Директор-Инфо №14'2002
Директор-Инфо №14'2002
Поиск в архиве изданий
Разделы
О нас
Свежий номер
Наша аудитория
Реклама в журнале
Архив
Предложить тему
Рубрикатор








 

Герман ГРЕФ: «Россия не будет изолированным островом в океане глобальных процессов»

«D»: Как идет процесс присоединения России ко Всемирной торговой организации?

Герман Греф: Сейчас Правительство ведет достаточно интенсивные переговоры по условиям присоединения. Еще раз хочу уточнить — сегодня можно говорить не об ускоренном присоединении к ВТО в ближайшее время, а об очень интенсивном темпе переговорного процесса по выработке условий присоединения. Почему вхождение в эту организацию необходимо для нашей страны?

В международной экономике, международной торговле, мировом разделении труда происходят сложные процессы глобализации, специализации и регионализации товарного производства и рынка услуг. Все более очевидной становится тенденция концентрации производства услуг в развитых экономиках и переноса товарного производства в страны, где оно наиболее оптимально с точки зрения текущих требований национальных законодательств, стоимости рабочей силы и других благоприятных для товарного производства факторов. Правила мировой торговли глобализируются.

В формировании этих правил активно участвуют 144 страны, объединенные в ВТО. На их долю приходится свыше 97% мирового торгового оборота. Таким образом, правила ВТО не регулируют лишь 3% мировой торговли, из которых 1,1% приходится на Российскую Федерацию.

Можно не вступать в ВТО и попытаться выстроить российскую торговую систему и экономику как некий изолированный остров в океане глобальных процессов, происходящих в мире. Можно попытаться сформировать региональный рынок со странами–нечленами ВТО, допустим, с участниками ЕвроАзЭС, хотя и там уже есть «раскольник» — Киргизия недавно вступила в ВТО. Однако следует иметь в виду: на сегодняшний день три четверти российского товарооборота составляет доля стран–членов ВТО. На страны СНГ–нечлены ВТО, если исключить Молдавию, также вступившую в эту организацию, и Киргизию, приходится 15% нашего торгового оборота.

Если мы понимаем, что не в состоянии выстроить свой локальный или региональный торговый рынок (во всяком случае, на данный момент это невозможно), значит, нужно говорить о присоединении к ВТО. Одно из двух: либо мы играем на чужом поле по чужим правилам, не участвуя в выработке правил международной торговли, в регулировании этого рынка. Либо пытаемся попасть в состав этого клуба и стараемся донести до наших партнеров особенности российской экономики, ее структуры, отстаиваем национальные интересы при установлении правил мировой торговли.

В какие сроки и на каких условиях? Это действительно серьезный вопрос, который является дебатируемым, в том числе и на заседаниях Правительства. На какой стадии переговорного процесса мы находимся? На данный момент мы ведем переговоры одновременно более чем с 60 странами–членами рабочей группы по присоединению России к ВТО.

«D»: Какие положительные последствия для российского бизнеса будет иметь присоединение России к ВТО? Повлечет ли это за собой радикальные изменения во внешнеторговой политике России?

Г.Г.: Говоря о процессе глобализации, принято выделять четыре основные сферы: перемещение рабочей силы — так называемый рынок труда; перемещение капитала; предоставление и перемещение услуг; перемещение товаров. Иногда отдельно отграничивают еще и пятое направление — так называемые системные вопросы, которые затрагивают правила регулирования, условия доступа, условия предоставления субсидий со стороны государства и т.д.

Если говорить об этих сферах, чем чревато для России присоединение к ВТО и каковы действия Правительства по данным направлениям?

Открытие рынка труда. На нынешнем этапе данный вопрос не является предметом переговоров в рамках ВТО. В основном эта тема обсуждается при создании локальных, межстрановых союзов, таких как ЕС, Панамериканская группа и т.д.

Сегодня дискуссионной является проблема так называемого социального демпинга. Имеется в виду, что в расчеты при антидемпинговых процедурах в качестве социальной субсидии могла бы быть заложена разница между странами в оплате труда работников. Понятно, что для нас это очень болезненная мера. Это одна из причин, по которой мы заинтересованы участвовать в новом раунде переговоров как члены ВТО, чтобы отстаивать свои интересы.

Либерализация рынка перемещения капиталов. На наш взгляд, эта проблема для России не критичная, не очень острая, так же как и проблема открытия рынка услуг.

Что имеется в виду? Какие секторы традиционно называют «чувствительными»? В первую очередь банковских услуг, услуг в области телекоммуникаций и связи, страховых услуг. Насколько мы можем их открыть? В нашей переговорной концепции сформулирована очень жесткая позиция. Мы предлагаем такие ограничения для иностранцев, которых в российском законодательстве нет и никогда прежде не было. Например, ограничение участия в уставном капитале финансовых организаций (не более 15% и через пять лет — не более 30%).

