Директор-Инфо №38'2003
Директор-Инфо №38'2003
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




Любишь кататься: Предлагаем кайтинг .





 

Hyundai Motor Company: смещение акцентов

Олег Татарников

Суждение о корейских автомобилях как о технике недорогой, но ненадежной и недолговечной сегодня не соответствует истине. В корейской автопромышленности за последние годы произошли значительные изменения. Повысилось качество производства, пересмотрен и расширен модельный ряд, смещен акцент в сторону больших и комфортабельных автомобилей.

«Dиректор-инфо»: Мы хотим поздравить концерн Hyundai Motor Company (HMC) со значительными успехами на российском рынке, достигнутыми в этом году. Продажи Hyundai в России по сравнению с прошлым годом выросли более чем в 4 раза. Тем не менее наши покупатели недовольны. Они не могут приобрести, например, модели Elantra желаемых цветов: дилеры предлагают только серебряный либо черный. Да и сроки поставки колеблются от 1 до 3 месяцев. Еще острее ощущается нехватка моделей нижнего ценового сегмента — Accent и Getz. Как известно, эта тройка наиболее популярна: Accent — самая продаваемая модель Hyundai в России, затем следует компактная модель Getz, а потом Elantra. Чем Вы объясняете такие задержки в поставках и что предполагается сделать для увеличения ассортимента и продаж этих автомобилей?

Роман Хапаев: Рассмотрим, почему возникла проблема поставок конечному потребителю. Дело в том, что весь цикл от размещения производственного заказа до подготовки автомобиля для продажи занимает 4 месяца. Примерно 5–6 недель проходит от приема заказа до начала его исполнения, затем около 1,5 месяцев длится доставка, и 2–3 недели необходимо для того, чтобы выдать машины дилеру для реализации. Наибольшее время в этой цепочке занимает доставка. Сначала автомобили в среднем 45 дней транспортируются морем от Кореи до Германии, потом до Финляндии, а затем уже автовозами отправляются из Финляндии в Москву. После этого их нужно растаможить, доставить на склад, оформить и довезти до дилера. В итоге доставка занимает около 2-х месяцев. Прибавьте к этому еще 2 недели на таможенные процедуры и оформление документов.

В связи с таким длительным сроком производственного процесса нам необходимо угадать ситуацию на рынке минимум за 4 месяца. Размещая заказ, мы учитываем текущий спрос и ориентируемся на тенденции рынка. Но все меняется очень быстро, и никто не мог предположить такого резкого скачка спроса в этом году. Безусловно, мы стараемся держать примерно двухмесячный запас автомобилей на складе, но в 2003 г. спрос превысил все наши самые оптимистические прогнозы примерно в 1,5 раза. Складской запас упал до минимума. Теперь наша задача — вернуть его на нормальный уровень, ориентируясь уже на сегодняшнюю ситуацию. И эта проблема будет решена в ближайшее время.

Другой фактор, сильно повлиявший на сроки ожидания автомобилей, — забастовки на заводах HMC в Корее. Пока шли переговоры с проф-союзами, завод ничего не производил. После того как забастовка мирным путем закончилась, завод ушел в отпуск на две недели. Естественно, все это отразилось на поставках.

«D»: Не повлияет ли увеличение зарплат и другие льготы, полученные рабочими в результате забастовки, на повышение стоимости автомобилей?

Р.Х.: Нет. На ценах это никак не отразится. Сейчас завод наверстывает упущенное время двойными темпами, отгружая достаточно оперативно и много. Таким образом, к концу года ситуация, вероятно, нормализуется. Тогда сроки ожидания сократятся до минимума, и покупатель сможет выбирать автомобиль со склада.

«D»: Если сроки поставки сейчас так велики, нет ли возможности предусмотреть какие-то альтернативные пути доставки? Через Китай или по нашим железным дорогам?

Р.Х.: Дело в том, что производитель продает автомобиль на определенных условиях. И доставка — это часть комплекса торговых условий. Корпорация Hyundai владеет огромным парком судов, на которых перевозит автомобили. Им, естественно, выгоднее транспортировать грузы самим. К тому же наземный путь, который мы тоже анализировали, предполагает гораздо большие риски, а прохождение нескольких границ вызовет неизбежные задержки и не позволит существенно сократить срок поставки.

«D»: Любое ли количество автомобилей можно заказать за 4 месяца или их число ограничивается производителем?

Р.Х.: У производителя есть ограничения производственных мощностей по некоторым моделям (например, Getz). Но по дорогим и тем более представительским машинам никаких ограничений нет.

