Директор-Инфо №44'2003
Директор-Инфо №44'2003
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Бизнес и власть обязаны работать вместе

Анатолий Панков

Было много слухов о том, что В. Путин проигнорирует главное мероприятие предпринимательского союза, в который входит крупный бизнес и где М. Ходорковский — член бюро правления (он им остался и после съезда, что стало подтверждением принципа презумпции невиновности и солидарности с коллегой). Мудро поступили и в РСПП: в президиуме не было ни одного «олигарха», который мог бы вызвать раздражение президента, и ни в одном выступлении напрямую не упоминалось дело «ЮКОСа».

Аркадий Вольский, президент РСПП

Когда мы говорим о сотрудничестве бизнеса и власти, нужно четко понимать, во имя чего ставится этот вопрос. Было бы неправильным усматривать здесь только эгоистические мотивы, что бизнес хочет добиться от государства привилегий, а государство, напротив, хочет якобы приручить бизнес.

Вопрос стоит принципиально по-иному. Только власть и бизнес на всех уровнях, объединившие свои ресурсы и амбиции, способны вывести Россию на дорогу устойчивого развития, решить задачу социально-экономической модернизации общества. Для любого бизнеса сегодня важен ряд факторов. Стабильный и благоприятный характер законодательства. Налоговая система должна быть прогнозируемой и эволюционирующей в сторону снижения ставок. Другая непременная составляющая — это отказ от перманентного пересмотра концепции налоговой политики.

Необходима дальнейшая работа по дерегулированию, дебюрократизации экономики. Главным в этом вопросе должно быть не столько принятие новых нормативных документов, сколько неуклонное претворение в жизнь принципа снятия административных барьеров на пути предпринимательства.

Важно продолжить процесс равноудаленности бизнеса, который начался в 2000 г. Не должно быть каких-либо преимуществ для тех или иных предпринимательских структур. В этих целях РСПП еще 10 лет назад предлагал перейти на федеральную контрактную систему.

Ключевым вопросом общенационального масштаба продолжает оставаться создание государством такого климата, который обеспечил бы стабильный приток иностранного капитала и оптимальные условия для отечественных инвесторов. Инвестиционная привлекательность, в частности, связана с законодательным обеспечением прав собственности на земельные участки под промышленными объектами.

Чтобы создать нормальные инвестиционные условия, требуется независимая эффективная судебная система.

Необходим безусловный отказ от силовых мер при решении экономических задач. Это попытки использовать правоохранительные органы в конкурентной борьбе между хозяйствующими субъектами. Это применение силы во взаимоотношениях между государством и бизнесом. Здесь же хотелось бы коснуться процедуры банкротств, 88,7% которых инициировалось местными госструктурами. Однако при этом государству возвращается лишь 7 копеек с 1 рубля задолженности после продажи обанкротившегося предприятия. Тогда ради чего государство готово ежегодно уничтожать сотни, тысячи российских предприятий?

Следует продолжить показавшее свою эффективность сотрудничество власти и бизнеса по вопросу вступления России в ВТО. Здесь у государства и предпринимательского сообщества больше совпадения интересов.

Смешно утверждать, что рыночная экономика не нуждается в промышленной политике. Другое дело, что вкладывать в это понятие. РСПП с участием ведущих ученых разработал концепцию национальной промышленной политики как основополагающий документ, который закрепляет основные подходы, принципы, механизмы регулирования, обеспечивающие устойчивый рост промышленного производства. Ни о каком волевом перераспределении бюджетных средств в пользу той или иной отрасли или о государственной поддержке речи здесь не идет.

Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК «Система»

Промышленная политика призвана стимулировать создание национальных цепочек добавленной стоимости, работающих на подъем конкурентоспособности отечественной экономики. Ни одна уважающая себя компания сейчас не обходится без выделения в своей структуре подразделения, занятого определением приоритетных направлений развития бизнеса. Неужели на уровне государства от этого надо отказаться только потому, что это напоминает Госплан?

Александр Шохин, председатель наблюдательного совета ИК «Ренессанс Капитал»

Полтора месяца назад президент, выступая в Колумбийском университете, согласился с идеей экономической амнистии. Но очень трудно юридически точно и выверенно определить это понятие.