Перемещение товаров и товарного производства. Безусловно, это часть, наиболее нас волнующая. Здесь мы должны сделать все возможное, чтобы при вступлении России в ВТО максимально учитывалась сложившаяся в стране структура промышленного и товарного производства.

На заседаниях Правительства вопросы, связанные с вступлением в ВТО, детально обсуждаются. Выделены отрасли, ключевые с точки зрения необходимости их подготовки к международной конкуренции. Это ОПК, сельское хозяйство, автомобильная, авиационная промышленность, металлургия.

«D»: Какие изначальные подходы сформулировало правительство для переговорщиков при формировании нашего предложения странам–членам ВТО?

Г.Г.: Один из первых принципов — неухудшение той ситуации, которая сложилась к настоящему времени. По всем позициям защитные меры, обозначенные в нашем предложении, соответствуют либо превышают те уровни импортных таможенных тарифов, которые имеются на сегодняшний день. Причем сохраняются экспортные таможенные тарифы, что для участников ВТО — нонсенс, т.к. во многих странах экспорт субсидируется. У нас же количество позиций, по которым взимаются экспортные пошлины, превышает 200. По некоторым из них это объясняется сложившейся структурой экономики (в первую очередь речь идет об углеводородном сырье). По ряду позиций, прежде всего связанных с производствами, где степень добавленной стоимости высока, мы постепенно уходим от экспортных тарифов.

В принципе применение экспортных пошлин правила ВТО не регулируют. Однако некоторые страны, с которыми мы сейчас ведем переговоры, говорят нам о необходимости отмены экспортных пошлин, в первую очередь на энергоносители, и выравнивания внутреннего и внешнего тарифов. Это замечание мы сразу же выводим за рамки переговорного процесса, поскольку такой подход для нас неприемлем в силу сложившейся структуры товарного производства: для адаптации российской экономики к новым условиям потребуется не менее 10–15 лет.

Очевидно, что в чем-то в переговорах нам придется уступить. Но напомню: в рамках ВТО есть так называемые имплементационные — переходные — сроки (в среднем до 5 лет). Речь идет о том, что мы берем на себя обязательства по так называемому первоначальному уровню связывания после вступления в ВТО (т.е. уровню тарифов сразу же после вступления в ВТО), а также по окончательному уровню связывания, т.е. тому, к чему мы должны привести тарифную защиту после окончания имплементационного срока. И сроки, и первоначальный и конечный уровни связывания тарифов являются предметом обсуждения в ходе наших переговоров по ВТО.

В рамках ВТО существует также правило присоединения к так называемым необязательным соглашениям: мы называем это правилом «ВТО плюс». Это, когда, например, к Российской Федерации предъявляются требования, которые не предъявлялись прежде к другим странам, в том числе соглашения по гражданской авиации. Мы говорим, что данные отрасли чрезвычайно чувствительны для развития российской экономики, и к таким соглашениям сейчас мы присоединяться не будем.

Правительство разработало комплекс мер по авиационной промышленности, что, кстати, нашло отражение в бюджете текущего года. В течение 2002 г. в эту отрасль впервые будет проинвестировано только государственных средств на сумму свыше 6 млрд. руб. Будут созданы механизмы лизинга, проведена реструктуризация и т.д.

В 2001 г. утверждены программы реструктуризации ОПК, сельскохозяйственного сектора. В этом году правительство рассмотрит меры по оздоровлению таких секторов, как автомобильная промышленность, лесная, перерабатывающая промышленность в лесном секторе. Собственно говоря, эти меры будут связаны в том числе и с их протекционистской защитой, и с созданием механизмов кредитования, субсидирования кредитных ставок. Все это нужно для того, чтобы максимально быстро подготовить эти отрасли к международной конкуренции.

«D»: Каковы результаты заседания рабочей группы по присоединению к ВТО, на которой рассматривались вопросы по организации доступа на российские рынки компаний, оказывающих финансовые, телекоммуникационные, транспортные и другие услуги?

Г.Г.: На заседании рабочей группы в январе этого года принято решение о начале работы над проектом Доклада рабочей группы. Это документ, где будут отражены все обязательства, которые возьмет на себя Россия при присоединении. Можно сказать, что это завершающая стадия переговорного процесса. Но по опыту присоединения других стран можно утверждать, что это самый трудный, ответственный и, может быть, самый продолжительный период. Чем больше страна и чем сильнее развита у нее экономика и промышленность, тем дольше может быть этот процесс. Это связано с тем, что большее количество предприятий, отраслей промышленности необходимо защищать.