«D»: Что Вы скажете по поводу цветовой гаммы, которая не устраивает покупателей? Действительно ли существуют какие-то проблемы с цветом?

Р.Х.: С расцветкой, как таковой, проблем нет. Мы можем заказывать любую и, естественно, упор делаем на те цвета, которые наиболее востребованы рынком. Ведь спрос на цветовую гамму сильно подвержен моде. Если говорить о конце прошлого года и начале этого, то более модными считались серебристые модели, а доля остальных цветов была меньше. Но мы держим постоянную обратную связь с дилерами, которые слышат реакцию покупателей и сообщают нам, какие цвета им наиболее интересны. Соответственно меняется и производственный заказ. В этом году проходит мода на серебро, покупатели модели Getz хотят значительно большего разнообразия. К сожалению, такие машины мы получим опять же только через 4 месяца. В любом случае мы уже ушли от монотонности.

«D»: Имидж корейских автомобилей вообще и марки Hyundai в частнос-ти в России довольно низкий, хотя сегодня это совсем не оправдано. Во всем мире корейские марки завоевывают все большую популярность, а HMC входит в десятку ведущих мировых производителей. Так, например, недавно Sonata и Elantra получили максимальный балл и заняли верхние строчки рейтинга в США. Что Вы делаете для того, чтобы поднять имидж марки в России?

Р.Х.: Мы тратим на это много времени, сил и средств. Мы считаем, что в России невысокий имидж основывается на опыте покупателей автомобилей Daewoo (самая продаваемая иномарка в нашей стране — прим. ред.). Это дешевые машины (порядка 7 тыс. долл.), которые заняли определенную позицию на российском рынке на несколько лет раньше, чем марка Hyundai, и конкурируют с изделиями отечественного автопрома. И у клиентов за многие годы сложилось стойкое убеждение, что корейские модели — дешевые машины невысокого качества. Отчасти это относилось и к Hyundai, примерно до конца 90-х годов. С тех пор производитель кардинально пересмотрел свою стратегию и стандарты качества. Теперь это совсем другие автомобили, что уже признано во многих странах. И хотя массированные поставки Hyundai в Россию начались недавно, имидж, сложившийся за многие годы, был перенесен и на новую продукцию.

Мы пытаемся преодолеть такое отношение, в частности, за счет повышения требований к дилерам и установления единых дилерских стандартов. Первое, что видит покупатель, когда приходит за автомобилем, — это салон дилера. Поэтому уровень дилерского центра автоматически переносится и на товар. Итак, вводятся высокие корпоративные стандарты, начиная от оформления салона и заканчивая перечнем и стоимостью услуг, которые предоставляет дилер. Где бы сегодня ни зашел покупатель в дилерский центр — в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже и т.д., он должен увидеть одинаковое качество и салона, и сервисной станции, и, конечно, уровня сервиса.

«D»: Лидером продаж в России по-прежнему остается Hyundai Accent сборки таганрогского автомобильного завода. Доля модели составила около половины в общем объеме продаж. Какие у вас отношения с заводом в Таганроге? Правда ли, что там уже монтируется вторая линия под выпуск Hyundai Sonata? Когда планируется начать выпуск этого автомобиля в России?

Р.Х.: Хотя многие наши дилеры продают и импортные автомобили Hyundai, и Accent российской сборки, тесных взаимоотношений с Таганрогом у нас нет. Мы предпринимали попытки начать сотрудничество, но пока не нашлось экономических оснований для этого, и таганрожцы продают машины через собственную дилерскую сеть. Причем у нас принципиально разные подходы как к построению дилерской сети, так и к ее стандартам. Действительно, существуют планы выпуска модели Sonata в Таганроге после снятия ее с производства в Корее.

«D»: Hyundai Sonata — уникальный корейский автомобиль, в том смысле, что это единственная из всех машин производства Южной Кореи, которая смогла добиться выдающихся результатов еще тогда, когда о корейском автопроме у нас никто ничего толком не знал. Репутация большого, надежного, неприхотливого и при этом относительно недорогого автомобиля помогла модели стать одной из наиболее популярных в свое время, даже несмотря на то, что в гамме Hyundai уже тогда были значительно более дешевые малолитражки. Поэтому у этой модели в России сформировался свой особый круг потребителей. Они интересуются, почему у нас нет «Сонат» с мощными двигателями? Некоторые даже выдвигают предположение, что это «рыночная договоренность» с Mitsubishi, которая всегда сотрудничала с Hyundai. Что Вы на это скажете?

