указывают, что их договор перевозки, подряда и пр. предусматривает необходимость получения сторонами согласия на уступку прав требования третьим лицам. При этом ответчики особо подчеркивают, что такого согласия они не давали и давать не собираются. Но суд при вынесении решения должен будет руководствоваться п. 1 ст. 965 ГК РФ. Из него следует, что, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Положения гражданского законодательства о страховании позволяют исключить право страховщика по договору имущественного страхования (страхования предпринимательского риска) на суброгацию в случаях, когда это предусмотрено договором страхования. Но на практике в договорах страхования такие запреты обычно отсутствуют. Более того, в договорах и правилах страхования компаний отдельно и очень подробно прописываются права страховщиков на суброгацию и под угрозой отказа в страховой выплате регламентируются действия страхователя, которые тот обязан предпринять, чтобы страховщик смог реализовать это право. Кроме того, в ГК РФ прямо указано: «…страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования». А если страхователь (выгодоприобретатель) откажется от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или последний не сможет осуществить суброгацию по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховая компания освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части. Кроме того, в указанных случаях страховщик вправе потребовать от страхователя или выгодоприобретателя возврата всей выплаченной суммы страхового возмещения или ее части.

Обратите внимание, что по договору личного страхования суброгация не предусмотрена. Несмотря на это, случались обращения в судебные органы страховщиков, которые пытались взыскать деньги с причинителей вреда. Такие требования являются необоснованными.

 


1 Обычно это владелец либо арендатор товарного склада, предоставляющий услуги складского хранения третьим лицам. Возврат