В целом мы отмечаем значительный качественный сдвиг в переговорном процессе и переход большинства партнеров по переговорам к обсуждению конкретных коммерческих интересов. Что касается тех секторов услуг, о которых вы упомянули, то здесь у нас пока еще существуют значительные разногласия.

«D»: Какие изменения во внешнеторговых отношениях России со странами Европейских сообществ вызвал переход государств Европы на единую валюту?

Г.Г.: Сегодня на долю ЕС приходится порядка 37% внешнеторгового оборота России. Политика Правительства в отношении европейской валюты определена в «Стратегии развития отношений Российской Федерации с Европейскими сообществами на среднесрочную перспективу 2000–2010 гг.». Она предполагает создание условий для более широкого использования евро во внешнеторговой деятельности российских предприятий и банков, дальнейшего увеличения объема операций с евро на внутреннем финансовом рынке России.

С переходом стран Европы на единую валюту российские внешнеторговые предприятия получили ряд преимуществ. Например, евро позволяет российским компаниям–импортерам сравнивать цены, предлагаемые поставщиками в разных странах валютного союза и отбирать наиболее конкурентоспособные варианты. Кроме того, облегчилась работа и по встречным поставкам, поскольку исчисление экспорта и импорта в единой валюте помогает избежать дополнительной калькуляции и возможных потерь из-за курсовых колебаний. Евро стал полноправной валютой осуществления платежей по внешнеторговым контрактам.

Кроме того, предприятия и компании, имеющие широкие связи в Европе, выиграли от снижения издержек конвертации при ведении операций в единой валюте.

D: «Какую стратегию развития компании необходимо избрать директору компании для того, чтобы его предприятие вышло на зарубежные рынки и успешно конкурировало на них со своей продукцией, а также смогло привлечь внимание иностранных инвесторов?

Г.Г.: Прежде всего российским предприятиям уже сейчас необходимо готовиться к возрастанию внешней конкуренции, с которой экономика России столкнется уже в ближайшей перспективе.

Ситуация, когда российские компании продолжают работать во многом в тепличных условиях, обеспечиваемых валютной политикой и сохранением косвенных субсидий, не будет продолжаться бесконечно. И дело тут не только во вступлении России в ВТО: ликвидация косвенных субсидий и приведение валютного курса в соответствие с экономическими реальностями  абсолютно неизбежны. Хотя это долгий процесс, российские компании должны к этому заблаговременно готовиться, вводя программы энергосбережения, проводя структурную перестройку, закрывая неконкурентоспособные производства и развивая конкурентные.

Что касается привлечения иностранных инвестиций, то основным инструментом государственной инвестиционной политики должны стать всевозможные льготы, квоты, тарифы и другие отдельные соглашения. Реализовывать эту новую политику предстоит Государственному инвестиционному агентству — новому органу в подчинении МЭРТ. Именно оно должно сыграть ведущую роль в привлечении новых инвестиций из-за рубежа. Свою консультационную деятельность оно осуществляет бесплатно для иностранных инвесторов и на коммерческой основе — для российских предприятий.

В ходе недавней встречи с президентом World Bank (WB) Джеймсом Вулфенсоном была достигнута договоренность: Министерство экономического развития и торговли и Всемирный банк (WB) будут проводить совместный ежеквартальный мониторинг портфеля проектов WB в России по ряду программ с государственными гарантиями, по подготовке аналитических докладов и обзоров, а также по реализации инвестиционных проектов.

Греф Герман Оскарович

Родился 08.02.1964 г.

В 1990 г. окончил юридический факультет Омского государственного университета по специальности «правоведение».

1990 — преподаватель юридического факультета Омского государственного университета.

1990–1993 — аспирант юридического факультета Ленинградского университета.

1991–1992 — юрисконсульт Комитета экономического развития и имущества администрации Петродворца, г. Санкт-Петербург.

1992–1992 — начальник Петродворцового районного агентства Комитета по управлению имуществом администрации г. Санкт-Петербурга.

1992–1994 — председатель Комитета по управлению имуществом — заместитель главы администрации Петродворцового района, г. Санкт-Петербург.

1994–1997 — заместитель председателя–директор Департамента недвижимого имущества, первый заместитель председателя Комитета по управлению городским имуществом администрации г. Санкт-Петербурга.

1997–1998 — вице-губернатор — председатель Комитета по управлению городским имуществом администрации г. Санкт-Петербурга.

1998–1998 — член коллегии Министерства государственного имущества Российской Федерации.

1998–2000 — первый заместитель Министра государственного имущества Российской Федерации.

1999 — член коллегии Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, руководитель Центра стратегических разработок.

2000 — Министр экономического развития и торговли Российской Федерации, Председатель Совета Фонда «Центр стратегических разработок».