Директор-Инфо №11'2003
Директор-Инфо №11'2003
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор




.





 

Война в Ираке и мир финансов

Андрей Лусников

Мир изменился: началась война. Многие предрекают, что она станет то ли прологом, то ли началом нового глобального передела. Немало и тех, кто полагает, что вторжение американской армии в Ирак — важное, но проходное событие для мировой экономической жизни, такое, как, например, бомбежки Югославии в 1999 г. Но на это вряд ли стоит рассчитывать: тенденции, наглядно проявившиеся уже в то время, когда рушились башни Всемирного торгового центра, набрали силу, и процесс так просто не завершится. Оставляя, по возможности, за пределами анализа политическую составляющую новой реальности, постараемся сосредоточиться на тех финансово-экономических тенденциях, которые сейчас нарождаются и набирают силу. Верное представление о том, к чему может привести их развитие (в том числе в проекции на российскую финансовую систему), способно уберечь от неверных решений в области бизнеса и инвестирования.

Нынешняя геополитическая ситуация характерна тем, что Америка очень много поставила на карту: лидирующие позиции, которые ей удалось занять в предшествующие полтора десятилетия, атакованы с двух сторон. С одной стороны, США перестают быть единственным экономическим лидером — их теснит объединенная Европа, претендующая на роль альтернативного центра экономической и валютной силы. С другой — ведущие позиции Америки в политическом плане также поставлены под сомнение. Тот факт, что Совет безопасности ООН не одобрил военную операцию, показывает, что американцы (как и их немногочисленные и, за исключением Великобритании, не играющие самостоятельной роли союзники) берут на себя ответственность за последствия. Сейчас наиболее важно понять, что произойдет в ближайшие месяцы, к чему необходимо приготовиться в случае того или иного развития событий.

Варианты

После первых дней войны стало очевидно, что несколькими сутками дело не ограничится: война будет затяжной, потери значительными. В ближайшей перспективе возможно лишь два сценария развития событий. Первый — военное и технологическое превосходство США выльется в достижение так называемой «победы»: из Багдада будет изгнан Саддам Хусейн, американцы найдут и уничтожат объекты, обозначенные как центры производства оружия массового поражения. Ирак займут войска коалиции, которые обещают гарантировать порядок и восстановление страны… Именно на такой вариант и ориентируются финансовые рынки образца последних дней марта 2003 г.

Второй вариант с точки зрения рынков намного менее реальный: война превратится в затяжную и кровопролитную; Америка понесет огромные потери и будет вынуждена корректировать цели военной операции, а возможно, даже отступить, не добившись свержения лидеров Ирака.

Доллар и евро

Главное мерило успеха или неуспеха США на мировой арене и в иракском конфликте — курс американского доллара по отношению к евро. В течение 2002 г. евро укрепился к доллару на 17–18%. Но в этом снижении назревающее геополитическое противостояние играло лишь ограниченную роль. Более важным фактором были экономические сложности в мире, а именно замедление темпов роста мировой экономики.

В первые три месяца 2003 г. курс доллара приостановил падение по отношению к другим ведущим мировым валютам, стабилизировавшись в первые дни войны в диапазоне 1 долл. 5–7 центов за 1 евро. Военные трудности, безусловно, могут привести к новой волне снижения доллара по отношению к европейской валюте. Многие аналитики пророчат, что евро при определенных условиях способен подорожать до 1 долл. 15 центов и даже выше.

Но при нынешней расстановке сил в мире такое развитие событий неопасно для США. Дело в том, что курсом управляет множество факторов. Однако важнейший из них — степень экономического доминирования страны (региона)–эмитента валюты. Излишнее укрепление евро по отношению к доллару ляжет тяжким грузом на европейскую экономику, приведет к углублению ее стагнации. Темпы роста в Еврозоне составляют около 1% в год (это очень мало), а повышение курса евро при одновременном сохранении привязки (жесткой или мягкой) к доллару валют подавляющего числа регионов (большинства восточноазиатских государств во главе с Китаем, стран Ближнего Востока, Латинской Америки, России и др.) резко сократит конкурентоспособность европейских товаров на мировых рынках. Отчасти мы уже наблюдаем этот феномен: в Москве стоимость автомобилей большинства европейских производителей быстро растет. Что в свою очередь приводит к сокращению продаж — потребители присматриваются к авто из Японии и Кореи.