Наиболее простым и действенным может стать подход, связанный с тем, что за нарушение либеральных законов, принятых в последнее время, нужно строго наказывать, а нарушение законов, которые признаны законодателем и другими ветвями власти неразумными и отменены, не должно вызывать повышенной активности правоохранительных органов. Через закон это практически прописать нельзя. Поэтому обязательно нужны технология толкования высшими судами (Арбитражным и Верховным) и соответствующая правоприменительная практика.

Борис Алешин, заместитель председателя Правительства РФ

Главная цель административной реформы — оставить у государства те властные функции, которые позволят осуществить либерализацию экономики, поддержать бизнес. Передать ряд функций государства, которые уже плохо исполняются госструктурами, некоммерческим и саморегулируемым организациям. Передать часть контрольных функций и полномочий общественным, потребительским организациям, и др.

Сергей Борисов, руководитель общественной организации «ОПОРА РОССИИ»

Грустные цифры показывают итоги перерегистрации предприятий. Почти вдвое уменьшилось фактическое число индивидуальных предпринимателей. Примерно такая же картина среди малых предприятий: т.е. сегодня у нас не 7 млн. малых предприятий (с учетом ПБОЮЛ), как мы считали, а немногим более 3 млн. (в США их 23 млн.)

Наша ситуация — это бег с барьерами. «Одно окно» — это только первый барьер. Далее идет бюрократ от согласования, затем бюрократ от контроля, надзора и поборов, бюрократ от отчетности, бюрократ от наездов по заказу конкурентов… А тех, кто все же идет в бизнес, ожидают другие проблемы — непроизводственные издержки. Скоро мы будем уговаривать людей идти в бизнес.

Серьезным фактором, влияющим на такое положение дел, являются чиновники, принимающие решения. И если мы сегодня не подключимся к административной реформе, есть большая угроза чиновничьей мимикрии и приспособления к будущей схеме чиновничьего захвата.

Владимир Путин

Я позволю себе очень коротко отреагировать на некоторые вещи, которые прозвучали и которые я считаю важными.

Переоформление прав на земельные участки. Если это решение не принято, то срок будет перенесен на два года, об этом уже договорились. Больше того, продажу земельных участков под приватизированными предприятиями, по сути вторичную продажу, я считаю несправедливой.

Два очень важных системных вопроса: банкротство и промышленная политика.

Банкротство — не средство в конкурентной борьбе. Конечно, мы должны сделать все, чтобы этого не происходило. Но не в том дело, что за неэффективное предприятие государство получит 7 копеек. Дело в том, чтобы прекратить деятельность структуры, которая неэффективна, которая тянет вниз развитие региона и государства. У государства задача в связи с банкротством — не «грохнуть» предприятие, а найти новый путь развития.

Вопрос о промышленной политике сложный. Он постоянно дискутируется. Здесь коллега убеждал нас в том, что это необходимо. Но есть и мнение, согласно которому промышленная политика в наших сегодняшних условиях — не что иное, как лоббирование через государственные структуры интересов одних бизнесов в ущерб другим. И что в итоге все сводится к тому, кто и сколько даст денег. А решает это его королевское величество чиновник.

Еще один вопрос: «нельзя использовать государство в целом, правоохранительные органы в конкурентной борьбе». Естественно, нельзя. Ну а кто это делает? ... Конкуренты. То есть сам бизнес. Вообще, иногда у нас очень трудно понять, где заканчивается бизнес, а где начинается государство. И где заканчивается государство, а начинается бизнес. Задача такого разграничения носит фундаментальный, но перманентный характер практически для всех государств.

Но, естественно, в наших условиях, когда еще все только «на живую нитку» сделано, любое уголовное дело по бизнесу вызывает настороженность и тревогу. И я вас прекрасно понимаю. Потому что всегда возникает мысль: не будет ли поворота в прошлое? Не будет. Это невозможно.

Что касается дискуссии по конкретным уголовным делам, то нужно все-таки привыкать к определенной правовой культуре и не скатываться к внепроцессуальным решениям. Огульные обвинения в адрес правоохранительных органов порождают огульные обвинения в наш с вами адрес, в адрес бизнеса и государства — обвинения в коррупции. Если нам с вами что-то не нравится в деятельности правоохранительных органов, вызывает сомнения, нужно совершенствовать отдельные институты государства.

Бизнес и власть не только будут продолжать диалог друг с другом. Более того, они, на мой взгляд, обязаны вместе работать.