Директор-Инфо №12'2004
Директор-Инфо №12'2004
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Как повлияет Страсбург на дело ЮКОСа?

Анатолий Панков

Михаил Ходорковский (заявление из СИЗО после решения Басманного суда Москвы оставить его под стражей)

В ходе судебного заседания представители Генеральной прокуратуры должны были в соответствии с законодательством предоставить неопровержимые доказательства… Тот факт, что судебное заседание проходило в закрытом режиме, свидетельствует о том, что подобными доказательствами Генеральная прокуратура не обладает или что доказательства, которые были предъявлены с ее стороны, не выдерживают никакой критики.

The Financial Times, Великобритания

Обращение в Страсбург было подготовлено и тайно отправлено несколько месяцев назад, но, по словам Роберта Амстердама, канадского адвоката господина Ходорковского, было принято только теперь. Господин Амстердам сообщил, что жалобы касаются незаконного ареста и содержания под стражей троих подозреваемых. Он назвал действия российских властей «пародией на юстицию».

Российская сторона утверждает, что все процессуальные нормы были соблюдены и что дела Ходорковского и Лебедева о мошенничестве и уклонении от налогов в размере 1 млрд. долл. ведутся с полным на то основанием, равно как и дело Пичугина о причастности к убийству. Однако многие склонны полагать, что это, скорее, политический процесс.

Принятое решение, возможно, усилит напряженность между Россией и Европой и вновь привлечет внимание к процессу, который ранее вызвал резкую критику администрации президента Путина со стороны мировой общественности, а также усилит озабоченность судьбой демократии, частной собственности и иностранных инвестиций в России. По словам канадского адвоката, его подзащитные не могут рассчитывать на справедливый суд в России. Так он прокомментировал решение Басманного суда Москвы, вынесенное 19 марта, о продлении срока содержания Ходорковского в СИЗО до мая 2004 года, несмотря на явное нарушение процессуальных норм.

Карина Москаленко, адвокат Ходорковского (Центр содействия Международной защите)

Я думаю, что эти дела имеют серьезный шанс на успех. Другое дело, что успех — это не значит, что Ходорковский будет освобожден по решению Страсбургского суда.

Какое решение может принять Европейский суд? Что человек является жертвой нарушения права, гарантированного пятой статьей Европейской Конвенции. Эта статья ведает законностью и обоснованностью содержания под стражей, непревышением разумного срока досудебного содержания под стражей и т.д. Конечно, послушное государство, уважающее эту процедуру, могло бы принять решение об освобождении лица. Но, как правило, рассмотрение этих вопросов происходит тогда, когда человек либо уже отбывает наказание, либо вообще освобожден.

Европейский суд совершенно не интересуется чьей бы то ни было виновностью. Он не разрешает вопросов по существу. Даже не переоценивает доказательства. Европейский суд отвечает только на один вопрос: не являлся ли тот или иной обвиняемый жертвой несправедливого судебного разбирательства. Здесь принципиально важно знать, что право на справедливое судебное разбирательство у человека возникает с самого начала, с момента привлечения его к уголовной ответственности. К сожалению, многие судебно­следственные работники этого не знают.

Я не отрицаю того, что, когда не вижу возможности решения вопроса в рамках своей судебной системы, помогаю своим заявителям обратиться в Европейский суд. Я вообще считаю, что тысячи обращений в Европейский суд — это свидетельство глубочайшего разочарования наших с вами сограждан в отечественной судебной системе.

Не надо переоценивать возможности Европейского суда, но не надо и недооценивать их. Решения Европейского суда создали и скорректировали уже не одну судебную или правовую систему не в одном государстве. Поэтому надо ими пользоваться.

Я понимаю, что это за дело, и, к сожалению, не верю в то, что судьба этого дела будет решаться в судебных залах.

Сергей Митрохин, заместитель председателя партии «Яблоко»

Даже сам факт принятия дела Лебедева–Ходорковского к судопроизводству в Страсбурге — серьезная победа его адвокатов вне зависимости от исхода дела. А если Европейский суд решит дело в пользу истцов еще до суда здесь, в России, то это может также повлиять на вынесение приговора российским судом. Если же это произойдет уже после судебных слушаний на родине обвиняемых, то решение Страсбургского суда пригодится защитникам Ходорковского для подачи апелляций в высшие российские судебные инстанции. В теории это может повлиять на приговор в пользу его смягчения.

Константин Косачев, председатель комитета по международным делам Госдумы РФ

Я надеюсь, что у судебных властей России хватит аргументов для того, чтобы доказать юридическую правоту своих действий, и имидж нашей страны не понесет ущерба.

Александр Добровинский, адвокат

Доказать нарушения, о которых говорят адвокаты, практически невозможно. Российская Генпрокуратура представит 150 бумаг, доказывающих, что Ходорковского должны были выкрасть из зала суда, поэтому суд был закрытым.

Дмитрий Бадовский, эксперт Института социальных систем МГУ

Подача жалобы в Страсбургский суд ускорит передачу дел Ходорковского, Лебедева и Пичугина в суд. Вынесение приговора снимет актуальность жалобы, ведь там в основном говорится о параметрах предварительного следствия. Скорее всего, адвокаты таким образом готовят почву для оспаривания дела по существу.

Николай Гагарин, адвокат

Россия обязана выполнять решения Страсбургского суда, потому что международные договоры являются частью ее национальной правовой системы. Если будет признано, что Россия не исполняет решений Страсбургского суда, последуют санкции — от штрафа в сотни тысяч евро до отказа России в международной правовой помощи.

Все может кончиться для нашей страны плачевно. Не будут выдавать преступников, не будут заключаться экономические соглашения, потому что российской судебной системе не будут доверять.

Алексей Макаркин, руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Это — жест отчаяния. В Страсбург у нас обращаются или грозят обращением тогда, когда понимают, что добиться справедливого решения в стране невозможно. Адвокаты прекрасно понимают, что страсбургская процедура длительная, года на три–четыре, и они специально хотят предать это дело международной огласке, чтобы повлиять на отечественных законодателей, а скорее — на власти России. Сомневаюсь, что демарш адвокатов ЮКОСа действительно заставит российскую власть смягчить свою позицию. Будет сделано все, чтобы иск скончался на этапе регистрации. Для этого будут представлены доказательства, что дело это сугубо экономическое, коммерческое и что к нарушению Конвенции о защите прав человека не относится.

Роберт Амстердам, адвокат Ходорковского

Очень важно иметь ясное представление о том, что данное дело не ограничится просто рамками судебного разбирательства. Мы будем апеллировать непосредственно к правительствам мира. Вокруг этого дела будет идти постоянная дискуссия, и рассмотрение в Европейском суде — лишь один из шагов в этом процессе.

Сергей Марков, председатель Национального гражданского совета по международным делам

Обращение в Европейский суд — это продолжение борьбы за власть между высшими государственными чиновниками в лице Кремля и крупными бизнесменами. Это — борьба за пути развития страны. Борьба за собственность. Обращение в Европейский суд — большая ошибка. Нынешняя российская власть не капитулирует. Их (юкосовцев) освободят, только если это решит сама российская власть, на ее условиях. И решение Европейского суда только затягивает борьбу за власть и поиск компромисса.

Использована информация сайтов: www.advokatrus.ru; www.gzt.ru; www.echo.msk.ru; www.inosmi.ru; www.ng.ru; www.psdp.ru.