Р.Х.: Такие подозрения неоправданы. Просто автомобили этого класса с более мощным двигателем не востребованы на российском рынке. Например, у Mitsubishi Galant на оте-чественном рынке тоже двигатели только 2 и 2,5 л. Также и по другим маркам, возможно, за исключением Тойота Камри, поставляемой с двигателем 3,0 л. Sonata 2,7 л мы исключили из модельного ряда только потому, что продажи были минимальны и машины застаивались на складах дилеров.

«D»: Можно ли получить такой автомобиль по индивидуальному заказу?

Р.Х.: Индивидуальный заказ у нас распространяется только на дорогие модели, а Sonata таковой не является. Это все-таки массовый вариант, а для таких машин мы создаем комплектации, которые лучше востребованы на рынке и хорошо реализуются. И, наоборот, если они не продаются, то мы убираем автомобили из модельного ряда.

«D»: Когда выйдет новая Sonata?

Р.Х.: Собственно, вскоре ей на смену придет принципиально другой автомобиль того же класса. У него будет даже другое название. А пока что у этой машины есть только внутренний код. Скорее всего, модель покажут в будущем году в августе на московском автосалоне, и тогда же начнется ее массовое производство. Однако в продажу она поступит либо в конце 2004 г., либо даже в начале 2005 г., потому что физически эти машины попадут к нам только через те же 4–6 месяцев, о которых сказано выше. Название новой модели будет известно примерно за полгода до ее производства.

«D»: Какие новые автомобили, кроме вышеупомянутого, появятся в будущем году?

Р.Х.: В будущем году появится еще один внедорожник, его название пока неизвестно. Продажи планируется начать во втором полугодии 2004 г. Внедорожник будет сделан на платформе Элантры и попадает в сегмент Honda H-RV, Mitsubishi Pinin и т.д. Его намечается оснастить двигателями 2 и 2,7 л, но стоить он будет дешевле, чем Santa-Fe.

«D»: Есть ли разница в сроках появления новой модели на внутреннем и внешнем рынках? Как известно, для японских автомобилей эта разница порой составляет полгода или даже год.

Р.Х.: Нет, наши автомобили появляются одновременно (с учетом сроков поставки, естественно). Разница может быть только в комплектациях и, возможно, в названиях для различных региональных рынков. Так, например, на внутреннем рынке Getz именуется Click, а Elantra — Avanta. Хотя принципиально сами машины те же самые.

«D»: Проясните ситуацию с поставками запчастей на российский рынок. Будет ли изменение политики (организация централизованного склада) и монополизация поставок через Карнэт-2000?

Р.Х.: У нас уже есть такой центральный склад, и размеры его стремительно растут. Централизованные поставки через Карнэт-2000 начались буквально с января этого года. На импортные автомобили система дистрибуции изменена, и если раньше существовали импортеры, которые независимо закупали запчасти, то сейчас от этой системы отказались, и Карнэт-2000 — единственный официальный импортер. Вся дилерская сеть закупает запчасти только через нас, а то, что продается помимо, это остатки, принадлежащие тем импортерам, которые занимались этим ранее.

«D»: Готовит ли компания какие-то специальные программы для покупателей?

Р.Х.: Такие программы обычно готовятся под смену модели или года производства. Для повышения интереса к марке мы планируем массовые тест-драйвы, скорее всего, весной следующего года (март–апрель). Также предусмотрены специальные мероприятия HMC, приуроченные к чемпионату Европы по футболу 2004 г. (лотереи, розыгрыши билетов на чемпионат и т.п.). Программа будет объявлена ближе к концу года. Спорт, ралли — это приоритетные сферы PR-деятельности HMC на ближайшие годы.

«D»: Насколько перспективны представленные в России системы кредитования при продаже автомобилей? Ведет ли компания какие-то работы в этой области с целью увеличить продажи?

Р.Х.: Мы проводим переговоры с банками и страховыми компаниями, хотим сделать существующие кредитные программы более интересными для покупателей, планируем развернуть их на региональный уровень. Сейчас часть дилеров использует кредитные программы Райффайзенбанка, но в принципе у клиента должен быть выбор. Если посмотреть на условия и процедуры оформления, которые предлагают разные банки, то виден довольно большой разброс. Тот же Райффайзенбанк требует порядка 10 документов для того, чтобы принять решение о возможности предоставить кредит, а кто-то ожидает 4–5–6 документов, что значительно упрощает процедуру. Что касается ставок по кредиту (основного инструмента конкурентной борьбы между банками), то в основном это 9%.