Пользуясь таким положением вещей, Америка, казалось бы, готова спокойно наблюдать рост евро. Но новая геополитическая реальность может качественно изменить ситуацию: если развитие событий пойдет по второму, неблагоприятному для США варианту, мировое общественное мнение будет подталкивать правительства различных стран к отказу от доминирующей роли доллара в резервах и расчетах. В частности, огромное значение для Америки имеет позиция стран Ближнего Востока и Восточной Азии. Пока они остаются твердыми приверженцами доллара, но в случае реализации второго сценария могут сменить валютную политику. Процессы, ожидающие нас в этом случае, будут весьма серьезными.

Последствия

Вернемся к рассмотрению вариантов развития событий в Ираке. В первом случае (успех США) контуры нового мирового порядка вряд ли будут сильно отличаться от нынешних. Курс евро, вероятно, сохранится на текущем уровне, возможны даже попытки небольшого роста. Однако этого постараются не допустить сами ответственные чиновники Еврозоны. Причины: равновесный с экономической точки зрения курс евро находится около паритета с долларом; завышенный курс евро не позволит устойчиво развиваться экономикам европейских стран. Таким образом, данный вариант сохраняет доминирование США и американского доллара на мировом рынке, а перспективы евро как мировой валюты будут ограниченными еще многие годы. Курс евро начнет сильно колебаться по отношению к доллару, и эти изменения будут тяготеть к паритету 1 доллар = 1 евро как долгосрочной точке равновесия. При этом большинство инвесторов станут в первую очередь ориентироваться на американскую валюту. Золото при таком развитии событий сохранит долгосрочную нисходящую динамику, постепенно возвращаясь к уровню 2000–2001 гг. (250–300 долл. за тройскую унцию).

Второй вариант (гораздо менее вероятный) более жесток и труднопредсказуем. Ослабление США и тот факт, что Европа дистанцируется от американских проблем, могут способствовать дальнейшему росту мирового напряжения, в том числе и существенному оттоку капитала с рынков США. Тенденция к заметному снижению курса доллара, которое может произойти в ходе реализации подобного сценария, будет, в отличие от первого варианта, весьма устойчивой. Евро способен вырасти к концу 2003 г. до 1 долл. 15–20 центов и даже выше. При этом подъем может продлиться вплоть до 2004 г. — года, когда в США в результате выборов, вполне вероятно, сменится администрация и, соответственно, может быть скорректирован внешнеполитический курс. Наступит новый этап роста цен на золото, которые в итоге превысят 400 долл. за тройскую унцию. Если такой сценарий развития событий станет реальностью, переориентация мировых валютных потоков на евро пойдет ускоренными темпами, а это означает, что замещение долларов на евро продолжится и в России. Однако подобный вариант сулит мировым финансам гораздо меньшую стабильность, чем первый: Европа не готова нести бремя глобального лидерства, а потому мировая финансовая система надолго утратит четкие ориентиры.

Российские проекции: валюта плюс нефть?

Что рассмотренные варианты сулят России? И в том, и другом случае у отечественных финансов и бизнеса будет достаточно времени, чтобы выработать оптимальную стратегию. При развитии первого сценария необходимо готовиться к постепенному снижению стоимости нефти — и хорошо, если до 18–20 долл./баррель, а не ниже. Соответственно, восстановится тенденция к плавной девальвации рубля теми же темпами, что и в период 2000–2002 гг. Далее все определит успешность действий властей: если удастся обеспечить контролируемый рост внутреннего спроса в сочетании с общим экономическим подъемом, кризиса, подобного 1998 г., удастся избежать. Если же прекращение нефтяных сверхдоходов не будет компенсировано должным образом, кризис неминуем. Но это станет нашим валютным кризисом — при сохранении доминирующей роли США.

Второй, маловероятный (но принимаемый в расчет) вариант на короткое время (год–два) будет способствовать консервации нынешней структуры российской экономики: дорогая нефть станет препятствовать дальнейшему развитию импортозамещения (например, производству хороших автомобилей), а политические риски отвлекут внимание властей от серьезных экономических реформ. Очевидно, продолжится переток сбережений из долларов: отчасти в евро, отчасти в рубли. Возможно, стране придется направлять на потребности внешней политики гораздо больше средств, чем сейчас. Этот вариант предполагает усиление роли крупного бизнеса, который, вероятно, и поможет стране достойно позиционироваться в новой мировой экономике.