«D»: Сама компания может как-то повлиять на ставку?

Р.Х.: Может, если является партнером конкретного банка и сотрудничество происходит не только по кредитной программе для розничных покупателей, но и по дистрибуции. Этот вопрос гораздо легче обсуждать в комплексе. Я думаю, что программы, которые предлагает Hyundai, не будут отличаться от тех, которые предлагают Ford, Mitsubishi, Nissan и т.д. Естественно, мы станем стремиться предлагать наиболее интересные условия.

«D»: Поговорим о машинах высшего класса. Как обстоит дело с Hyundai XG и можно ли на российском рынке получить солидный корейский автомобиль представительского класса?

Р.Х.: XG мы продаем постоянно. Продажи хотя и небольшие, но стабильные. Связано это опять же с тем невысоким имиджем, который закрепился за корейскими автомобилями и над изменением которого нам нужно еще поработать. Но в этом году марка стала гораздо более узнаваемой, и продажи повысились. Так, если еще в прошлом году на автосалоне в Москве посетители спрашивали, что это за марка, то сейчас они целенаправленно шли к нашему стенду и интересовались конкретными моделями, хотели посмотреть на новую Elantra, Getz и т.д. Но марка еще не настолько популярна, как другие автомобильные брэнды, и пока не может привлечь большое количество солидных покупателей. Тем не менее мы всегда имеем такие машины либо на складе, либо у дилера, либо в транзите, поэтому дефицита XG у нас нет.

«D»: Hyundai XG, который продается на российском рынке, это, скорее, удлиненная Sonata и по классу ближе к Audi A6, Mersedes E-класса. А, как известно, в гамме автомобилей компании имеется и большой комфортабельный люксовый седан Centennial, который реализуется на азиатских рынках как Hyun-dai Equus. Однако в России такие машины почему-то не представлены. Можно ли в ближайшем будущем ожидать появления на нашем рынке таких седанов высшего класса?

Р.Х.: Что касается Centennial, то один экземпляр, который сертифицирован и поставлен официально, мы можем увидеть прямо под окнами. Он оформлен как служебный автомобиль вице-президента компании «Рольф». Сейчас мы заказываем еще одну машину для конкретного клиента. Эти автомобили комплектуются индивидуально в соответствии с требованиями покупателя.

«D»: Понятно, что подобные машины покупаются по индивидуальному заказу и их продвижение на рынке должно отличаться от автомобилей средних классов. Как вы продвигаете такие машины?

Р.Х.: Машины высшего класса мы начнем рекламировать буквально с октября сего года. Некоторые автомобильные издания хотят взять у нас XG на тест-драйв. Соответственно, до конца года мы заявим об этой машине и ожидаем подъема интереса, а следовательно, и роста продаж. Что касается Centennial, то это по-прежнему все-таки штучный товар. Но как только реализация XG наладится, мы займемся и им. Информация об этом автомобиле будет у дилеров. У нас есть официальный прайс-лист, единый для всех дилерских центров, и там есть Centennial. В нем описаны две комплектации, которые можно заказать (с двигателями 3,5 л и 4,5 л лимузин) и дополнить опциями по выбору клиента. В принципе в этой машине учтено все, что только можно пожелать, но бывают и специфические требования, например добавить салонный телевизор и холодильник.

«D»: Не так давно компания HMC заключила «стратегический союз» с концерном DaimlerChrysler. Как развивается это сотрудничество и можно ли в связи с этим ожидать появления дизельных двигателей на седанах класса Sonata и Elantra?

Р.Х.: Действительно, 19 марта подписано новое соглашение о сотрудничестве между Hyundai Motor Company (HMC), Hyundai Mobis (HM) и Mitsubishi Motors Corp.(MMC) в области закупки комплектующих и разработки новых двигателей. Этот альянс пришел на смену тому, который был подписан 20 лет назад между MMC и HMC. И один из проектов — разработка нового поколения дизельных двигателей.

«D»: Объединение Hyundai-Kia не только лидер корейского автопрома, но и мощный игрок на мировой арене. По итогам прошлого года (продано 2,5 млн. машин) холдинг Hyundai-Kia находится на 9-м месте. А на последнем мотор-шоу в Сеуле была объявлена дата вхождения в первую пятерку — 2008 г. Насколько реально в этом смысле обогнать представителей японского и немецкого автопрома?

Р.Х.: Возросшее качество, имидж и высокотехнологичное современное производство на заводах Hyundai дают все основания полагать, что эти надежды небезосновательны.